15 октября 2019 17:41
фото: Вера Гараева

Сработали как надо

Своевременно заметив неисправность в движущемся составе, Александр Самарин предотвратил чрезвычайное происшествие

На станции Родяково из-за задымления в хвостовой части остановлен грузовой поезд. Произошло это 22 августа в 12 часов 20 минут. Сообщение о задымлении поступило от контролёра состояния железнодорожного пути ПЧ Арзамас Александра Самарина.  

Причину задымления установили при осмотре вагонники: у восьмого с хвоста вагона держал тормоз. Устранить неисправность на месте удалось, перекрыв разобщительный кран. На станции Вековка, куда железнодорожный состав проследовал без замечаний, при совместном осмотре работниками вагонного и локомотивного хозяйств неотпуск тормоза подтвердился. Для проведения проверки на автоконтрольном пункте вагоноремонтного депо было принято решение демонтировать тормозные приборы с вагона. Расследование показало, что причиной неисправности послужил разрыв резиновой манжеты, что привело к нестабильной работе магистральной части воздухорас-пределителя на режимах торможения и отпуска. Это стало следствием некачественного ремонта приборов воздухораспределителя вагона, который был проведён 16 июля работниками вагоноремонтного депо Орск АО «ВРК-2» на Южно-Уральской железной дороге.


Бдительность железнодорожника отмечена руководством дистанции. И этот случай ещё раз показал, насколько важны внимание и ответственность каждого работника. Заметив задымление в проходящем поезде и действуя чётко по инструкции, Самарин предотвратил возможное чрезвычайное происшествие. Документы на его поощрение направлены в Центральную дирекцию инфраструктуры.


Выбор сделан

Это были 90-е годы – нелёгкий период для всей страны. Кажется, что с тех пор прошла маленькая вечность. Для многих это время ассоциируется с пустыми полками в магазинах, долгами по зарплате. Проработав несколько месяцев на одном из предприятий города Выксы, Александр Самарин понял, что нужно искать другое место, и сделал свой выбор в пользу магистрали. Железная дорога не кончится никогда, а надёжность структуры давала надежду на будущее. В Арзамасскую дистанцию пути он пришёл в 1993 году.


– Династии у меня не было. Помню, только дедушка работал на магистрали. Если не ошибаюсь, составителем поездов. А сам я не мечтал о железнодорожной профессии. Можно сказать, голодные 90-е привели меня сюда, я и приработался, – говорит Александр Анатольевич.


Уверенный и цепкий взгляд этого человека не даёт усомниться в том, что мимо него не проскользнёт ни одна неисправность железнодорожного полотна. В своей работе он всегда сосредоточен и внимателен – железная дорога приучила к бдительности. Здесь иначе нельзя.


– Ответственный, исполнительный, нареканий к его работе нет. И выполнение балльности в этом месяце на его участке – тому подтверждение. А это значит, что путь может эксплуатироваться с установленной скоростью, – даёт характеристику Семён Корнилов, заместитель начальника Арзамасской дистанции пути, и добавляет, что о таких людях надо писать. Самарин это заслужил.


Контролёром пути на Горьковской магистрали Александр Анатольевич работает уже пять лет. А когда только пришёл на дорогу – устроился монтёром пути. Проработал в этой должности более двадцати лет. В 2014 году, несмотря на солидный опыт путейской работы, ему всё же пришлось снова сесть за парту. В Кировском филиале МИИТ он прошёл специальную подготовку по новой тогда ещё на железной дороге профессии контролёра состояния железнодорожного пути.


– Сейчас на эту должность выдвигают работников, у которых есть соответствующее образование. А тогда опирались на имеющийся опыт сотрудника и отправляли на обучение. К тому же Александр Анатольевич уже проявлял себя как руководитель среднего звена, – поясняет Семён Корнилов. – Нужны ли какие-то особые качества человеку, который решил стать специалистом в этой области? Конечно! Человек должен быть стойкий, с хорошей реакцией. Всё это – про Александра Самарина.


Пешком

Рассказывая о своей нынешней работе, Александр Самарин отмечает, что она хоть физически и менее тяжёлая, чем прежняя, но такая же ответственная. Одна из ключевых в организации перевозочного процесса. Контролёр состояния пути в любую погоду должен быть внимателен – от него зависит надёжность железнодорожных перевозок. А его главная задача – искать и устранять препятствия этому. Контролёр не может дать пути «передышку» от работы.


– У железнодорожной колеи должно быть одно состояние – правильное. И здесь нет других вариантов, – говорит Александр Самарин. – Путь должен быть готов обеспечить доставку груза и людей.


Для этого Александр Самарин за один день проходит не меньше семи километров. С собой шаблон ПШ и кор (специальный измерительный инструмент для проверки стыковых рельсовых зазоров и прилегания стрелочных переводов). В обязанностях железнодорожника – контроль качества работ, выполненных бригадами текущего содержания пути, ведение установленной отчётности по выявленным неисправностям... Их, к слову, стало намного меньше благодаря капитальному ремонту участка. В ведомстве контролёра – участок с 324 по 340 км. Это перегон Родяково – Тёша. Участок отдалённый, и добраться туда можно только на электропоезде. Дальше – своим ходом.


– Вам приходится идти по рельсам. А вокруг природа… – вздыхаю я.

– Да, романтика! Она, наверное, была первый год, потом прошла, осталась ответственность, – обрывает мои мечтания Александр Анатольевич. – Да мне этой природной романтики в своем посёлке хватает. Так что на работе всё внимание на путь. Это очень серьёзная профессия, ведь каждый работник отвечает за жизнь и безопасность тысяч людей и тонны груза.


Держали тормоза

22 августа – обычный рабочий день. Прибытие на место сбора, инструктаж по технике безопасности, доклад диспетчеру о выходе на участок…


– И пошёл «гулять» с промером, – рассказывает Александр Анатольевич. – Я в тот день сопровождал дефектоскопную тележку, что входит в мои обязанности. Вместе со мной – два оператора и два сигналиста. На 330 км перегона Тёша – Родяково мы сняли тележку с рельсов, так как должен был проследовать грузовой поезд, отошли в сторону. Задымление в хвостовой части заметили мы все.


Рука контролёра автоматически потянулась к сотовому телефону. Звонок в ПЧ. Затем информация поступила движенцам. Поезд остановили. Задержка его составила 50 минут.

– Дымило сильно. Я сначала подумал, что идёт рассыпание груза. Издалека казалось, будто белый порошок «моросит». А когда поезд проходил мимо, почувствовал характерный запах горелого. На моей практике это первый случай за все 26 лет. Но нас готовят к таким нестандартным ситуациям, чтобы мы действовали быстро, чётко и без последствий. Вот и сработали так, как учили, – говорит Александр Самарин.


Рассказывая о своей работе, о себе Александр Самарин предпочитает не говорить. Не привык. Да и про свой коллектив – лишь несколько слов: люди, которые знают своё дело.

– Железная дорога – зона повышенной опасности. И все это прекрасно понимают. Здесь должно быть чувство ответственности, – говорит мой собеседник. – А семья? Жена, ребёнок. Всё как у всех, наверное. Конечно же, на работу мне его с собой брать нельзя. Но он интересуется моей профессией. Я рассказываю. Ему сейчас десять лет. А когда он был поменьше, то мы с ним книги по сигнализации на железной дороге читали. Ему было интересно.

Вера Гараева