03 апреля 2020 19:35

Олимпийские виражи

Действующий чемпион мира по скелетону Александр Третьяков продолжает подготовку к Играм в Сочи

На днях сборная России по скелетону завершила очередной предсезонный сбор, который проходил в подмосковном Парамонове, где расположены санно-бобслейный комплекс и стартовая эстакада. О том, как спортсмены трудятся в преддверии главных соревнований четырёхлетия, «Гудку» рассказал чемпион мира в скелетоне, представитель железнодорожного спортивного клуба Александр Третьяков.
– Александр, знаю, вы уже давно начали подготовку к новым стартам.
– Да, ещё весной. Пауза после завершения прошлого сезона у нас получилась небольшой, но это и понятно – впереди Олимпиада, от нас ждут побед, поэтому и тренировки забирают сейчас всё наше время. Конечно, хотелось и с семьёй побольше побыть, но родные понимают ситуацию. Тренироваться же я начал ещё дома, в Красноярске, и уже там проделал хорошую работу. Потом перебрались в Подмосковье...

– В прошлом году вы тоже много времени провели на стартовой эстакаде в Парамонове. Если сравнить то лето с нынешним…
– Сейчас мы готовы намного лучше, чем год назад в это же время. Например, здесь, в Парамонове, все ребята уже побили свои рекорды в разгоне.

– Наблюдая за вашими тренировками, заметил показания табло, где ваша скорость на разгоне – выше 40 км/ч.
– Скорость может быть разной, и она во многом зависит от эстакады, от того, насколько она крутая.

– И как вам эстакада в Парамонове?
– Отличная. Одна из лучших в мире. Она очень удобная во всех отношениях – и лёд хороший, и инфраструктура замечательная. Есть разминочные залы, удобные раздевалки. В общем, всё сделано для комфорта спортсменов.

– А про олимпийскую трассу в Сочи что скажете?
– Мне нравится. Да, она не такая быстрая, как, например, в канадском Уистлере, но не было задачи сделать её такой же. В скелетоне комфортная скорость – 130 км/ч. 150 – это уже на пределе. Главное – не то, какую максимальную скорость ты набрал, а насколько безошибочно прошёл виражи.

– Тот факт, что наши бобслеисты и скелетонисты провели на олимпийской трассе много времени, даст нам преимущество во время Игр?
– Надеюсь, что да. Для нас эта трасса уже стала родной.

– Давайте вернёмся в Подмосковье. Расскажите подробнее, как проходил сбор в Парамонове. Сколько, например, разгонов вы выполняете за одну тренировку?
– От шести до восьми. Этого вполне достаточно. Много занимаемся и штангой. В тренировочной работе у скелетонистов важна не только лёгкая, но и тяжёлая атлетика. Нельзя показывать хорошее время на разгоне просто потому, что ты быстро бегаешь. Нужно очень много работать, и есть масса упражнений, чтобы улучшить стартовую скорость.

– Недавно в Москве завершился чемпионат мира по лёгкой атлетике. Сумели хоть раз добраться до «Лужников»?
– Да, болели за наших ребят. Атмосфера на трибунах была потрясающая, да и сборная России выступила успешно. Можно сказать, эти победы нас вдохновили.

– Легендарного Усейна Болта вы наверняка тоже видели. Он бежит стометровку быстрее 10 секунд. А вы за сколько сможете?
– Даже и не знаю. Как-то раз, больше для интереса, я в 2006 году выступал на региональной Универсиаде. Тогда пробежал дистанцию 100 м в районе 11 секунд. Вот короткий спринт, точнее очень короткий – 30 м и 20 м, – мы бегаем часто. Стометровка нам ведь и не нужна. В разгоне важен иной принцип – за короткое время набрать максимально быструю скорость.

– Что ещё важно для разгона? Ведь во многом именно от него зависят скорость на трассе и итоговый результат.
– Нужно правильно осуществить посадку в скелетон. В этот момент можно и выиграть сотые доли секунды, а можно и проиграть. Например, не сумел спортсмен правильно подобрать ногу и во время посадки чуть поддёрнул скелетон на себя. Это уже потеря времени.

– С нынешним главным тренером сборной России немцем Вилли Шнайдером вы проработали целый год. Уже можно подвести какие-то итоги.
– Меня всё устраивает. Результаты растут у всех наших спортсменов. Да что там говорить – в прошлом сезоне я стал чемпионом мира. Это показатель (смеётся). Кстати, скелетон, на котором я сейчас тренируюсь, сделал именно Шнайдер. У него есть целая мастерская по их изготовлению.

– И сколько же стоит один скелетон?
– От 4 до 5 тыс. евро. Конечно, наш главный тренер в процессе работы над скелетоном обязательно учитывает пожелания спортсменов. Сейчас Шнайдер готовит для меня, как и для других ребят, второй скелетон. Скоро мы получим новые машины и, думаю, уже в сентябре начнём их обкатывать в Сочи. Посмотрим, какой из этих двух скелетонов быстрее и удобнее.

– Будете подбирать аппарат, учитывая особенности олимпийской трассы?
– Хороший скелетон едет по любой трассе. Вот коньки подбираются уже под конкретные условия.

– Лидеры сборной России – вы и Сергей Чудинов. А молодёжь перспективная есть?
– Да, молодые ребята уже наступают нам с Сергеем на пятки, не дают застаиваться. Но ведь это и хорошо – без конкуренции не будет высоких результатов.

– В последние годы российские скелетонисты добились больших успехов. Вы, например, выиграли чемпионат мира. Чувствуете, что ваш вид спорта становится в стране всё более популярным?
– Да, молодёжь приходит, интересуется что да как. Но такое внимание связано не только с нашими победами, но и с тем, что зимние виды становятся всё более популярными, ведь Олимпиада проходит в России.

Беседовал Роман Вишнёв



Оставить комментарий
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31