14 октября 2019 05:58
фото: из архива газеты «Вперёд»

Рабочая совесть

Рассказ основан на истинных событиях и посвящается дорогим Алексею Христофорову и Виктору Полянскому, слесарям локомотивного депо Кочетовка, прототипам моих героев.
Алексей Хромов и Виктор Поляков дружили ещё со школы. Вместе пришли работать в депо, вместе освоили специальность слесарей по ремонту паровозов, вместе набирались опыта и благодаря природной смекалке и любознательности очень быстро стали специалистами высокой квалификации. Старые мастера молодых ребят уважали, называли их по имени и отчеству, поручали самые ответственные работы и никогда не сомневались в том, что они будут выполнены качественно и в срок.

Когда началась война, они вместе подали заявление в военкомат с просьбой направить их на фронт. Их не взяли, выдали броню, такие специалисты нужны были в депо. Сказали, что для перевозки воинских эшелонов нужны исправные паровозы, их кто-то должен ремонтировать и они здесь принесут куда больше пользы. Остались в депо. Рабочих не хватало, многие ушли на фронт, пришли подростки, почти дети, их надо было научить работать, следить, чтобы с ними ничего не случилось и при этом обеспечить ремонт паровозов, которые так были нужны фронту. Алексей и Виктор сутками не выходили из депо, похудели, осунулись и, хотя были совсем молодыми, перед подростками старались быть спокойными и уверенными.

Победу встретили в родном депо. Пора было налаживать собственную жизнь. Света и Юля работали в деповской столовой, были подругами и уже давно обратили внимание на двух неразлучных друзей. Свете нравился Алексей. Высокий, сильный, уверенный в себе, он казался очень надёжным. Будучи по натуре серьёзной и властной, Света считала, что они подходят друг другу. Нежной и ласковой Юле нравился добрый и мягкий Виктор. Он всегда по-особенному смотрел на неё, от чего она краснела и опускала глаза, приносил ей цветы, которые росли на полянке, за насыпью. В общем, через несколько месяцев после окончания войны они сыграли сразу две свадьбы. У обоих скоро родились сыновья, оба были счастливы.

Когда в конце 60-х годов на смену паровозам пришли тепловозы, Алексей и Виктор первыми, как самые надёжные, были отправлены на курсы переквалификации, хорошо освоили ремонт новой техники и, вернувшись в депо, стали главными специалистами по ремонту тепловозных дизелей. Авторитет их в бригаде был непререкаем, особенно Алексея. Слесари слушали его беспрекословно. Виктор скромно помалкивал, но иногда его предложения были самыми разумными, и Алексей к ним всегда прислушивался. Он знал, что Виктор в некоторых вопросах разбирается лучше его и, смерив свою гордость, отдавал ему должное.

*  *  *
Молодой специалист Митя Быстров после окончания института по распределению уже год работал в одном из тепловозных депо. На совещании молодых рационализаторов отрасли случайно познакомился с начальником локомотивного депо, куда только начали поступать новые тепловозы. Он пригласил Митю на работу в своё депо. Митя не возражал, но сказал, что его вряд ли отпустят, так как ему ещё год надо отработать по распределению. Начальник улыбнулся и ответил, что это его забота. Митя уже стал забывать этот разговор, когда через два месяца пришёл приказ из министерства о его переводе. Так он оказался мастером бригады, где работали Алексей и Виктор.

Бригада встретила его настороженно. Все молчали, вопросы задавал один Алексей, Виктор стоял в сторонке и умными, понимающими глазами смотрел на Алексея и улыбался. По содержанию вопросов Митя понял – идёт проверка на прочность. Это был настоящий экзамен. И он твёрдо знал, что оценку, которую они сейчас ему выставят, Мите уже не исправить. Что-то помешало им поставить ему «неуд». Негласный приговор гласил: «Ты пока, мастер, успокойся, но особенно не обольщайся, у нас ещё будет много времени понять, что ты за человек и чего стоишь».

Экзамены продолжались. Алексей и Виктор тщательно готовили вопросы. Вопросы были чисто профессиональными. Митя понимал, что они знают правильные ответы, но их интересовало, что скажет он. Когда ответы их устраивали, они выдерживали артистическую паузу, затем вроде бы соглашались, говорили, что, наверное, так будет лучше, и молча шли работать. Когда Митя задумывался и не мог сразу ответить, пожимали плечами, невинно улыбались, интересовались, что надо делать, и молча ждали его указания. Митя понимал, надо что-то предпринять, пока он не потерпел полное поражение. И он решил схитрить.

В цехе была маленькая комнатушка-конторка мастера. Митя принёс туда всё, что смог найти: технологические карты, тематические журналы и литературу по конструкции и ремонту тепловозов. Теперь, если он твёрдо знал ответ на поставленный вопрос, спокойно отвечал сразу, а если испытывал затруднение, говорил, что у него сейчас нет времени, предлагал им идти работать, а как только он освободится, ответит на всё, что их интересует. А сам забегал в конторку, закрывался и судорожно искал ответы в своей «технической библиотеке». Затем подходил к оппонентам и, переспросив, что их интересовало, небрежно отвечал на вопросы.

Его хитрость они поняли не сразу, а когда догадались, ему показалось, что это им даже понравилось. Ни он, ни они не подавали виду, что всё знают и понимают, но отношения с каждым днём становились более доверительными.

Как-то Митя предложил попробовать разработанную им новую схему сборки шатунно-поршневой группы. По выражению лиц оппонентов он понял, что они не в восторге от идеи. Он настоял на своём и твёрдо потребовал сделать так, как он предложил.

– Как скажешь, мастер, – недовольно буркнул Алексей и пошёл к стеллажу.

Виктор, как всегда хитро улыбаясь, поплёлся за ним. Митя молчал и, не вмешиваясь, наблюдал за своими подопечными. Они делали всё, как он приказал. К концу смены собралась вся бригада. Все смотрели на своего лидера.

– Неужели провал? – промелькнуло в голове у Мити.

– Ты, мастер, ничего, голова, – по-деловому произнёс Алексей. – Ведь у нас с тобой всё получилось. Это ж надо, сэкономили почти три часа!

Это «у нас с тобой» говорило о том, что экзамен он, наконец, выдержал. Они поздравили друг друга, и больше по работе конфликтов никогда не было.

Прошло два года, Митю назначили старшим мастером, Алексей и Виктор всегда оставались его основными помощниками и преданными друзьями.

*  *  *
Как-то в цехе сложилась серьёзная ситуация с выполнением квартального плана. Ремонт последнего тепловоза шёл очень тяжело – бригада с большим напряжением успела закончить основные ремонтные работы за день до окончания квартала. А ведь надо ещё провести реостатные испытания и сдать тепловоз государственному приёмщику. Всё планировалось успеть за последний день. Обсудив в конце смены все вопросы с Алексеем и Виктором, они пришли к выводу, что всё должно быть нормально, и разошлись по домам.

Утром, в семь часов, Митя был уже на работе. Рабочий день начинался в восемь, но он всегда старался прийти пораньше, чтобы в спокойной обстановке спланировать день. Каково же было его удивление, когда в цехе он увидел Алексея и Виктора. Вчера, после душа, все вместе выходили из депо, а теперь они сидели в рабочих комбинезонах, потные, грязные, измученные.

– Что случилось? – с тревогой спросил Митя.

Они опустили глаза, а Виктор тихо сказал:

– Всё нормально, мастер, не волнуйся, всё нормально.

Митя не мог понять, что значит «всё нормально», и что они делали в депо. Он вопросительно смотрел на друзей, а они курили и молчали. Он с волнением и напряжением ждал объяснений, чувствуя, что произошло что-то из рук вон выходящее. Наконец, рассудительный Виктор рассказал, что случилось.

Друзья уже подходили к дому, когда Виктор спросил у Алексея, куда тот дел спецключ, который он, когда собирал инструмент, не смог найти. Алексей удивился и сказал, что он его не брал.

Специальный ключ для монтажа шатунно-поршневой группы непосредственно на тепловозе разработали и изготовили они сами, по своим чертежам. Работать этим ключом было очень удобно, они гордились изобретением и очень дорожили им. Решено было вернуться в цех и найти ключ. Облазили весь тепловоз, ключа нигде не было. Осторожный Виктор, как бы между прочим, сказал, что они могли его оставить в одном из цилиндров во время работы. Настроение испортилось окончательно.

– Что нам теперь делать? – спросил Алексей.

– Звони мастеру, – сказал Виктор.

– Что это даст? Завтра надо будет всё переделывать, а времени нет, завтра – последний день.

И они приняли решение сделать всю работу вдвоём ночью. Митя знал, что такую работу могут с трудом выполнить за смену четыре человека. Вдвоём, да ещё после рабочей смены, это практически невозможно.

Но Алексей буднично сказал:

– Ты, мастер, не волнуйся, мы всё сделали – тепловоз к реостатным испытаниям готов!

– Как всё сделали, вдвоём?

– Ну почему вдвоём, Михалыч помогал! – и они дружно рассмеялись.

Михалыч – сменный помощник дежурного по депо, добрый, покладистый мужик, бывший машинист, пострадавший за непомерное пристрастие к спиртным напиткам. Его не увольняли из депо только потому, что уважали как ветерана войны, который под бомбёжками водил на паровозе воинские эшелоны и был за это награждён боевыми орденами. Вернулся героем, а потом вдруг запил. Ругался смачно. На замечания всегда хитро отвечал:

– Вот ты говоришь мат… А у китайца это такая фамилия. Что у нас мат, у них фамилия. Понял ты? Ну, ты и тёмный, очень тёмный и культуры не хватает. Может, тебе в Китай съездить?

В ту ночь за обещанную бутылку Михалыч, когда был свободен, прибегал в цех и, «вспоминая всех своих китайских друзей», помогал ребятам.

– У тебя с собой деньги есть? – спросил Алексей, – а то Михалыч уже, наверное, заждался.

– Деньги у меня есть, – сказал Митя, – но где вы нашли ключ?

– А мы его не нашли, внутри двигателя его не было, – спокойно сказал Виктор.

– Как не нашли? Как не было? Ради чего всё это?

– Как ты не понимаешь, мастер, ради спокойной совести! – сказал Виктор. – Ты даже не представляешь, как нам полегчало, как спокойно у нас сейчас на душе.

Митя начинал их понимать и, что греха таить, восхищаться.

– Слушай, мастер, мы в норме и, если надо, хватит сил ещё поработать, давай задание, – стараясь быть бодрым, сказал Алексей.

Митя посмотрел на их бледные, измождённые лица, на тёмные круги под глазами и, твёрдо сказав, что теперь справятся и без них, отослал домой отдыхать.

Он долго потом работал на железнодорожном транспорте на разных должностях, но этих ребят, друзей с настоящей рабочей совестью, никогда не забывал.
Марат Бендерский
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31