29 июля 2021 09:36

Безымянный паровоз со станции Сеятель

Экспозиция Новосибирского музея истории Западно-Сибирской железной дороги на днях пополнилась еще одним экспонатом. Паровоз позапрошлого века был найден при почти детективных обстоятельствах, и специалистам предстоит открыть еще немало связанных с ним тайн.

Началось все с телевизионного сообщения о том, что в сибирской тайге охотниками был случайно обнаружен небольшой паровоз. Он просто стоял на сохранившемся куске полотна узкоколейки и простоял бы еще Бог весть сколько, не окажись у экрана в нужное время член Общества любителей железных дорог Владимир Гречко. Его не испугало, что телевизионщики до самой машины так и не добрались и сенсация могла обернуться пустыми слухами. Наоборот, этот факт его только подстегнул, и он, доложив обо всем директору музея Юрию Артамонову, вместе с ним отправился в Новокузнецк на поиски, возможно, ценнейшего экспоната в коллекции всех железнодорожных музеев России.

Затерянный в лесах бесхозный паровозик оказалось найти непросто. Он оказался довольно старинным, построенным в Германии. Еще труднее было обнаружить его хозяев. Не обошлось и без того, что некие люди не прочь были нагреть на находке руки. Так, нашлись покупатели, предложившие музею купить непосредственно у них старинную немецкую «игрушку». Правда, документов, подтверждающих, что этот технический кунштюк принадлежит им, у купцов не было.

Но зато оказалось, что территория, на которой был потерян паровозик, принадлежит учреждению УН-1612/12, то есть «системе исполнения наказаний». Тогда-то Юрий Артамонов с Владимиром Гречко и вышли на Виктора Королева – начальника колонии. Выяснилось, что «настоящий полковник» Королев никогда об этом таинственном паровозе не слышал и вообще железные дороги интересуют его мало. Однако встретил следопытов радушно и тотчас приказал подчиненным все выяснить. Вскоре ему доложили, что искомый объект на вверенном полковнику участке действительно есть. В конце сороковых – начале пятидесятых годов он работал на лесозаготовках, таская по узкоколейке вагоны до реки Томь – оттуда лес отправлялся дальше уже сплавом. Потом технику обновили, и паровоз оказался ненужным. Бросить его вместе с железнодорожной веткой в тайге оказалось дешевле, чем демонтировать и вывозить. Когда спустя полвека до него добрались специалисты из новосибирского музея, он наполовину увяз в болоте. По словам Гречко, он был скорее грудой железа.

Но – грудой антикварного железа. Поэтому и потратиться на его эвакуацию было не грех. Опять помог Королев со своим спецконтингентом. Были прорублены просеки, выделены трелевочные тракторы. В общем, заключенные отнеслись к работе с энтузиазмом, паровоз был погружен на трелевщик, затем на «КамАЗ» и доставлен в локомотивное депо Инская. Вывозили его под руководством заведующего отделом техники музея Александра Симонова.

В депо «металлолом» выгрузили на территории экспериментального цеха. Начальник депо Николай Назаров выделил лучших специалистов для восстановления машины. Оказалось, паровоз неплохо сохранился, несмотря на то, что долго простоял в болоте. Его восстановление не стало бы проблемой, но мастера не смогли понять одного: что за марка у этого локомотива? Ведь бирка с «именем и отчеством» давно потерялась или же, что более вероятно, украдена кем-нибудь из таежных любителей древностей. А по словам Артамонова, даже фотографий подобных изделий, созданных до 1900 года, у нас нет. Местные старожилы утверждали, что табличку с именем видели, и на ней значилась немецкая фирма «Борзиг». По конструкции мастера смогли определить, что паровоз, во-первых, действительно очень старый и, во-вторых, по аналогии деталей и вправду похож на продукцию «Борзига». Словом, сумели все же деповские мастера привести эту необычную находку в божеский вид.

Эксперты оказались единодушны: паровые локомотивы подобного рода не выпускались почти нигде после 1900 года, и таежную находку датировали примерно 1898 годом. Но окончательный ответ на этот вопрос еще впереди. Стало ясно: чтобы выяснить родословную паровозика, необходимо связываться с Германией. Любовь немцев к порядку общеизвестна, и можно предположить, что техническая документация на данный паровоз у них не затерялась. Не исключено, что в архивах удастся отыскать следы именно данного экземпляра. Проблема происхождения и имени тогда решится однозначно.

Однако не меньший интерес представляет и загадка прибытия «немца» к нам. Из воспоминаний местных жителей известно, что бегал он по узкой своей колее в здешних лесах с 1947 года. А это – именно то время, когда по планам репараций Германия возмещала нам нанесенные во время войны колоссальные убытки. Но это не более чем предположение. Ведомство, в состав которого входил «Кузбасслаг» и которое до последнего времени было фактически хозяином покалеченного временем и климатом технического изделия, как известно, отличается не меньшей дотошностью и скрупулезностью, чем немцы. И предполагать даже, что там что-то теряется, как-то несерьезно. Так что есть большая надежда, можно найти ответ и на вопрос об имени «железного коня» (вернее, «пони», если брать в расчет размер машины), что в архивах «хитрых министерств». Тогда не будет нужды в помощи дотошных немцев. И раритетный паровоз станет в полной мере музейным экспонатом, а не очередным «Портретом неизвестного» анонимного автора.

А тем временем безымянный пока экспонат выставлен на всеобщее обозрение прямо возле платформы станции Сеятель – там расположена та часть музейной коллекции, для которой обычной кубатуры Дома культуры железнодорожников мало. Он, в принципе, готов к тому, чтобы вновь покатиться по рельсам. Конечно, никто и никогда не поставит перед ним такой задачи по причине ее очевидной затратности. Но тот же беспристрастный и строгий научный подход, который заставляет тратить время и силы на выяснение родословной загадочного экспоната, требует и того, чтобы он находился в полной боевой готовности.

Евгений МАЛИКОВ.
Новосибирск.
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31