17 февраля 2020 13:45

17 февраля 2020 13:45

«Едем мы, друзья, в дальние края»

«Расширение посевов зерновых культур в 1954–1955 гг. за счёт освоения залежных и целинных земель не менее чем на 13 млн га и получение в
1955 году с этих земель 1100–1200 млн пудов зерна» – такие задачи поставлены перед хозяйственными и партийными органами на пленуме ЦК КПСС, состоявшемся 28 февраля – 2 марта 1954 года. Так ровно 65 лет назад был дан старт всесоюзному, как бы сейчас сказали, проекту.

На уборку рекордного урожая

Сегодня в СМИ можно найти самые разные, порой прямо противоположные, оценки целинной эпопеи. Но, в любом случае, основания для принятия такого решения были веские. В стране ощущался острый дефицит продовольствия. Преодолеть его можно было либо интенсификацией земледелия в традиционных районах зернового производства, либо за счёт распашки огромных степных пространств на востоке страны.


Выбран был второй вариант. «В дальние края» на освоение целины отправились более 500 тыс. юношей и девушек со всех концов огромной страны. А на уборку урожая бросали все силы, привлекая в том числе и студентов.


В январе 1956 года, когда я учился на третьем курсе Ленинградского железнодорожного института, в Москве состоялось расширенное совещание комсомольцев и молодёжи страны, отличившихся на освоении целинных и залежных земель.
В обращении к советскому народу, говоря о достигнутых успехах, они вместе с тем выражали озабоченность уборкой урожая в предстоящем году, который, по прогнозам земледельцев, ожидался рекордным.


В разных отраслях народного хозяйства на разных уровнях были проведены собрания по оказанию помощи в уборке урожая. Прошли такие собрания и у нас в институте. К окончанию геологической практики, к середине июля, был сформирован наш целинный отряд (более 200 человек) и определено место нашей работы – зерносовхоз в Атбасарском районе Акмолинской области. Отправление – в грузовом составе с товарного двора станции Ленинград-Московский.


В пути

В каждом вагоне была полевая кухня. Нас обеспечили постельными принадлежностями и деревянными поддонами, чтобы спать не на голом полу.


Перед отправкой состоялся короткий митинг, на котором выступили руководители института, партийной, комсомольской и профсоюзной организаций, кураторы групп, пожелавшие нам успешной работы. Среди выступавших был и куратор нашей 75-й группы Вадим Андреевич Медведев – будущий второй секретарь ЦК КПСС, сменивший на этом посту Егора Кузьмича Лигачёва.


До места назначения добирались более трёх суток. По прибытии в Акмолинск многие студенты начали выходить с вещами, но нас предупредили, чтобы не торопились: ехать ещё около трёх часов.

Для сведения сообщу, что название «Акмолинск» – от казахского слова «акмола», что означает, по одной из версий, «белая могила». Когда в 90-е годы было принято решение о переводе столицы Казахстана из Алма-Аты в Акмолу, многие чиновники отказывались туда переезжать (как на погибель). Тогда Назарбаев принял решение переименовать Акмолу в Астану (по-казахски – «столица»). В столицу поехали все!


От зари до зари

Конечным пунктом была станция Перекатная, что в Атбасаре. Жили мы на полевом стане в брезентовых палатках. Каждому студенту выдали два наматрасника, две простыни, подушку и полушерстяное одеяло. Сов-хозный работник отвёз нас к соломе, чтобы набить наматрасники.


Климат в этом районе резко-континентальный. Днём жарко – иногда +30°С и даже выше, а ночью доходило сначала до -10°С, а позднее стало ещё холоднее. Поэтому на одном наматраснике мы спали, а другим укрывались – поверх одеяла.

Ребят распределили в основном на машины и механизмы, а девчата работали на току – ворошили зерно, готовили пищу на полевых кухнях, выполняли другие работы.


Я с первого дня был определён штурвальным на самоходный комбайн СК-6. Экипаж комбайна состоял из четырёх человек: комбайнёра, штурвального и двух соломокопнителей.

Особо следует сказать о главном человеке в нашем экипаже. Павел Иванович Беляев, кадровый комбайнёр, был командирован из Старого Оскола Белгородской области. Орденоносец, очень трудолюбивый, он гордился своей профессией. У него была большая семья, в которой росли пятеро детей.


Во время первой же встречи Беляев нам, студентам, сказал, что он приехал на заработки и будет работать от зари до зари, потому что летний день год кормит. Такой же работы требует от нас. Кто не согласен – пусть скажет сразу, и он подберёт других, кто станет ему настоящим помощником. Мы приняли его условия, трудились с утра до глубокой темноты (в Казахстане темно было уже в восемь вечера).


По законам страды

Штурвальный должен был подготовить комбайн к смене, смазать и заправить агрегаты, контролировать их работу, при необходимости подменять комбайнёра и соломокопнителей. Меня пора-зило количество техники на центральной усадьбе. У гаража (мастерских небольшого размера) стояли прицепные и самоходные комбайны, тракторы С-80 и ДТ-54, бортовые автомобили и самосвалы. А за гаражом – ещё четыре разбитые машины. А сколько таких машин было по всему Казахстану?


Урожай в зерносовхозе был сравнительно высоким, от 140 до 180 пудов пшеницы с гектара (то есть от 22 до 29 центнеров). Трудились без выходных – по законам уборочной страды. Суббота в то время в СССР была рабочим днём, а воскресений для нас не существовало. Нас посылали в основном на участки, где не могли развернуться прицепные комбайны с тракторами, а таких мест было немало.


Обед доставляли прямо к комбайну. «Со скрипом» возили даже в баню в Атбасар – два раза в месяц и, как правило, после 17.00, когда комбайн уже стоял у гаража.


В таком режиме пришлось работать и после 20 сентября, когда Акмолинская область отчиталась за сданный государству урожай – 175 млн пудов хлеба, и после 12 октября, когда на страницах газеты «Правда» было опубликовано приветствие ЦК КПСС и Совмина СССР Казахстану за досрочную сдачу государству зерна в количестве 1 млрд 340 млн тонн (на 402 млн тонн больше плана).


15 октября нашему экипажу прямо в поле вручили Почётную грамоту ЦК Компартии и Совмина Казахстана за огромную и самоотверженную работу по уборке хлеба. Поздравил нас и пожал нам руки второй секретарь ЦК Компартии Казахстана Николай Иванович Журин.


За расчётом – под охраной

После окончания уборочной кампании и сообщения об этом в центральной печати многие студенты, не занятые на уборке урожая, просили разрешения разъехаться по домам. Но руководство совхоза не отпускало. Ещё оставалось много зерна на «неудобных» местах, где могли справиться по своей маневренности только самоходные комбайны. Кроме того, на токах приходилось постоянно перелопачивать зерно, которое было на грани возгорания. Его отправка на элеваторы шла очень медленно: там были большие очереди.


Уборку зерновых в совхозе наш экипаж заканчивал последним – 25 октября. На следующий день, в воскресенье, мы поехали в контору за расчётом. Но, узнав, что в кассе остались только мелкие, не больше пяти рублей, купюры (а суммы нам причитались немалые), мы вынуждены были с кассиром и вооружённой охраной ехать в Атбасар. Оттуда почтовым переводом отправили деньги домой.


Так закончилась наша работа на целине, продолжавшаяся более трёх месяцев. Мы не выходили в поле только в дождливые дни, которых было немного: не более трёх-четырёх за всё время. Поэтому с целины у меня практически не осталось ни фотографий, ни каких-либо записей. Позднее, в ноябре, мне был вручён знак ЦК ВЛКСМ «За освоение новых земель». Запись о награждении сделана в моей комсомольской учётной карточке.

Освоение целины стало яркой страницей в истории СССР и комсомола, возглавившего эту работу, за что он в 1956 году был награждён третьим орденом Ленина. Я горжусь, что был маленькой частицей этой истории.

Евгений Салтыков, ветеран Горьковской железной дороги, почётный железнодорожник

Элемент не найден!

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31