25 августа 2019 23:03

Дельвиговский колледж – имя собирательное

В тени вековых лип и кленов, в стороне от шумных столичных автострад, в старом московском дворике уютно расположились малоэтажные корпуса казенных административных зданий. Они построены в стиле казаковской купеческой Москвы и позднего советского неоклассицизма. Здесь, в Кучином переулке, находится одно из старейших учебных заведений Москвы – Дельвиговское железнодорожное училище, или, говоря по-современному, колледж.

«Имею честь довести до сведения Вашего Сиятельства, что 13 марта, после молебствования, открыт первый класс Дельвиговского железнодорожного училища на 40 человек. Покорнейше прошу принять уверения в совершенном моем почтении и преданности. Барон Андрей Дельвиг. 20 марта 1872 года». Это строки из письма графу Алексею Бобринскому, в то время управляющему Министерством путей сообщения. Автором послания был генерал-лейтенант инженерного корпуса Андрей Иванович Дельвиг.

Помимо старой дворянской фамилии, Андрей Иванович известен и тем, что в свое время успешно модернизировал московский водопровод. По его проекту устарелый кирпичный канал-самотек из Мытищ был заменен чугунными трубами, а воду стали поднимать насосами с паровыми двигателями, что удвоило приток воды в столицу. За это его удостоили весьма почетной в тот период Демидовской премии.

Трудами барона Дельвига было создано Русское техническое общество, первым председателем которого он впоследствии стал. По его почину устраивались первые железнодорожные школы. Средства на их содержание добровольно отчисляли частные железнодорожные общества и состоятельные люди.

Вот такому человеку обязано своим появлением на свет старейшее учебное заведение Москвы. Случилось это более 130 лет назад по высочайшему повелению императора Александра II. А сам Андрей Иванович на радостях пожертвовал для училища дом и устроил при нем общежитие. Кроме того, положил в банк солидный капитал для поддержания заведения.

Такова кратко история. Наверное, фамилия Дельвигов, как добрый ангел, долгие годы хранила училище от реформаторских наскоков. А в 1993 году к нему присоединились электротехникум, затем планово-финансовый. Позже колледж вобрал в себя Московский техникум железнодорожного транспорта имени А.А. Андреева, взял под крыло Экономико-технический колледж, Всероссийский заочный техникум железнодорожного транспорта. Так что для нашей отрасли это учебное заведение стало собирательным.

– Из «Гудка»? – осведомился охранник на проходной. – Директор ждет.

Вместе с заместителем по воспитательной работе Еленой Некрасовой мы проходим в главный корпус. В холле на видном месте стенд со свежим номером газеты. На стенах – репродукции старых локомотивов, картины. В просторных холлах много живых цветов. Стайки студентов спокойны и предупредительны.

Нечто подобное мне довелось видеть в Ростовском государственном университете путей сообщения, у академика Владимира Ивановича Колесникова. Это невольное сравнение не раз приходило в голову во время разговора с директором колледжа – Николаем Егоровичем Разинкиным, преподавателями, студентами.

Правда, следует сделать небольшую поправку на разные «весовые» категории двух учебных заведений. Они, конечно, несопоставимы. И число учащихся, и масштабы решаемых задач, и учебно-материальная база. Колледж – это своего рода университет в миниатюре. Но есть и общее. Что сближает? Отношение ректора и директора к работе, к студентам, к своим преподавателям. Для каждого их учебные заведения стали вторым домом. Это видно по тому, как болеют за него душой.

Николай Егорович рассказал любопытную историю взаимоотношений колледжа и местной власти.
– Отношение к нам, как к отрасли. Кое-кто пытается заставить нас платить даже за майский снег. Я вполне серьезно говорю, не удивляйтесь. Вот недавний случай. Глава администрации Западное Дегунино выставила нам к оплате счет за сосульки на крыше жилого корпуса общежития, которые мы не убираем в конце весны. Абсурд, конечно, – в голосе директора Николая Разинкина звучат искренняя обида и недоумение.– Я ей говорю, вы же, как руководитель, должны понимать, что учебные заведения находятся на голодном пайке. Мы не можем себе позволить лишние траты. Какой снег, какие сосульки. Да у нас каждый рубль на счету. Официальная зарплата у преподавателей – три тысячи. Выкручиваемся как можем. А она – не прибедняйтесь. Министерство у вас богатое. Попросите – наверняка своим-то не откажут. Или пришли пожарные и насчитали штрафов на 2,5 миллиона рублей. Откуда они взяли нарушения, если в учебных корпусах не так давно сделан капитальный ремонт? Доходит до суда. Два иска мы выиграли в арбитраже.

Если бы Николай Егорович безропотно платил штрафы местным крючкотворам за каждую сосульку на восьми учебных корпусах и трех общежитиях, то денег больше ни на что не осталось бы. И преподавательский коллектив давно бы истаял, как весенний снег. А они не разбегаются. Чем же он их держит? Ведь предложений в столице для опытных педагогов хватает. Всякие коммерческие университеты, которые за полтора года отчитают-обсчитают любой курс лекций, готовы платить большие деньги преподавателям.
– А мы не только сохраняем опытных педагогов. По тридцать лет и больше работают Василий Будиловский, Николай Кожемякин, Людмила Шишкина, Валентина Калмыкова, Нонна Бугрова и многие другие. Но постепенно выращиваем своих преподавателей, – рассказывает директор. – Чем держим? Предоставляем общежитие. Помимо основной работы, даем возможность дополнительных легальных заработков в колледже. Так, молодые специалисты могут вести дополнительные курсы по специальностям «Автоматизированные системы обработки информации и управления» или «Техническое обслуживание средств вычислительной техники».

Разразившийся в начале 90-х годов кризис экономики больно ударил по средним специальным учебным заведениям. По данным Министерства образования России, прием в техникумы и колледжи в тот период с 421 тысячи человек упал до 222 тысяч. Но как только российская промышленность стала возрождаться, практически сразу же вырос спрос на выпускников колледжей. Уже сейчас эти профессии выбирают около 40 процентов ребят от общего числа всех абитуриентов в стране.

По данным Министерства образования, самая серьезная проблема техникумов и колледжей технического профиля – износ учебно-производственных мастерских. Оборудование либо давным-давно устарело, либо и вовсе сломалось.

В техникумах и колледжах практически отсутствуют современные стенды, лабораторные модули, маловато компьютеров.

Все это во всероссийском масштабе. А если говорить конкретно, то Дельвиговский колледж эти бури почти не затронули. Потому что руководство железнодорожной отрасли во время всех этих передряг сумело сохранить кадры и полностью переоснастило учебно-производственную базу. Пока другие охали и ахали, министерство не пожалело денег на поддержку своих учебных заведений. И эта дальновидная политика полностью себя оправдала.

Ныне рынок труда диктует свои правила. Если раньше спецов для отрасли штамповали и дело было поставлено на поток, то теперь тот же колледж способен чутко реагировать на запросы производственников.
– Мы работаем в тесном сотрудничестве с работодателями. Ориентируемся на их запросы. Уже подписаны соглашения с Московской железной дорогой. В 2001 году был разработан новый Государственный образовательный стандарт.

Суть в том, что ребята, которых обучают по техническому профилю, обязаны получить квалификационный разряд по одной или нескольким рабочим специальностям. А в железнодорожном колледже это уже давно стало правилом. Например, студенты-технологи третьего курса получают права помощника машиниста.

Практику студенты проходят на станциях Московского узла, Бекасовской дистанции сигнализации и связи, Московско-Смоленской дистанции пути, в депо путевых машин на станции Ховрино, локомотивном депо Люблино, вагонном депо Москва-Киевская.

По словам руководителя Департамента кадров и учебных заведений МПС Николая Бурносова, колледж целенаправленно работает по заказам трех железных дорог: Московской, Октябрьской (для Московского отделения) и Калининградской. Готовит практически по всем железнодорожным специальностям, включая специалистов по компьютерам, оптико-волоконным сетям, бухгалтерскому учету, маркетингу, коммерции.

– Мы стремимся не отставать от научно-технической мысли и даже идти чуточку впереди, – рассказывает Николай Разинкин. – Казалось бы, давно ли громоздкие «роботроны» были пределом мечтаний. Наши преподаватели специально ходили в МИИТ, чтобы ознакомиться с передовой компьютерной техникой. А сегодня наши мастера-путейцы при помощи ноутбука уверенно управляют самоходным автоматизированным комплексом. В наших аудиториях силами преподавателей и студентов построены два учебных полигона, которые дают реальную возможность приблизить учебу к производству.

Сейчас колледж совместно с АТС Министерства путей сообщения готовится к монтажу цифровой телефонной станции «Дефинити». Это позволит подключить лаборатории к единой телеграфной сети МПС России.

Мне привели весьма показательный пример. Если в Москве один компьютер приходится на 45 учащихся, то в железнодорожном колледже на 12. Для колледжа каждый студент индивидуальность, которая требует к себе особого подхода. И если послушать Николая Егоровича, так студенты у него – лучшие в Москве. А ведь набирают их из обычных ребят.

– Я за версту вижу, что это не мой студент, – делится он своими наблюдениями. – Вот мои студенты никогда цветы на окошке обрывать не станут и другим не позволят. Конечно, такого результата добиваемся не сразу. В первые месяцы от нарушителей и разгильдяев избавляемся без всякого сожаления. Вот у Димы Прохорова не заладилась учеба. Должков накопилось столько, что впору выгонять. Вызвал его директор. Поговорили по-мужски. Оказалось, у парня развелись родители. Семейная драма. Поддержали, не отчислили. Диплом он защитил и теперь работает бригадиром дистанции пути. Говорят, подумывает о том, чтобы продолжить образование в железнодорожном вузе. И таких примеров в практике колледжа сотни.

Вообще, колледжи в классическом английском образовании всегда были первой ступенькой на пути во взрослую жизнь. Далее молодые люди либо продолжали учебу и поступали в университет, либо уходили на производство. И с каким багажом они отправлялись, во многом зависело их будущее. Наследники барона Дельвига смотрят в него с оптимизмом.

Александр ДАВИДЮК.
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31  

Выбор редакции

Летний призыв