27 сентября 2021 01:03

27 сентября 2021 01:03

фото: Алена Зудина

Правило двух секунд

Дежурная по переезду Глазовской дистанции пути предотвратила столкновение транспортного средства с поездом

Под оглушающее дребезжание переездной сигнализации, покачиваясь и равномерно отстукивая по металлу путей свой узнаваемый такт, идут вагоны за вагонами. Состав вытянулся на десятки метров. Похожий на огромного гибкого ужа, он проворно бежит мимо поста на железнодорожном переезде 1124 км, по одну сторону от которого асфальтированная дорога ведёт в посёлок Бармашур, а по другую – на Яр.

В потоке машин

Ещё издали вижу женскую фигурку в ярко-оранжевом жилете, надетом поверх тёплой форменной куртки. Без труда угадываю: это Алёна Веселкова, дежурная по переезду Глазовской дистанции пути. Не отрывая острого взгляда, она провожает поезд до самой границы блок-участка. А я наблюдаю со стороны за рабочим процессом, стараюсь не нарушить своим присутствием его ход. Наконец хвост грузового удаляется, и сигнализация замолкает. Минутная тишина сменяется рокотом двигателей. Автолюбители с нетерпением следят, как укладываются УЗП плиты, медленно поднимаются шлагбаумы. Тогда поток машин начинает свой ход. Но железнодорожница не спешит в уютное помещение поста и, подставляя лицо порывистому ветру, всё ещё настороженно вглядывается в снующие туда и обратно легковушки, грузовики, массивные фуры…


Такое оживлённое движение между посёлками вызывает немалое удивление. Оказывается, эти большегрузы принадлежат дорожным предприятиям и направляются по дороге, уходящей к развилке на Пудем и Киров. Всё это объясняет мне железнодорожница.

– Даже ночью машин много, – говорит Алёна Веселкова. – Грузовики едут через переезд медленно, их особенно опасаюсь! Вот и смотрю, чтобы не произошло чего-то непредвиденного. Вдруг развал груза! Тогда нужно немедленно включать заградительную сигнализацию.


Главное – учиться

В помещении поста ничего лишнего, только самое необходимое для работы. Стол, монитор камеры видеофиксации, радиосвязь, телефон, набор требуемых документов и инструкций, а ещё яркая памятка на стене: «Дежурный, помни! От тебя зависит жизнь и здоровье тысяч пассажиров…». На неё сразу обращаешь внимание. Алёна Веселкова перехватывает мой взгляд. Улыбается.


– У нас интересная работа, но главное – не увлекаться, а думать о безопасности движения, – рассуждает дежурная по переезду. – Вот и шахматный контроль придумали для этого. Идёт поезд, а мы осматриваем состав с локомотива до хвостовой части. Может быть, искрение, дверь отходит или прожекторы, буфера не горят. К счастью, у меня ещё таких случаев не было.


Трудится на магистрали Алёна Веселкова третий год. В нынешней должности с 31 января
2018 года. Опыт хоть и небольшой, но уверенность в собственных силах имеется. «Главное – учиться!» –
убеждена моя собеседница. Историю её пути на железную дорогу нельзя назвать захватывающей. Как часто бывает, привёл её сюда случай и… техник Глазовской дистанции пути Анастасия Ивановна Веселкова. Благодаря заботе свекрови Алёна с головой окунулась в мир железнодорожных терминов, строгих правил и таких непростых обязанностей. Работала поначалу сигналистом. Приспособившись, решила двигаться дальше. Выучилась на дежурную по переезду и стала замещать тех, кто уходил в отпуск или на больничный. В посёлке сложно найти хорошую работу, и такой шанс прилежная и любознательная ученица приняла с благодарностью.


Неожиданно звонкий протяжный сигнал прерывает наш недолгий разговор. Это поездная рация. Металлический голос откуда-то издалека сообщает совершенно недоступную для моего понимания, но, видимо, важную информацию. Дежурная по переезду прислушивается.


– По Кожилю выдано ограничение, – деловито констатирует она и рассуждает: – Может, рельсы меняют…

И, опережая готовый сорваться с языка вопрос, говорит:

– Когда я пришла сюда на практику, то вообще ничего не понимала из того, что слышала по радиосвязи. Какие-то километры, пикеты. Своих наставниц Жанну Леонидовну Черных и Софью Дмитриевну Инютину спрашивала, как в этом разобраться. Старалась каждый день приходить на переезд, чтобы узнать больше. Они объясняли мне снова и снова. Я им очень благодарна. Постепенно привыкла. Когда заступаешь на смену, обязательно проверяешь связь. Слушая рацию, узнаёшь об ограничении скорости. Если на твоём участке – то встречаешь поезда с развёрнутым жёлтым флажком. Так оповещаем локомотивную бригаду о снижении скорости.


Ждать было нельзя

25 января на регулируемом переезде станции Яр было предотвращено столкновение. В тот день обязанности дежурной по переезду исполняла сигналист Алёна Веселкова. Это сухие данные официального отчёта. Сама Алёна вспоминает свою смену, словно это было вчера.


Морозное, солнечное утро ласково встречало сельчан, обещая самый обыкновенный рабочий денёк. Подменная дежурная железнодорожного переезда 1124 км по привычке ещё на подходе к посту начала вглядываться, нет ли на путях посторонних предметов. А приняв смену и облачившись в «желтуху», отправилась осматривать переезд детально. Чтобы планки по шаблону, болты на месте, со стыками всё в порядке. Проверила записи о замечаниях в книге ПУ-67, радиосвязь, телефон. Всё хорошо. Спокойное утро плавно переходило к более оживлённому времени – обеденному. Вот-вот один за другим должны пойти поезда. Алёна вышла на веранду и наблюдала, как старенький колёсный трактор с деревянным прицепом грохотал по переезду. Вдруг, оказавшись в междупутье, тракторная телега отцепилась. И прямо на рельсы. От такой неожиданности сердце у железнодорожницы на миг замерло, а потом бешено заколотилось, готовое выпрыгнуть из груди. Секунды бежали стремительно, и ждать было нельзя. Того и гляди со станции отправится грузовой, а следом навстречу ему из Кирова пойдёт пассажирский. Включать на щитке кнопку закрытия – единственное верное решение. Сработали заградительные светофоры. Под ревущую переездную сигнализацию опустились шлагбаумы. Теперь – сообщить дежурной по станции, машинистам. В голове сами собой возникали строчки инструкции, и, следуя им, Алёна мало-помалу успокаивалась. Подбежала к растерявшемуся горе-водителю.


– Ты мне тут не форсируй! Телегу подцепляй! Сейчас поезда пойдут, – строго скомандовала молодому парню дежурная по переезду.


Запаниковавший водитель не произнёс ни слова, пока они вдвоём пытались приподнять прицеп. Однако ничего не получалось. Тогда Алёна заметила, что по обе стороны от закрытого переезда уже успели скопиться машины. Есть у кого попросить помощи. Прошло ещё несколько напряжённых минут, и всё уладилось. Поезда пошли навстречу друг другу без опасности для движения.


– Страх, конечно, одолевал. Но я не могла себе позволить думать о чём-то, кроме того, что должна как можно скорее освободить пути, – признаётся сегодня Алёна Веселкова. – Любой дежурный по переезду сработал бы так. Просто выполнила то, чему меня учили. Выбор в такой ситуации несложный: или ты соберёшься, или произойдёт столкновение.

Конечно, в дистанции пути этот случай не оставили без внимания. Благодарность не растерявшейся тогда подменной дежурной выразили не только на словах, но и направили в дирекцию представление о её награждении.


– Алёна вовремя среагировала и применила правило двух секунд. Это время, за которое дежурный должен сорвать пломбу и включить заградительную сигнализацию при нештатной ситуации, – комментирует инженер по подготовке кадров Глазовской дистанции пути Вероника Присмотрова. – На технической учёбе каждый месяц мы проговариваем порядок действий при подобных случаях. Особенно радует, что она сумела проявить себя, хотя в должности совсем недавно.


Есть ли здесь романтика

Звенит переездная сигнализация, и снова Алёна Веселкова торопится встречать очередной поезд. ВЛ80 деловито тянет за собой гружёный состав, приветствуя девушку на посту коротким гудком. Алёна кивает, улыбается. А я пытаюсь приноровиться и, как настоящая дежурная по переезду, проследить за убегающими вдаль вагонами. Мне хватило и минуты, чтобы вестибулярный аппарат запротестовал. Голова кругом. Да это совсем не просто! Пока переезд был закрыт, по ту и другую сторону от путей выстроилась вереница машин. Шлагбаумы едва успевают принять верхнее положение, как несколько легковушек срываются с места. Мы и глазом моргнуть не успели. Парочка отчаянных смельчаков проскочила прямо на запрещающий «красный».


– Куда ты! – выкрикнула дежурная по переезду и решительно шагнула к щитку, чтобы нажать кнопку заградительной.

Как тут сохранишь спокойствие, я и сама возмущена. Да, поезд прошёл, но линия занята, сигнал оповещает, светофоры горят красным огнём. Почему же нарушают правила дорожного движения! Теперь только начинаю понимать, почему на мой вопрос о романтичной стороне своей работы железнодорожница удивлённо ответила: «Не знаю, в чём романтика здесь может заключаться». Однако Алёна Веселкова твёрдо уверена, что её будущее тесно связано с железной дорогой, несмотря на все сложности.


Я ухожу, оглядываюсь. Вижу, как женская фигурка в оранжевом жилете на неизменном посту протягивает навстречу поезду жёлтый свёрнутый флажок, будто говорящий машинистам: «Всё в порядке! Я слежу за безопасностью!».

Алёна Зудина