23 марта 2019 21:33

Незнакомый и чуждый мир

О человеке, который заботится о патриотическом воспитании молодёжи и сохранении истории

С фотографии смотрит паренёк. Кудряшки каскадом спадают на его широкий лоб, в уголках губ играет лёгкая улыбка. В крепких, мускулистых руках он держит АК-74, а за спиной парня металлической махиной высится КамАЗ. Осмотрщик-ремонтник вагонов ВЧДэ Горький-Сортировочный Андрей Кочетов сегодня и сам с интересом глядит на того юного бойца. Давно это было, и снимок от времени потемнел. В том далёком 1995 году сколько ему было?

Тревожащая неизвестность

Он стоял на взлётке аэродрома в Ханкале. Молодой, в солдатской форме, и немного уставший. Оглушённый внезапным солнцем и ревущими бронетранспортёрами. Пыль, которая лежала на земле слоем не меньше 20 см, поднималась от тысяч ног людей мутной пеленой и оседала на одежде, лице, хрустела на зубах. Это потом он узнает, что даже после короткого дождя она превращается в тягучую, как жвачка, грязь, сапоги не вытащишь. Андрей осмотрелся. И справа, и слева взлётная полоса была обнесена рвами. По одной стороне от взлётки искорёженные самолёты, фрагменты какой-то техники. До войны здесь стоял учебный авиационный полк. Вскоре после провозглашения независимости Чеченской Республики Ичкерия наши предусмотрительно уничтожили самолёты, чтобы противникам ничего не досталось. Вообще, палаточный городок, который раскинулся в поле рядом с аэродромом, был целиком окопан из соображений безопасности. Военные подразделения как бы разделялись траншеями. Следуя за офицером между расположениями, молодые ребята с тревогой думали о том, что им предстоит пройти за время срочной службы здесь, в Чечне.


– Кто хочет на КамАЗы? – спросил офицер рядом шагавших новобранцев. Андрей переглянулся с нижегородскими товарищами. «Пойдёт!» – решили вместе. Так он оказался в отдельном батальоне материального обеспечения – ОБМО, задача которого заключалась в снабжении войск провиантом, горючим, боеприпасами. Распределили Андрея в третью роту, занимавшуюся подвозом ГСМ. Уже ночью, лёжа в армейской палатке на шинели, которая была брошена на глиняный пол, он перебирал в голове случившееся с ним за последние дни. Повестка, направление в Хабаровск, первый в жизни полёт, да ещё на «Ил-76», внушительных габаритов «транспортнике». Очень хотелось повидать Дальний Восток, ведь кто знает, выпадет ли когда такой шанс! Однако романтичным ожиданиям Андрея не дано было сбыться. В Хабаровск прибыли ночью. Зима, холод и темнота. Ещё из антуража – казарма. Ребята в солдатском, все сидят на табуретках в абсолютной тишине. И только обращённые к вошедшим вопросы: «Есть сигарета? Есть вода?» А позже, после школы сержантов, новичков ждало другое путешествие – в тревожащую неизвестность. Уссурийск, Томск, Актюбинск – переезды и перелёты, когда никто не говорит о месте назначения, удовольствия приносили не много. На перевалочном пункте в Моздоке настроение в массах совсем поменялось, многие ребята с трудом скрывали волнение. Хорошо, что один из сослуживцев Андрея встретил школьного товарища, участвовавшего в штурме Грозного. Тот проинструктировал необстрелянных бойцов: передвигаться только вместе, смотреть под ноги, найденную бытовую технику ни в коем случае не трогать! В кассетные магнитофоны и телевизоры «чехи» закладывали взрывчатку. Из-за таких ловушек в те годы погибло много наших ребят.


О направлении в Грозный Андрей узнал только во Владикавказе. Будучи уже в составе 205-й мотострелковой бригады, он поднялся на борт вертолёта, отбросив лишние мысли. Но первые отзвуки войны его застали уже в полёте. «Цок-цок-цок» –
прострекотало рядом с обшивкой «Ми-6» и разбудило дремавших пассажиров. Так враждебно и яростно встречал незнакомцев Терский хребет.


Из-за лобового стекла

Обугленные, покосившиеся остовы домов торчали устрашающими призраками бойни. Выбитые взрывной волной стёкла, обломки военной техники, поломанные деревья и гильзы покрывали землю. Внутри тошнотворно сжималось при виде этой картины. Грозный, каким впервые его увидел Андрей, произвёл шокирующее и угнетающее впечатление. В голове едва укладывалось, как такое может быть! Сидя за рулём КамАЗа, сержант Кочетов пристально всматривался в незнакомый и чуждый мир. Это была первая командировка. Сапёрная колонна, которую он сопровождал, двигалась через Грозный в Георгиевск, город в 210 км к юго-востоку от Ставрополя. Для парня в новинку было не только всё увиденное, но и процесс управления большой машиной по такой местности. Залитая под завязку автоцистерна с соляркой на семь кубов не давала набрать нужную скорость, чтобы поспевать за колонной. БМП, замыкавшая вереницу машин, то и дело подавала сигналы медлившему КамАЗу. Но дороги нет – сплошные воронки. А дальше Терский хребет, затяжной подъём, серпантин – напряжение только росло. Однако, слава Богу, поездка прошла без приключений.


Неожиданно осмотрщик замолкает, откладывает армейские фотографии и отводит в сторону взгляд. Трудно угадать его мысли в эту минуту. Лицо моего собеседника непроницаемо.


– Ничего слишком опасного с нашей ротой не происходило, – наконец говорит он. – За 14 месяцев один погибший при обстреле и один без вести пропавший. Возможно, тот второй просто пытался сбежать. У нас были случаи, когда родители приезжали и тайком увозили своих сыновей. Не случалось и разгромов колонн, но под обстрелы попадали. Мы всегда двигались с броневым сопровождением, нашей задачей было как можно скорее вывезти машину из-под огня.


В первое время, пока не зачистили местность вокруг Грозного, расположение в Ханкале обстреливали регулярно. Едва ли не каждую ночь металлическое стрекотание раздавалось над палаточным городком. Бежать в поисках укрытия не имело смысла, ведь не знаешь, где тебя застанет пуля. Бронежилеты, с которыми не расставались даже по ночам, ребята закидывали на спинки кроватей. Так спасались.

– Было неприятно, – признаёт Андрей Кочетов. – Прямого столкновения нет, и ты не имеешь понятия, откуда долбят. То тут просвистит, то там. Мы уже успели насмотреться на «груз 200», совсем не хотелось оказаться там…

Был и другой фронт – ежедневная изнуряющая борьба со вшами. А «оружия» почти никакого! По вечерам каждый шовчик нательного белья приходилось проходить вручную. Правда, в ОБМО были свои преимущества – керосин. Свяжешь все вещи между собой и в бочку с горючей жидкостью на целый день. Потом выветриваешь. И так до самого дембеля.


Значение важных слов

2.jpgВ 2015 году накануне 70-летия Победы в Дзержинске, на Площади Героев, была торжественно открыта Аллея Российского Оружия. И сегодня мемориальный комплекс украшает не только Вечный огонь, памятная стела и портреты героев Великой Отечественной войны, участников конфликтов в Афганистане и Чечне. Гордо и величественно возвышается на постаменте легендарный «Т-34». Его появление здесь связано с работой некоммерческой организации «Ветераны боевых действий». Андрей Кочетов состоит в правлении этого благотворительного фонда и принимает непосредственное участие в организации таких инициатив и многих патриотически направленных мероприятий. Областные спартакиады для кадетских классов, уроки мужества, туристические слёты для людей с ограниченными возможностями, слёты ветеранов боевых действий – и это только малая часть проводимой работы. Интересно, что в фонде есть свой музей, куда с удовольствием приходят на экскурсии школьники. Здесь дети узнают об истории вооружённых сил России, о самых значимых моментах Великой Отечественной, Афганской и Чеченских войн. Стена Памяти в музее хранит воспоминания о погибших героях-соотечественниках.


– Грустно, но сегодня школьники очень плохо знают историю страны, не помнят самых важных дат и событий, – сетует Андрей Кочетов и снова отводит в сторону голубые глаза. – Хочется, чтобы подрастающее поколение гордилось своими земляками и понимало значение слов «долг», «честь», «патриотизм». Поэтому и пришла идея с открытием Аллеи Российского Оружия. Самым первым на площади появился БТР, потом мы установили артиллерийские орудия и танк. Будем и дальше продолжать. Уже вышли на администрацию города с предложением отдать нам в пользование пустующую землю парка Пионеров. Это подходящая территория для продолжения аллеи. Если всё получится, то со временем там появятся новые танки, БТР и БМП. Это будет единый завершённый комплекс.


Любимая супруга и обе дочки гордятся главным мужчиной в их жизни, а на железной дороге, в эксплуатационном вагонном депо Горький-Сортировочный, на пункте технической передачи Игумново ценят осмотрщика Кочетова как хорошего работника, деятельного общественника и надёжного товарища.


– Это открытый и очень доброжелательный человек, профессионал в своём деле, – говорит о нём его коллега, осмотрщик ВЧДэ-3 Алексей Козьмин. – Пять лет мы проработали в одной смене в парке ПТО, у меня осталось приятное впечатление о нём. Андрей был профгруппоргом и прекрасно справлялся с обязанностями, всегда приходил на помощь, сам активно участвовал в спортивных мероприятиях, турслётах.


– А мне запомнилось 80-летие депо в 2015 году. Чтобы помочь, Андрей Владимирович пришёл в свой выходной. Работы было много, без профактива никак не обойтись! Весь день он помогал с оформлением, разносил еду, убирал посуду. Это была реальная поддержка, и я ему очень благодарна. Именно по таким поступкам можно судить о личности, –
добавляет председатель первичной профсоюзной организации депо Лилия Требухова.

Алёна Зудина
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28