10 апреля 2020 09:03

10 апреля 2020 09:03

фото: Константин Ефремов

Небесный «Маэстро»

Встреча в рамках всероссийского проекта «Диалоги с Героями» познакомила детей железнодорожников с удивительными личностями

Мы продолжаем рассказ о выдающихся людях, с которыми получили возможность пообщаться отдыхающие лагеря «Зелёный огонёк».
Николай Гаврилов – легендарная личность, богатырь современности.

Он на сцене не присутствовал, припоздав с очередного планового мероприятия, скромно разместился в зале среди детей. Сосредоточенно слушал концертные номера, подготовленные детишками. Потом спросил у директора лагеря: «Вот музыкальный руководитель с дочкой пели песню. Реально их папа и муж погиб в Афганистане? Нет? Как же всё по правде – глубину души затронули».

Все не верили в реальность того, что перед нами Герой: простой мужчина невысокого роста, балагурящий анекдотными сюжетами. Только эти сюжеты кровь холодят.

– Да понятно, что страшно. На войне не может быть не страшно. Смерть она всегда рядом, когда враг поблизости. Тебя могут сбить, убить. Но как же до смешного обидно, когда врага нет, а ты на волоске от смерти балансируешь. Ладно – ты, а ведь ещё люди, за которых ты в ответе. Представьте, тишина и спокойствие. Для десантирования выбираю площадку в горах Афганистана. Всё нормально, садимся. Из-под вертолёта обваливается огромный снежный ком, только передние колёса зацепились за кромку скалы. Взлететь нет возможности. Под нами многокилометровая пропасть. Заглушить лопасти – вертолёт рухнет вниз. Моей команде, солдатам на борту удалось эвакуироваться. Я держу ручку управления. Уже около часа держу, рука занемела. Ну, продержу ещё час. Топливо кончится, и падение неизбежно. Солдаты пытаются тросами вытянуть машину на скалу. Ничего не выходит, ситуация патовая. И тут борттехника осеняет идея: сливай топливо! Вертолёт стал легче. Вытащили на плоскость. Всё обошлось, но в памяти неминуемость гибели осталась ярче боевых действий.

Второй момент воспоминаний Николая Гаврилова с войной не связан. Впервые в мире выполняли вертолётный межконтинентальный перелёт из Южной Америки на антарктическую станцию «Беллинсгаузен» через пролив Дрейка туда и обратно. Обратный путь развернулся далеко не скатертью:

– Ударил встречный ветер более 100 км/ч. Мы практически «висели» на одном месте и считали топливо. Страшно. Второй раз, пожалуй, после горячих точек осознавал, что могли погибнуть. Был момент, вертолёты уже падали в море, когда ветер достиг 180 км/ч. При скорости вертолета 200 км/ч реальная путевая скорость составляла всего 20. Истекал уже восьмой час полета, топливо было на исходе, а тут ещё ухудшилась видимость, начался дождь.

Он принял неординарное, но единственно верное решение – выйти за облака до высоты 5 тыс. м. За счёт высоты можно было вырвать ещё несколько минут жизни. К счастью, на этом этапе полета топливо было уже почти выработано, вертолёты стали лёгкими. А там, на высоте, ждал штиль! Путевая скорость увеличилась до нормальной, и участники экспедиции благополучно достигли чилийского аэродрома.

Смеясь, рассказывает, как после приземления целовал левый блистер вертолёта: «В знак благодарности – не подвела нас машина. Да и Господь уберёг». Всё смеясь. Но понятно одно: не случайно у командира был позывной «Маэстро».

Спрашиваем, не утомляют ли многочисленные официальные встречи с молодёжью?

А он вновь уходит в смех воспоминаний:

– Официальные встречи всё же лучше: на них ты в статусе и Звезда хранит от казусов. Вот приехал в родное село, к школе своей подхожу. Кстати, там хороший музей боевой славы. Благодаря моим стараниям открыли кадетский класс. Многие ребята выбирают делом жизни защиту Родины. У самой школы поставил в память о героях первый вертолёт из череды монументов. Школу решили моим именем назвать. Так вот, пошёл я по-простому места своего детства проведать. У вертолёта две свадьбы гуляют. Подошли новобрачные и гости к доске на здании школы, интересуются: жив ли герой Гаврилов? Ну, обозначаюсь, мол, я это… Ох, не знаю, как не «отметелили» меня тогда? «Иди, куда шёл! Герой выискался! Не порть людям праздник. Выпить и так нальём, но чужие звёзды примерять на себя не надо». Пришлось тихонечко ретироваться. Любит наш народ героев после смерти, в мемориалах высеченных. И вроде как в жизни нет таковых, а они на самом деле есть. Наша страна богата героями. Замечать надо поступки, ценить. Я не о себе, о тихих героях, которые по совести живут, долг свой выполняя.

Что такое героический поступок? На этот вопрос Николай Гаврилов не дал ответа:

– Порой кажется, что героизм – лишний в жизни: была бы тишь, благодать. Только, чтобы свадьбы игрались в мире, надо Родину защищать. А это уже не игра – это смысл обычной, далеко не героической жизни.
Константин Ефремов
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31