15 ноября 2019 01:34
15 ноября 2019 01:34
фото: архив газеты «Вперёд»

Грязе-Борисоглебская дорога

Первым председателем правления новой магистрали был князь Волконский

Первое правление Грязе-Борисоглебской железной дороги состояло из 4 директоров: 1 от земства и 3 от акционеров. Первым председателем правления стал его директор от земства князь Михаил Сергеевич Волконский – человек, чья судьба заслуживает отдельного рассказа.
>Начало|№25, 26

Его отец – представитель старинного рода Волконских – Сергей Григорьевич родился в 1788 году. Он начал действительную военную службу в 18 лет. В ходе русско-прусско-французской войны 1806–1807 годов, получил знаки отличия и золотую шпагу за храбрость, был ранен. Во время Отечественной войны 1812 года в чине полковника командовал партизанским отрядом и был награждён Георгиевским крестом. Затем, в 25 лет став генерал-майором, продолжал войну с Наполеоном в составе русской армии на территории Западной Европы, удостоен ордена Анны I степени. За 10 лет службы он лично участвовал в 58 больших сражениях.

Вернувшись в Россию, стал одним из руководителей Южного тайного общества, ставившего целью свержение монархии и ликвидацию крепостного права. После событий 1825 года, известных как восстание декабристов, был арестован, приговорён к смертной казни, которую заменили 20-летней каторгой с последующей вечной ссылкой. Он был лишён титула, состояния, гражданских прав и 26 июля 1826 года отправлен в Сибирь.

Мать Мария Николаевна – дочь героя войны 1812 года генерала Раевского – вышла замуж за малознакомого и почти вдвое старше её Волконского по настоянию отца всего за год до этих событий.

После ссылки мужа добилась разрешения царя последовать за ним. При этом навлекла на себя гнев отца, обещавшего от неё отречься, вынуждена была оставить на попечение родителей годовалого сына, который вскоре скончался. Новый 1897 год она встретила в кибитке во время метели в степи. В Иркутске, куда сумела добраться за 20 суток, губернатор вновь пытался её отговорить ехать к месту каторги, а после отказа взял подписку. В ней она соглашалась на то, что получает статус жены государственного преступника с потерей прежнего звания, а дети, рождённые в Сибири, зачисляются в казённые крестьяне; что ей запрещается брать с собой ценные вещи и деньги и она лишается прислуги.

Преодолев оставшиеся более 600 км к месту каторги в Нерчинских заводах, она была вынуждена дать вторую подписку о согласии видеться с мужем только 2 раза в неделю в присутствии дежурного офицера, не покидать деревню без разрешения начальника тюрьмы, переписку с кем бы то ни было вести только через коменданта, все деньги сдавать ему и получать только от него на конкретные цели и ряд других ограничений.

Тюрьма, где помещались ссыльные, представляла собой 2 комнаты в бревенчатом доме, в одной из которых для «политических» были устроены дощатые выгородки размером 2х1,5 м, в каждой из которых помещались на двухярусных нарах 3 человека. Работали они в шахте, добывая руду. Норма выработки составляла 3 пуда в день.

Несмотря на все ограничения, приехавшие жены оказали колоссальную поддержку мужьям, как моральную, так и в бытовых вопросах.

В сентябре положение каторжан было облегчено. Их перевели в Читу, где был отстроен большой острог. Были также облегчены свидания с жёнами. Вместо добычи руды осуждённые мололи муку ручными мельницами. Через год с них сняли кандалы, а ещё через 2 перевели за 600 вёрст в Петровский железоделательный завод. В местной тюрьме у каждого уже имелся отдельный тесный каземат. Жёны приобрели небольшие домики. Семьям разрешалось свободное посещение.

Именно в Петровском заводе 10 марта 1832 года родился Михаил.

Время шло, смягчалось отношение властей к декабристам. В 1835 году Волконский был освобождён от каторжных работ, но оставлен в Сибири. Через 2 года семью перевели в селение Урик недалеко от Иркутска. Воспитанием сына всецело занималась мать. Поскольку в селе не было учителей, она преподавала ему французский и английский языки, другие ссыльные – математику, русский язык, историю и географию.

Когда Михаилу было 9 лет, произошло одно значительное событие. Детей 4 декабристов, которые были рождены в Сибири, было разрешено принять в военные (с возможностью после окончания получить дворянство) и правительственные учебные заведения. Но при одном условии: им не разрешалось носить фамилии отцов. Решение должны были принять отец и мать; 3 из 4 семей, в том числе Волконские, отказались от такой «милости».

Через 5 лет им удалось добиться разрешения на поступление сына в 5 класс семиклассной Иркутской гимназии, которую он окончил в 1849 году с золотой медалью. При этом разрешение на выдачу аттестата было получено лично от императора.

Тогдашний генерал-губернатор Муравьёв откликнулся на просьбу родственников и распорядился принять 17-летнего Михаила в главное управление Амурского края, о чём не пожалел.

Михаил Волконский принимал участие в первых амурских экспедициях и занимался подготовкой снаряжения для них, привёл в порядок поселения по тракту, соединявшему Якутск с Охотским морем, устроил первые русские крестьянские поселения на Амуре между Мариинским постом и Николаевском. Дважды был командирован в Маньчжурию для переговоров по поводу отношений с Китаем, руководил мерами по прекращению эпидемии холеры среди переселенцев, прибывавших из внутренних губерний для заселения Восточной Сибири.

После выполнения в 1856 году одного из поручений из Монголии был направлен в Петербург в качестве курьера. В августе состоялась коронация нового императора Александра II, который подписал манифест о прощении декабристов. Узнав, что в столице находится сын одного из них, он поручил ему лично доставить документ к месту ссылки. Поручение было выполнено, и за 15 дней манифест доставлен в Иркутск. К тому времени из 121 декабриста в живых оставались 19 человек.

В те же дни император вернул детям декабристов титулы и Михаил Сергеевич стал князем, что существенно изменило его возможности.

В 60-е годы он служил помощником статс-секретаря Государственного совета по Департаменту законов, был произведён в действительные статские советники – чин, соответствовавший генерал-майору в армии. Далее продвигался в чинах и званиях, а с 1883 года 13 лет занимал должность товарища (заместителя) министра народного просвещения.

На новой дороге его именем была названа станция – Волконская. В 20 веке она была переименована. Память о прежнем наименовании сохранена в стихах местной поэтессы Жанны Асановой:

Звалась ты раньше станцией Волконскою
И начиналась с дюжины дворов.
Потом сменила имя на Народное,
И здесь почти уж тысяча домов.

Эти строчки – лишь один из примеров того, как железные дороги способствовали развитию местности, по которой проходили.
Виктор Вакуленко

Элемент не найден!

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31