27 февраля 2020 10:56

Сам себе враг

Недостаточное выявление профессиональных заболеваний остаётся серьёзной проблемой на сети

На железнодорожном транспорте 40% рабочих мест относятся к вредному производству. Это много, но всё же меньше, чем в других отраслях хозяйства. А если сравнить с развитыми зарубежными странами, то наши показатели в разы меньше.
Анатолий Цфасман, руководитель Центра профпатологии и профпригодности Центральной клинической больницы № 1 ОАО «РЖД»
Это отнюдь не свидетельство того, что наши условия труда лучше, мы в отрасли по-прежнему выявляем профзаболеваний значительно меньше, чем есть на самом деле. Хотя если сравнивать выявляемость с периодом конца 80-х – начала 90-х годов, то она выросла примерно в четыре раза. Проблема в том, что работники не хотят признавать себя профнепригодными. Самое распространённое среди заболеваний – тугоухость. Развивается она постепенно: когда были старые локомотивы, где шум существенно превышал допустимые значения, патология появлялась за 15–20 лет работы. Диагноз же ставится раньше, чем человек становится профнепригодным. Но когда отоларинголог говорит о начальных признаках, пациент хочет всячески уйти от диагноза. Ему кажется, что таким образом он продлит свою трудовую деятельность. Это ошибочное мнение – есть объективные методы, которые при следующем осмотре позволят выявить прогрессирование заболевания. Врач в этом случае должен поставить профзаболевание. Но реальная жизнь сложнее, и, если пациент просит этого не делать, доктор иногда идёт на поводу у больного. Юридически он поступает неправильно, но вместе с тем он обязан щадить психику больного, потому что профзаболевания жизни не грозят. Поэтому по общим медицинским канонам, быть может, он и должен здесь считаться с мнением пациента. Вопрос этот не простой.

Многие профзаболевания лечатся, и неплохо. Если взять машиниста с вибрационной болезнью, то данная патология не ведёт к профнепригодности. У тугоухости эффективность лечения очень незначительная, и главный метод здесь – избежать шумных условий труда. Но бывает, что работа ставится в приоритет, больные не желают ничего менять.

Но основная причина недовыявления всё-таки связана с тем, что большинство врачей мало знакомы с данной патологией. Необходимы обучение, повышение их квалификации. Это всё происходит, но недостаточно. Врачом-профпатологом может работать только врач лечебного профиля, гигиенисты, которые привлекаются для работы в этой области, врачами быть не могут. Кафедры профпатологии разбросаны по всей стране, но это кафедры общие. Для работы в РЖД необходимы знания в области отраслевой профпатологии, понимание её особенностей. И далеко не все профпатологи, работающие на железной дороге, прошли это обучение. В долгосрочной программе стоит вопрос об обучении всех специалистов.

Сейчас в РЖД около 10 центров профпатологии, конечно, их не хватает. На последнем медсовете поднимался этот вопрос, было принято решение о необходимости увеличения их количества. Но конкретных сроков пока нет.

Важным достижением последних лет я считаю именно то, что мы занимаемся не только узкой профпатологией, но и рядом стоящими вопросами. Мы не ограничиваемся только профзаболеваниями, но занимаемся профобусловленными, такими, как, например, гипертоническая болезнь. У машинистов гипертоническая болезнь диагностируется чаще, чем у мужчин трудоспособного возраста в целом. Но нельзя сказать, что, если бы человек не работал машинистом, у него бы её не было: доказать взаимосвязь можно только путём сопоставления больших контингентов работающих с группой сравнения. Кроме того, мы стараемся заниматься и другими областями медицины, делиться своими знаниями. Мы являемся основателями таких направлений, как профессиональная клиническая фармакология, профессиональная кардиология, профессиональная биоритмология.


Оставить комментарий
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31