Новости

Реклама

Человеческие трагедии, героизм и милосердие затопленного города

Общество | Вторник | 20.08.2019 | 17:05
 
В условиях чрезвычайной ситуации в Восточной Сибири сотрудники РЖД пришли на помощь нуждающимся
Человеческие трагедии, героизм и милосердие затопленного города
фото: Пресс-служба ГУ МЧС России по Иркутской области / ТАСС
Сорокатысячный Тулун, ставший известным на всю страну, дважды за лето пострадал от стихийного бедствия. Первая волна паводка пришла с Саян в конце июня, вторая накрыла многострадальный город в конце июля. В первый раз большая вода уничтожила более трети домов и построек, а также унесла жизни 25 человек. Во второй обошлось без человеческих жертв, но не подлежащими восстановлению оказались ещё около 450 домов. Город, едва только отошедший от шока, вновь утонул почти наполовину – затопило даже те районы Тулуна, которые не попали в зону затопления в июне.

Сегодняшний Тулун уже не так сильно напоминает картины месячной давности, когда сразу в нескольких местах прорвало дамбу и уровень воды вдвое превысил критические отметки: поднялся до 14 м. На вокзале появилась техническая вода, равно как и в других благоустроенных зданиях Тулуна, с улиц исчезли военные «водовозки», почти не видно затопленных домов и завалов. Лишь в отдельных местах продолжается снос домов и строений, что уже не подлежат восстановлению. Пройдёт ещё немного времени, и два страшных потопа останутся лишь в памяти переживших тяжкие дни потрясений.

Оператор дефектоскопной тележки Тулунской дистанции пути Сергей Никулин как раз из числа таких людей. В незабываемую для многих тулунчан ночь с 28 на 29 июня Сергей Владимирович с сестрой и сыном находился дома.

– Всё началось после рабочего дня. Вернулся в шестом часу вечера в свой деревянный дом по улице Песочной, 45, это, считай, центр города. По дороге домой проезжали по федеральной трассе М53, она ещё проезжей была, хотя дамбу уже прорвало и город топило. И кто бы мог подумать, что уже через несколько часов мне придётся спасаться, – Сергей Никулин передёргивает плечами, как бы пытаясь избавиться от воспоминаний.

Уверенности насчёт собственной безопасности, по его словам, добавляло то, что за три минувших наводнения Ия никогда не затапливала дом, топило только соседей, да и то не катастрофически. При этом вода наступала плавно, приходила и уходила, даже огороды не смывала.

– В общем, умылся, поел. А затем с соседями решили сходить и глянуть на автодорогу. И лучше бы не ходили: по ней чёрно-серым пятном с писком в потоке воды неслись мыши и крысы, всё буквально шевелилось. Все как кинулись бежать, стало понятно, что через каких-нибудь полчаса спасаться придётся и нам самим. Через полтора часа мой дом затопило по самую крышу, что успели, то на чердак закинули. Из дома буквально из окон выплывать пришлось, а на центральной дороге затор из машин, к нам не подъехать. Соседи даже машины из гаража не успели выгнать, – продолжает рассказ Сергей Никулин.

Больше всего он печалится о доме, который ему достался от отца и в котором прожил всю жизнь. Нет теперь такого адреса – Песочная, 45. Сам дом снесён.

– Живность была кое-какая, поросята, куры, 12 соток земли, не говоря уже об имуществе, нажитом за несколько десятилетий. Люди по-разному вели себя в те жуткие часы: кто-то смеялся, кто-то плакал, кто-то падал в обморок. Я тоже переживал, но без истерики. Ну не будешь же топиться? А в последующие дни пошла помощь от предприятия: вода питьевая, продукты, одежда, деньги. Сертификат на новое жильё выдали, можно в любом регионе квартиру приобрести.
Но уезжать Сергей Владимирович не планирует, собирается и дальше жить в Тулуне, ну а пока квартирует в съёмном жилье, на которое 20 тыс. руб. в месяц выделяет дорога.

Монтёр пути этой же дистанции Камилжон Зиямухамедов оказался в похожей ситуации, а вот экстрима хватанул, пожалуй, больше. Такого, что не припомнит за свои 23 года работы на железной дороге.

– Я в Будагово был 28 июня. Дежурным по переезду меня поставили там. До 8 часов работал. Смену сдал. Уже в деревне Булюшкина дэпээсники останавливали, предупреждали, что Тулун топит. За мост уже нельзя было, закрыт. А мне за мост и не надо, а в район мясокомбината, на улицу Медицинскую. В девятом часу домой приехал, у меня ведь свой дом был, – рассказывает Камилжон.

А дальше всё закрутилось, как в цветном калейдоскопе. Жену Камилжон, как сердцем чуял, ещё днем отправил к родственникам, когда она позвонила, что город затапливает.

На всякий случай решил накачать резиновую лодку, тем более ситуация ещё позволяла, ведь в ограде было сухо. Пока занимался делом, вода на глазах, как в аквариуме, стала быстро подниматься. Он едва успел схватить кое-какие документы – и в лодку.

– Быстро темнело. Вода кипела, как в горной реке, сильный поток дважды чуть на реку не утащил. Часов в 12 ночи понял, что сам не выгребу. Тут на помощь на лодках местные мужики пришли. Привязал свою «резинку» к какому-то палисаднику и пересел со своей собакой к ним. А течение усиливается – моторные лодки стояли на месте, если двигатель чуть слабее.

На следующий день монтёр пути с другими пострадавшими с бугра решил глянуть на свой дом: в воде виднелась только крыша. Можно было погрузиться в чёрные мысли, да коллеги не дали. Жить семье Зиямухамедова предложили в современном модуле сопровождения путевой машинной станции.

Условия понравились: электроплита, стиральная машинка, холодильник, душевая кабина, кондиционер. Две семьи жили, по словам Камилжона, целый месяц, как на курорте. Затем нашлось съёмное жильё, документы на сертификат помогли на предприятии оформить, выплаты положенные получил.

– Один человек, конечно, слаб против такой стихии, – делает вывод Камилжон, – но если ты в беде не одинок, то всё можно преодолеть.

Наверняка под этими словами подпишется и дорожный мастер дистанции пути Андрей Филонов. Ещё недавно в распоряжении его жены Марии, двухлетней Виты был просторный деревянный дом в два этажа на высоком фундаменте. Десять лет, не торопясь, собственными руками да руками родственников выстраивал Андрей семейное гнёздышко. Перед самым наводнением жена даже успела новые обои поклеить. Когда поползли слухи о наводнении, самые ценные вещи на чердак успели поднять. Но всё оказалось пустыми хлопотами.

– Вода наступала так быстро, что в чём были, в том и убежали. Едва успел собаку отвязать. Через какое-то время остатки дома на федеральной трассе оказались, за многие сотни метров. Его и разобрали эмчеэсники, когда разбирали завалы, – немногословно вспоминает Андрей, которому сейчас с семьёй приходится снимать жильё.

А в дистанции пути с улыбкой припомнили, как всем миром искали для своего дорожного мастера одежду.

– Мужчина он крупный. Такому не любая одежда подойдёт, в основном ведь среднего и маленького размера. Но не дали щеголять в шортах и футболке. Да и другую различную помощь, как и другим нашим 35 пострадавшим, оказали, – отметила специалист по управлению персоналом Марина Беляева. В их числе, по её словам, оказались и ветераны предприятия, пенсионеры Ирина Викторовна Бергут и Людмила Михайловна Бруева. Им предоставили временное жильё, доставляли гуманитарную помощь, они также получат сертификаты на приобретение новых квартир.

Среди возникшего на первых порах хаоса и суеты в городе железнодорожники если и отличались чем от остальных, так это дисциплиной, повышенным чувством ответственности, готовностью к любым чрезвычайным ситуациям. Это касалось и пенсионеров. Они благодаря руководителям и кадровым службам забытыми не оказались. Вместе с главным инженером со станции Зима и представителем объектовой комиссии по чрезвычайным ситуациям Николаем Колесниковым мы едем к пенсионеру, бывшему осмотрщику вагонов эксплуатационного вагонного депо Иркутск Виктору Дмитриевичу Дружинину. Четверть века он отдал предприятию. И в трудный для него момент пришли на помощь.

– Вот до этой отметки вода дошла, – показывает Виктор Дмитриевич, стремясь дотянуться до потолка.

Начальником депо Ренатом Ибятовым оперативно было принято решение о проведении ремонта в квартире ветерана. Из Иркутска были доставлены необходимые материалы для ремонта, а также бригада рабочих. В квартире произвели демонтаж полов и межкомнатных дверей, укладку утеплителя, полов и линолеума, установку межкомнатных дверей. Кроме того, Виктору Дмитриевичу была оказана материальная помощь за счёт средств, поступающих в благотворительный фонд «Забота», и приобретён диван за счёт средств профсоюза.

– Вот просохнут стены, и обои можно будет клеить, – делится Виктор Дмитриевич, а ещё рассказывает, как в их пятиэтажном доме по улице Карбышева затопило весь первый этаж. Жильцам, в том числе и самому Дружинину, пришлось спасаться на верхних этажах.

– Страшное дело. Вода к нам пришла через речку Азейку, которая из-за напора пошла в обратную сторону. В половине первого ночи я встал и понял, что нужно спасаться. С балкона второго этажа меня забрал катер МЧС, других, что с домов пониже, снимали с крыш вертолётами. Когда вернулся домой, квартира напоминала мамаево побоище, всё было водой перевёрнуто, – рассказывает Виктор Дмитриевич.

Позднее, уже в Иркутске, замначальника Восточно-Сибирской дирекции инфраструктуры по кадрам и социальным вопросам Александр Тугарин отметит, что дирекция одной из первых приступила к оценке масштаба ущерба и оказанию практической помощи работникам и неработающим пенсионерам. Уже на следующий день в пострадавший район выехали руководители кадрового блока во главе с заместителем начальника Центральной дирекции инфраструктуры Дмитрием Берсеневым. Имеющийся у Дмитрия Берсенева практический опыт организации работ, приобретённый при устранении последствий наводнения в Туапсинском районе Краснодарского края в 2018 году, позволил чётко скоординировать действия кадрового блока структурных подразделений дирекций, расположенных в зоне подтопления.

Между тем железнодорожники не только оказывали помощь своим коллегам, но и принимали активное участие в спасении людей, в ликвидации последствий наводнения. В их числе оператор дефектоскопной тележки Тулунской дистанции пути Виктор Баклан. На своей резиновой лодке он ночью спасал тонущих людей. За ночь в безопасное место было перевезено 36 человек.

– Зрелище жуткое. Отовсюду крики, машут фонариками. Вода чёрная, куча хлама, того и гляди сам на дно пойдёшь, если пропорешь лодку каким-нибудь штырём. Но плавсредств у МЧС в ту ночь не хватало, а мне совесть не позволяла отойти в сторонку. Спасал и людей, и собак. Я не герой, просто не мог по-другому, – говорит Виктор.

Его коллега, двадцатитрёхлетний монтёр пути Тулунской ПМС Дмитрий Шашин на своём ГАЗ-66 также оказался в эпицентре событий и помог в эвакуации людей из затапливаемых мест.

– Я понимал, что важна каждая минута, и когда помог родителям, стал вывозить других пострадавших из затопленных домов. В общей сложности более двух десятков. Уже ночью машина попала в яму с водой, и теперь уже помощь понадобилась мне самому. Меня выручили спасатели, – рассказал Дмитрий.

За проявленную смелость и решительные действия по спасению людей в чрезвычайной ситуации, как сообщил замначальника Тулунской ПМС Дмитрий Пак, Дмитрию Шашину были вручены часы председателя Роспрофжела. Наверняка как-то будут отмечены и другие железнодорожники, которые выдержали испытание на человечность. Как, например, монтёр пути Алексей Шалак. Он в затопленном рекой Ия микрорайоне ЛДК охранял имущество жителей от мародёров, которые рыскали на плотах и лодках в поисках поживы.

– Слышал, как в темноте они переговаривались, решали, в каком доме или квартире выдавить окна, чтобы что-то украсть. Только у нас задержали семь таких бессовестных с телевизорами, – припомнил Алексей.

Примеров героизма, порядочности, самоотверженности, желания поддержать других в трудную минуту на Восточно-Сибирской дороге масса. Каждый на своём посту старался принести максимальную пользу. В числе таких, например, начальник станции Тулун Илья Лиунцай, его заместитель по оперативной работе Николай Емельянов. Они помимо прочих дел помогали обеспечить доставку гуманитарной помощи, формировать дополнительные электропоезда. В том, что во время паводков было перевезено дополнительно свыше 211 тыс. пассажиров с затопленных территорий, есть и их заслуга. Слаженно работала на устранении затора на автомобильном мосту бригада монтёров Тулунской дистанции пути под руководством бригадира пути Александра Димидовича, в составе которой были Игорь Василенко, Виктор Димидович, Юрий Расторгуев, Вадим Ефимов, Артём Григорьев, Евгений Боровиков, Александр Чернявский, Олег Балабушкин, Анатолий Говорин, Сергей Пушко.

Как отметил начальник ВСЖД Василий Фролов, роль железнодорожников в ликвидации последствий двух масштабных паводков трудно переоценить. В период стихийного бедствия на протяжении нескольких дней наземное сообщение осуществлялось только железнодорожным транспортом. Дорога приняла на себя значительные объём и ответственность в решении вопросов оперативного перемещения местного населения, грузов, доставки гуманитарной помощи и добровольцев в подтопленные территории. И это не считая того, что было необходимо в краткие сроки помочь почти трём тысячам железнодорожников и членам их семей.

Нет сомнений, что дорога и дальше будет поддерживать процесс восстановления, возвращения к нормальной, полноценной жизни, в частности, Тулуна. Работ всё ещё много. Дома, подлежащие сносу, и то ещё не полностью убраны. На объекте «Радуга», например, довелось познакомиться со спасателем ПСО города Саянска Геннадием Железным. Здесь в этот день как раз разбирали и увозили затопленные дома. Кивая на один из работающих оранжевых бульдозеров, Геннадий Железный отметил, что это техника и люди от железной дороги.

– За эти дни и недели мы стали действовать как один слаженный механизм, – сказал спасатель.

Много бед принесли две мощные волны паводка. Но большая человеческая волна милосердия, человечности, организованности оказалась во много крат сильнее. Люди въедут в новые квартиры, восстановят утраченное имущество, заживут привычными хлопотами. И это так же верно, как то, что вслед за ночью наступит утро.

Сергей Кез,
соб. корр. «Гудка»
Иркутск

Комментарии
    0
Защита от автоматических сообщений

Cегодня в СМИ