Новости

Реклама

Налётчики с красками охотятся за электричками

Общество | Пятница | 06.09.2019 | 12:07
 
С начала года вандалы-граффитисты разрисовали уже восемь пригородных поездов Челябинска
Налётчики с красками охотятся за электричками
фото:
По словам специалистов, процесс возвращения вагонов в первозданный вид трудозатратен и совсем не дёшев. Корреспонденты «Призыва» выяснили, каково восстанавливать электрички после тех, кто любит увековечивать на стенах своё имя. Не говоря уже о случаях, когда хулиганы швыряют камни в окна проходящего поезда или выбивают в тамбуре дверь. Особенно криминогенными направлениями считаются Еманжелинск и Кисегач. Не отстаёт от них и столица Южного Урала.

Очередной электропоезд заходит в моторвагонное депо Челябинск на плановый ремонт. Прежде чем начинать обслуживание представители пригородной компании и самого депо проходят по вагонам, осматривая их. Специалисты фиксируют все повреждения, начиная от разбитых стёкол и заканчивая сломанными ручками на дверях. Натренированный взгляд оперативно подмечает каждое несоответствие: в этом месте надо заменить пластиковую панель, а здесь «постарался» вандал с ножом – покрытие сиденья перечеркнул длинный разрез. Но такие проявления агрессии, скорее, исключение. В целом состав, как говорят в депо, отделался малой кровью.

Осматриваем поезд за 10 минут. Дальше за дело принимаются ремонтники. Над составом единовременно трудятся более 20 человек. Времени у них немного – всё нужно отремонтировать не более чем за четыре часа.

– Спектр фантазий отдельных пассажиров довольно широк, – отмечает начальник моторвагонного депо Челябинск Сергей Замша. – Ломают всё: полки, ручки, сиденья, пластик на стенах, двери в тамбур… Да всего и не перечислишь. Возникает вопрос: зачем? То ли от злобы, то ли просто заняться нечем в поездке. Так вот могу посоветовать – лучше книжку почитать.

Повреждённые элементы снимаются. Что-то меняется, а то, что возможно починить, отправляется на ремонт. Слесарь по ремонту подвижного состава Николай Антонов – человек опытный. Исправляет повреждения, причинённые вандалами, далеко не первый год. Говорит, что относится к проблеме философски: они ломают, мы чиним. Но всё же в словах Николая Васильевича слышится возмущение.

– Они не понимают, что своими действиями создают угрозу для машинистов и пассажиров, – говорит он. – Например, те, кто кидает камни в окна... Хорошо ещё, что стекло покрыто специальной плёнкой и не разлетается на осколки. Но в любом случае «получить» камнем в лобовое стекло на полном ходу для машиниста очень неприятно. Они же отвечают за жизни сотен пассажиров. Или какой-нибудь Вася или Петя напишет на стекле резаком, что он здесь был… Я очень за него рад. Однако эти «наскальные рисунки» недолго будут «украшать» внутреннюю часть вагона.

На столе перед слесарем лежит разбитое стекло. Камень разнес на мелкую сетку внешнюю поверхность стеклопакета, но не повредил внутреннюю. Антонов уже вырезал новую форму. Теперь убирает острые осколки с металлического каркаса специальным скребком. Немного герметика и стеклопакет как новый. Наш собеседник улыбается, довольный проделанной работой.

– Мы ремонтируем всё, – говорит он. – Сиденья заново обтягиваем, работаем с пластиком.

– У вас нет впечатления, что это сизифов труд, – спрашиваю его. – Не думаете, что всё это впустую и люди вновь сломают то, что вы сейчас так бережно чините?

– Сомневаюсь, что когда-то все вандалы разом исчезнут, с этим, наверное, придётся смириться, – грустно улыбается Николай Васильевич. – Мы же не можем выпустить подвижной состав в рейс в таком состоянии. Речь идёт, прежде всего, о престиже компании ОАО «РЖД». Быть может, своим трудом мне удастся внести лепту в процесс воспитания пассажиров. Посмотрят, как всё красиво, и не будут разрушать.

Однако в депо отмечают, что в последние годы ситуация в сфере вандализма начала меняться к лучшему. Наиболее сложный период приходился на 90-е годы прошлого века. Тогда состав редко возвращался из рейса в целости и сохранности. Теперь же подобные случаи скорее редкость, чем закономерность.

– Я работаю в пригороде 24 года, вижу, как меняются люди, – отмечает Сергей Замша. – Да и мы не стоим на месте, постоянно улучшая качество наших услуг. В поездах становится чище, появляются установки, создающие комфортный микроклимат в вагонах. В ускоренных поездах, например, которые курсируют до Кургана, есть мягкие сиденья, на окнах шторки. Всё это расслабляет людей. Желание что-то испортить исчезает. Особого внимания заслуживают наши санитарные узлы, или, по-простому говоря, туалеты. Перед нами поставили задачу – сделать качественно и красиво. Мы сделали красивый пластик, поставили зеркала с подсветкой, всегда здесь есть бумажные полотенца, мыло. Одним словом, всё, что необходимо. В перспективе планируем увеличить количество улучшенных санитарных узлов.

Однако больше всего неудобств железнодорожникам доставляют любители граффити. Подростки целыми бандами налетают на подвижной состав, наносят краску и быстро исчезают.

– Было бы хоть красиво, так ведь ужас один, – сокрушаются работники депо, которым приходится оттирать от вагонов творения народных «умельцев». – Причём краски эти хулиганы используют качественные. Справиться с ними может только растворитель. Проблема в том, что он одновременно высветляет и основной цвет поверхности. Потом приходится перекрашивать отдельные элементы вагона.

Повреждённый подвижной состав не может выйти в рейс более суток. А это означает не только затраты на перекраску, но и финансовые потери от простоя.

– Я не против граффити как искусства, – подчёркивает начальник депо. – В России были случаи, когда железнодорожники даже сотрудничали с такими художниками, предоставляя подвижной состав для творчества. Но это были согласованные акции. Надеюсь, что и наши земляки поймут, что их искусство не должно причинять вреда.

Александр Кичигин
Материал опубликован в газете «Призыв» 06.09.19

Комментарии
    0
Защита от автоматических сообщений

Cегодня в СМИ