19 января 2021 15:59

Тепло души

Валентина Медведева отдала станции Татьянка более сорока лет

У этой железнодорожной станции название озорное и нежное – Татьянка. И, мне кажется, оно удивительно подходит здешнему председателю профкома Валентине Медведевой.
Она энергичная, громкоголосая, с живыми тёмными глазами… Валентина Тимофеевна успевает и со мной разговаривать, и что-то писать в блокнотик, и отвечать на вопросы работников станции, которые заходят к ней в кабинет и явно уходить не спешат. Им хочется перекинуться лишним словом с этой излучающей тепло женщиной.
– Когда я могу получить спецодежду?
– На путёвку в лагерь ребёнку написать заявление ещё не поздно?
– Где взять литературу о работе составителя?

От такого разнообразия вопросов поневоле растеряешься.
– Валентина Тимофеевна, вы чем тут вообще занимаетесь?
– Да всем, – заливисто хохочет она.

Сорок один год своей жизни отдала станции Медведева. Пришла сюда девятнадцатилетней девчонкой после окончания железнодорожного техникума. Работала дежурной по станции, потом маневровым диспетчером, в бухгалтерии. В 1987 году её выбрали неосвобождённым председателем профкома. И это не случайно. Человек она пытливый, неравнодушный и главное – влюблённый в Татьянку. Это чувствуется даже в том, с какой теплотой она рассказывает о ней.
– Когда я только пришла на станцию, даже пути были какими-то запущенными. Да и сходы случались. Сейчас этого нет. Татьянка наша – как конфетка, чистенькая, деятельная. Помню, в 1995 году ввели электрическую централизацию стрелок. До этого они переводились вручную, и работа у стрелочников, среди которых в основном женщины, была адская. А тут наши девочки даже похорошели. Но новое не всегда принимали на ура. Скажем, когда появилась радиосвязь, некоторые считали её лишней нагрузкой. А сейчас мы без неё не мыслим себе работы . А вот наша полугорочка, – широким жестом не без гордости демонстрирует Медведева апартаменты из стекла и пластика, где разместили дежурных по станции. – Когда в 2005 году её строили, коллеги с других станций смеялись. Станция-то тупиковая. Но жизнь показала, что мы были правы: работа пошла намного быстрее. А это очень важно. У Татьянки всё-таки первый класс. На неё приходится 60% объёмов погрузки всего Волгоградского региона. Среди грузов – почти вся номенклатура опасных.

С горки хорошо просматриваются вышки двух нефтеперерабатывающих заводов.
– Это наши основные грузоотправители, – продолжает рассказ Медведева. – Татьянка и создавалась под нужды одного из этих предприятий. Потом её передали в МПС, и она стала развиваться, переоснащаться.

Валентина Тимофеевна – настоящий кладезь знаний об истории станции. Многие перемены происходили на её глазах и при её участии.
– Когда я была маневровым диспетчером, мы отправляли до 14 поездов в смену, – вспоминает она. – Сейчас – пять-шесть. Но работать стало куда сложнее. Собственников подвижного состава много, и с каждым заморочки. Эту цистерну, скажем, надо пропарить, а ту ни в коем случае. И не дай бог перепутать. Придётся отвечать рублём, и не одним, поскольку мытьё цистерн дорого стоит.

– А работа профсоюза в последние годы сильно изменилась? – спрашиваю её.
– Очень, – качает головой Медведева. – Раньше мы занимались, по существу, социальным обеспечением людей. В начале 90-х, когда в стране не хватало продовольствия, на станции организовали что-то вроде пункта по снабжению. И гуманитарную помощь тут распределяли, и даже мясо рубили. Собирали для пенсионеров гостинцы и отвозили им. А как тогда решали квартирный вопрос? – и сама же отвечает со смехом. – Да наперегонки с другими профсоюзными организациями! Я буквально отслеживала, где освобождается квартира. Открывали дверь молотком, заселяли людей, а потом добивались ордера. Все тогда так действовали. Иначе твой сотрудник ничего не получит. Ко мне шли и за путёвками, и за продуктами… Профсоюз организовывал соревнования, массовые мероприятия. И коллективный договор сами писали. Сейчас мы по-прежнему занимаемся и путёвками, и организацией различных мероприятий… Но ушёл тяжелейший квартирный вопрос, подготовка коллективного договора... Изменилась и роль профсоюза. Теперь, как и в других цивилизованных странах, мы являемся буфером между руководством предприятий и работниками. Профсоюз должен защищать интересы работников, в то же время содействовать установлению нормальных взаимоотношений между ними и начальством. Это требует другой психологии и подходов. И, что очень важно, – знания трудового законодательства. Если ты что-то отстаиваешь, то лучше ссылаться не на эмоции, а на определённую статью закона.

– Какой сейчас один из самых острых вопросов? – спрашиваю её.
– Премирование, – говорит Валентина Тимофеевна. Лицо её стало строгим. И я поняла: эта женщина может быть и жёсткой. – Я почти всегда выступаю за увеличение вознаграждения. И делаю это в интересах предприятия. Скажем, на протяжении ряда лет текучесть кадров у нас была 4%. А за полгода текущего года – уже 7%. Многие молодые специалисты идут на повышение и переводятся в другие предприятия. Но и по собственному желанию увольняется немало. Особенно среди составителей. Зарплата у них 18 тыс. руб., а ответственность большая. Ревизоры обычно выступают за наказание рублём, если что-то недосмотрел. И как тут удержать работников? Изменить тарифную ставку предприятие не может. Раньше профсоюз с начальником станции разрабатывали положение о премировании, и я могла повлиять и на размер премий. Сейчас положение готовит ОАО «РЖД». Мы можем вносить свои предложения, но учитывают их очень редко. Хотя «снизу» многие «узкие» места виднее.

– И какие же рычаги есть у профсоюза?
– Надо бороться за то, чтобы наказание не было чрезмерным. Я, например, считаю, что за первый проступок не стоит наказывать. И вообще, каждая ситуация требует своего подхода. Скажем, можно на 10% лишить человека премии, и он уже понял ошибку. А лишишь на 50 или на 100%, человек затаит обиду и при удобном случае уволится. Придётся искать нового сотрудника. И не факт, что он будет лучше. Ему ещё придётся входить в курс дела, приспосабливаться к условиям работы. Всё это требует времени. А дело-то не ждёт. Вот почему все заинтересованы, чтобы был стабильный профессиональный коллектив.

– Валентина Тимофеевна скромничает, когда говорит, что её влияние совсем незначительное, – вступает в разговор заместитель начальника станции по оперативной работе Евгений Кувшинов. – Без неё не обходится ни один приём на работу нового сотрудника. У неё есть способность понять, что за человек к нам устраивается. Будет ли он учиться, повышать свою квалификацию? Ведь мы сейчас стараемся, чтобы работник имел две смежные профессии и при необходимости мог кого-то заменить.

Любой человек может ошибиться. Так и Медведева в своё время предлагала наградить одного из составителей. Специалист он был прекрасный. Но руководство станции считало, что с наградой надо повременить. Однако председатель профкома всё-таки добилась награждения. А потом этот человек совершил неблаговидный поступок и был уволен.
– Я всегда помню об этой ошибке, – с горечью говорит она.

Но, думаю, на её отношение к людям это не повлияло. Ведь когда я её спросила, какими качествами должен обладать профсоюзный лидер, первое, что она сказала: «Любить людей».

К ней обращаются не только с деловыми вопросами, но и делятся своей радостью, жалуются на начальников. Она всех выслушает и может дать нужный совет, а то и поругать. Медведева знает, когда у кого день рождения, какова обстановка в семье и какие проблемы со здоровьем. Но что важно – её интерес всегда выливается в полезное дело.

Волгоградское лето – это изнуряющая жара. И Медведева везде, где только можно, поставила кулеры. Татьянка находится в промышленной зоне – там нет ни магазинов, ни продовольственных палаток. И хлопотами председателя профкома на станции появились холодильники, чтобы было где хранить пищу.
– Профсоюз должен держать руку на пульсе, – смеётся она. Правда, похоже, для неё этот пульс бьётся не в самых подходящих местах. Недавно, скажем, у работников станции истёк срок использования пластиковых карт. А приближалась выдача зарплаты. Вообще-то не её это вопрос – обеспечивать людей новыми картами. Но не зря Кувшинов говорит о ней: «Она у нас как мама и серый кардинал в одном лице». Да и люди потянулись, по обыкновению, к ней: «Сделай что-нибудь».

Валентина Тимофеевна обзвонила всех, дошла до руководства отделения банка, которое находится в Волгограде. А там ей сказали: «Сами виноваты, что не приезжаете». «А сообщить, что карты сделаны, им было недосуг?» – возмущается Медведева. Она сразу же собралась и поехала за картами.
«Это мелкие вопросы, – говорит. – Приходится и ими заниматься. Не начальство же подключать. Оно производством занято. Вот где настоящие проблемы!»

Дорога из дома до Татьянки и обратно занимает у Валентины Тимофеевны четыре часа. Много раз ей предлагали другую работу, поближе к дому. Но она на это не пошла – настолько прикипела к своей станции. А почему, объяснить не может. Только смеётся: «Мне кажется, здесь самые лучше люди. И куда же я от них…»

Недавно Валентина Тимофеевна всё-таки решила уйти на заслуженный отдых. Говорит: надо помогать растить внуков. Но на станции считают, что долго без работы она не выдержит. Будет скучать по Татьянке и обязательно вернётся.

Наталья Кузина,
спец. корр. «Гудка».
Волгоград
Фото автора

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30