22 июля 2019 14:36

Человек-рентген

Хороший осмотрщик неисправную деталь «ловит» шестым чувством

У Риммы Кермас один инструмент на всю жизнь – молоток на длинной ручке. И владеет она им в совершенстве.

Римма Кермас услышит то, что обычному человеку не под силу
В электропоезде до станции Сокур, куда я ехал в недавние выходные, мои попутчики-железнодорожники одной своей коллеге все косточки перемыли. Правда, обсуждали они вовсе не плохие её качества. Наоборот.
– Вот у нас Римма Юрьевна – чудо! – говорил мужчина. – Ни один дефект в колёсной паре от неё не спрячется. Ну никакого изъяна с виду, а она всё равно его находит.
– Так не бывает! – возражал другой. – Как можно без примет найти? Что, она у вас человек-рентген?
– Да вроде того.

Расспросив попутчиков, узнаю, что работает человек-рентген Римма Юрьевна Кермас осмотрщиком вагонов в эксплуатационном вагонном депо Инская.

На форменном костюме Риммы Юрьевны сияют знак «Почётный железнодорожник» и орден «За заслуги перед Отечеством» II степени.
– Орден мне вручил Владимир Якунин в Москве, а «Почётного железнодорожника» – последний министр путей сообщения Геннадий Фадеев, – рассказывает Римма Юрьевна.

– Это за ваши необычные профессиональные способности?
– Нормальные способности. Разве что… ну да ладно.
– Нет уж, не ладно, – говорю, – сдавайтесь. Впрочем, я и так знаю. Вы насквозь вагоны видите. Другие трещину не находят, а вы находите.
– Не насквозь вижу, просто чувствую. Осмотрела диск или ступицу колеса, к примеру. Ну всё в порядке, всё гладенько, чистенько. Хочу дальше идти, следующий вагон осматривать, но вдруг ёкает что-то внутри, так и тянет залезть под вагон и с внутренней стороны осмотреть колесо. Подлезаю, смотрю – трещина. Еле заметная. Шестое чувство, как говорят в таких случаях, сработало.

– Ну ничего себе! А если бы вас не потянуло это шестое чувство, тогда бы…
– Давайте не будем о грустном, – качает головой Римма Кермас. – И вообще не одна я такая здесь героиня. Все мои коллеги одарённые. Можно знать все законы теории, механизм, можно тысячу книг прочитать, но, если не будет таланта к нашей профессии, без шестого чувства ничего не получится. Знаете, наверное, это как играть на скрипке. Только у меня один инструмент на всю жизнь – молоток. Уже тридцать лет, как владею им в совершенстве.

Я пытаюсь расспросить Римму Юрьевну про личную жизнь, увлечения, но она уходит от ответа. Тогда я иду на хитрость и начинаю ей рассказывать о своих увлечениях, юношеских и сегодняшних, в надежде, что она всё-таки проговорится о своих.
– Вот, – говорю, – было время, на мотоциклах гоняли с ребятами...
– И я гоняла на мотоцикле, – вдруг неожиданно подхватила моя героиня.
– Вот чего не ожидал от вас, так это мотоциклов. На «Иж-Планета-Спорт» гоняли? – Откуда вы знаете? – удивляется Римма Кермас.
– А чего же не знать, если эти отечественные мотики были самыми крутыми?! Только как вы, будучи женщиной, увлеклись мотоциклами?

Римма Юрьевна смущается. Видно, что о мальчишеских увлечениях юности рассказывать вовсе не хочет. Снова говорит о работе, о том, что не боится ни жары летом, ни холода зимой. И сейчас, когда лёг снег и ударили морозы, не собирается кутаться в грузные пуховики.
– Да и когда мёрзнуть, если за смену приходится осматривать в среднем до 30 составов? Бывает и больше. А лет двадцать назад вообще до полуста разборок было.

– Мне вот только непонятно, – спрашиваю, – почему вы с таким громадным опытом ещё не мастер и вообще не начальник отдела, к примеру?
– За всё время меня ни разу не тянуло ни в начальники, ни в мастера. Счастлива своей настоящей специальностью. И точно знаю – это моё. Вот сегодня с ночной смены пришла с чувством, как раньше говорили, выполненного долга.
– А не подсчитывали, сколько за 30 лет вагонов и поездов осмотрели?
– Вот только статистикой мне и заниматься! Некогда было. Да и в этом разве дело?

Нет уж, думаю, дорогая моя Римма Юрьевна, и в этом тоже. Простившись с легендарной железнодорожницей, я сел в электричку, достал из сумки калькулятор и принялся складывать и умножать. Получилось, что в год, учитывая отпуск и выходные, Римма Юрьевна осматривает не меньше 6600 поездов. За 30 лет цифра вышла ещё более впечатляющая – 198 тыс. поездов. А если в каждом поезде в среднем по 70 вагонов, то сумма и вовсе астрономическая получается: осмотрщик вагонов эксплуатационного вагонного депо Инская Римма Кермас осмотрела и простучала за 30 лет своей трудовой деятельности 13860000 вагонов.

Анатолий Болдырев,
соб. корр. «Гудка»
Инская
Фото автора
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        

Выбор редакции

Летний призыв