02 марта 2021 07:31

Не автоматы начинают войны

Не автоматы начинают войны
10 ноября легендарный конструктор-оружейник Михаил Калашников отпраздновал своё 90-летие. Дожить до такого возраста уже подвиг. А он дожил и прожил так, что его имя знают во всём мире, а его детище увековечено на гербах нескольких государств.

– Михаил Тимофеевич, как вы относитесь к тому, что «калашников» – самый распространённый сегодня в мире вид автоматического оружия – стал неотъемлемым атрибутом практически каждого вооружённого конфликта?
– Меня часто об этом спрашивают. Но я всегда отвечаю, что сплю спокойно. Оружие я создавал для защиты своей Родины. Именно своей и никакой другой. Это политики виноваты, что не могут обеспечить нормальную жизнь на планете. Войны начинают не автоматы, а недальновидные политики.

– А не обидно, что, хотя «калашниковых» во всём мире произведено более 70 млн экземпляров, лично вам больших материальных выгод это не принесло?
– Так ведь в годы существования СССР всем распоряжалось государство. И когда продавали оружие за рубеж, нас, конструкторов, об этом не спрашивали. И не важно было, имеешь ты авторские права на своё детище или нет. Чисто по-человечески это, может быть, и обидно. Вот создатель известной американской автоматической винтовки М-16 Стоунер имеет и свой самолёт, и вертолёт, и много денег. Но он ведь в одной стране живёт, а я – в другой, где другие законы. Только не надо думать, будто я был унижен. Вы мне покажите богатых зарубежных конструкторов, кому при жизни поставлен бронзовый бюст на его родине? А мне поставлен – как дважды Герою. Какому конструктору при жизни открыли музей? Ну сидел бы я на мешке денег, и что?

– Расскажите, как начиналась работа над самым знаменитым в мире автоматом.
– Тогда, в 1943 году, не только я, весь советский народ хотел что-то сделать для скорейшего разгрома врага. Конечно, в нынешние времена многие думают, что только оголтелый фанатик, лёжа раненный в госпитале, будет думать, как скорее подняться, чтобы помочь нашим солдатам. А тогда я, никому не известный сержант, начал делать первые наброски автомата, который потом назвали АК-47.
Главным, конечно, было обеспечить простоту и надёжность конструкции. Ведь на то, чтобы изучить пулемёт «Максим», тогда требовалось шесть месяцев. Нельзя, чтобы пехотинец, получив новое оружие, не мог в нём разобраться. Вот и был создан на базе автомата пулемёт, который стал на сто процентов взаимозаменяемым с ним. Солдат, который знал автомат, мог уже через пять минут стрелять и из этого пулемёта. К 1947 году я решил поставленную перед собой задачу разработать такое изделие, которое было бы понятно простому солдату. В этом автомате нет ничего лишнего, каждая деталь как бы сама просится на своё место. Вот эти простота и надёжность и завоевали ему всемирное признание.

– А как вы относитесь к свободной продаже оружия?
– Чтобы преступлений было меньше, нужно следить, чтобы работали законы, а не бояться, что оружие попадёт не в те руки. Я побывал во многих странах, посетил не один десяток частных коллекций. Так там не только пулемёты, а пушки даже стоят. Просто в этих странах законы работают. Вот и у нас надо, чтобы работали.

– Вы сейчас конструируете новые образцы оружия?
– Я занимаюсь совершенствованием боевого оружия. Конструктор-оружейник всегда должен держать руку на пульсе времени и даже опережать его. Благодаря тому, что последние годы я работаю консультантом «Рособоронэкспорта», мне удалось посетить много зарубежных выставок, побывать в 30 странах. Нужно следить, чтобы российское стрелковое оружие не только не уступало зарубежным аналогам, но и превосходило их.

– Не было желания перейти в частную компанию?
– Мне часто предлагали хорошо оплачиваемую работу в частных фирмах. Но я всегда отказывался. Я всю жизнь считал, что должен работать на государство.

– Ваш сын Виктор продолжил дело отца, стал конструктором-оружейником. А как обстоит дело с внуками?
– Внуки пошли по другому пути. У каждого своя дорога. Вот про меня в юности все думали, что я буду поэтом. Я написал много детских стихотворений, даже несколько пьес, которые ставили на школьной сцене. Но, к счастью, поэтом я не стал. Плохих поэтов хватает и без меня. А вообще я прожил долгую и далеко не сказочную жизнь. Но доволен, что прожил её именно так, а не иначе.

Беседовал Сергей Путилов
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30