17 ноября 2019 00:12

По прозвищу «железка»

Профессиональный сленг таит в себе немало открытий для исследователей

Компашка, снегогрызка, бешеная табуретка… Непосвящённый эти слова может принять за ругательство. На самом деле это всего лишь паровоз, имеющий компаунд-машину, снегоуборочная машина СМ-2 и мотодрезина. На Южно-Уральской дороге выпустили к 10-летию РЖД небольшой красочный буклет «По прозвищу «железка».
В нём много иллюстраций, и это фотографии реальных экспонатов, которые можно увидеть в дорожном музее. Но главное – меткие, острые словечки. Если синонимы – это разные оттенки одного понятия, то у сленга возможностей поболее, ведь он куда эмоциональнее. В нём всегда присутствует отношение человека к понятию, предмету. Возможно, потому что рождается сленг не в кабинетах, а в той профессиональной среде, которая за словом в карман не лезет. Поэтому в нём так много граней: и точный смысл, и меткость, и ирония, и озорство. И всегда – признание в любви. Даже если снего-уборочную машину называют бабой-ягой, не сомневайтесь – это от избытка чувств. Засмотреться можно, когда во время её работы поднимаются снежные вихри, словно это сказочное существо колдует. Видимо, хотелось хоть немного смягчить внешнюю грубость, поэтому появившиеся позже снегоочистители называют ласково – бабкой-ёжкой.

Собери под одной обложкой хотя бы часть наиболее яркого железнодорожного сленга, и от книги уже было бы не оторваться – настолько этот язык ярок и остроумен. Но издание, подготовленное ведущим методистом Музея истории Южно-Уральской дороги Мариной Воронковой, решает более широкую задачу. Это, по сути, небольшое исследование о людях и отрасли. Отталкиваясь от профессиональных и просторечных слов, книга прослеживает саму историю развития железнодорожного транспорта в России. Оказывается, многие понятия и сленг рождались почти одновременно.

И порой их трудно даже различить.

Например, все знают одно из первых профессиональных выражений – «чугунка». Так стали называть в 80-е годы ХVIII века железную дорогу с чугунными рельсами. А вот само название «железная дорога» вторгается в язык в начале ХIХ века. И многие стали говорить: «Я работаю на «железке».

Очень интересна и непроста языковая судьба паровоза. Появилось это слово отнюдь не сразу. Первый в России паровой локомотив называли «сухопутным пароходом». Потом был «пароходный дилижанец», «пароходка», «паровая телега». Народная фантазия тоже не дремала.

И железного коня стали именовать «бочкой с дымом» и даже пароходом, паровой каретой. Лишь в 1847 году родилось слово «паровоз». Кстати, изобретение слова «паровоз» приписывается литератору Гречу, издававшему в середине ХIХ века популярную газету «Северная пчела».

Это не единственный случай совместного творчества гуманитариев и технарей. Например, идея создания снегоочистителя в России принадлежит величайшему поэту Пушкину. Александр Сергеевич много путешествовал по стране. И, видимо, насмотрелся на зимние сугробы. Вот и высказал мысль о необходимости придумать специальный снегоочиститель. И даже изобразил его на рисунке. Вскоре действительно появился путеочиститель, похожий на тот, что был нарисован Пушкиным. Это приспособление использовалось вместо обычных мётел, которые привязывались к штырям под буферным брусом на передке паровоза.

Менялась техника, умирала и рождалась. Вместе с ней уходили и появлялись новые понятия. Однако есть слова-долгожители. Например, шарманка. Так во все времена паровозники называли свой дорожный сундучок. Сначала он был деревянным, потом металлическим, затем появилась сумка кожаная или из плотной синтетической ткани. Сейчас машинист отправляется в поездку с удобной синей форменной сумкой на ремне. Но, как и раньше, многие машинисты называют её шарманкой. На первый взгляд, какая связь между музыкальным инструментом и сундуком? Авторы книги «По прозвищу «железка» считают, что сходство налицо. Шарманка и сундучок были похожи по форме. А, кроме того, шарманки использовались в качестве отпугивающего сигнала. Впереди на площадке паровоза сидел, скорее всего, помощник машиниста и крутил ручку музыкального ящика. Случайно сленг не рождался. Он всегда описывал свойства, характерные особенности предмета.

Практически нет такого инструмента, приспособления или машины, которые не отметили бы метким словом. Даже для временной перемычки в электрооборудовании нашли название – крокодил или крокодильчик. А сколько устойчивых выражений оно дало! И «поставил крокодила», и «зашунтировал крокодилом», и «крокодила кинем и доедем»… Однако всё-таки больше всего сленговых слов досталось на долю техники. Фактически каждый вышедший на рельсы новый паровоз, электровоз, локомотив получал ещё одно имя, помимо официального. Например, все паровозы серии Л называют «лебедянкой» или «лебедем». Односекционный грузовой электровоз ВЛ22-1790 стал ещё и «мустангом». Электровоз ВЛ22 – «собакой». Есть и машины – настоящие рекордсмены по количеству данных им прозвищ. Так, выпущенный в 1936 году танк-паровоз 9П локомотивщики окрестили «хозяйкой», а то и «хозяюшкой». Укороченный кузов паровоза (9–10 м) тоже способствовал полёту фантазии, и его прозвали ещё и «тузиком», «бобиком», «карапетом». Наверное, много было прозвищ ещё и потому, что проработали эти паровозы на сети почти 20 лет.

Сейчас компания проводит конкурсы на лучшее название для высокоскоростных поездов и электропоездов нового поколения. Поэтому они выбираются куда более тонко и даже с душой. «Сапсан», «Ласточка» звучат так красиво, что и придумывать современным экспрессам новые имена не хочется. Но для фантазии всегда найдётся место. А значит, у исследователей профессионального сленга и истории нашего транспорта непременно будет продолжение.

Наталья Кузина



Оставить комментарий
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31      

Выбор редакции

Летний призыв