25 октября 2021 17:19

В сказку попали

В Новосибирске почти весна: ни сугроба, ни льдинки на улице. А на вокзале большая группа людей, тепло одетых. Спортивные сумки, лыжи, гитары в чехлах. Это пассажиры «Зимней сказки» – поезда, связывающего мегаполис и непроходимую тайгу.  

Соответственно экипировавшись, корреспондент «Гудка» присоединяется к энтузиастам, и мы отправляемся в страну заснеженных горных вершин, бардовских песен и просто хорошего настроения.


Из весны в зиму

О «Зимней сказке» я услышал несколько лет назад. В общих чертах. Ну есть такой поезд, который зимой по выходным возит желающих из Новосибирска на юг Кузбасса в Горную Шорию. На лыжах кататься. Мало ли, думал я тогда, таких курортных поездов по стране ходит.
– А наш не совсем обычный, – говорит мой попутчик, начальник отдела маркетинга ОАО «Экспресс-пригород» Кирилл Музалевский. – Он для тех, кто любит романтику, красивую природу. Изюминка в том, что поезд с пятницы и до понедельника становится для пассажиров настоящим домом. Днём прогулки на свежем воздухе. Хотите пешими, хотите конными или лыжными маршрутами. А эта поездка вообще особенная, потому как на большой таёжной поляне пройдёт ежегодный бардовский фестиваль «Песни у костра».

Звуки гитары стали слышны в вагоне уже через несколько часов, когда мы миновали станцию Промышленная. Я поспешил на голоса в последнее купе. Усатый мужчина, похожий на Окуджаву, пел Визбора.
– Проходите, не стойте в дверях, – прервав мелодию, торопит он. – И не смотрите на меня, будто я вам должен спеть всего Городницкого.
– Я на минутку, познакомиться и послушать, – сказал я.
– Честь имею, Владимир Бортников. Можно просто Борт или Борода.

В это трудно поверить, но передо мной – бессменный организатор многих бардовских фестивалей, турист, автор, исполнитель, подводный охотник и горнолыжник Владимир Бортников.
– Я не собирался в Шорию, – говорит он. – Из Новосибирска ехал домой в Красноярский край. А тут ребята знакомые с гитарами на вокзале. Ну и уговорили.

Бортников рассказывает эмоционально и громко. На шум приходит проводница Светлана Зайцева:
– Ребята, поздно уже, на полтона потише.
– Как раз на этот случай есть у меня песня, – говорю я и протягиваю руку за гитарой.

Беру гитару и начинаю едва наигрывать:
«Затих вагонный разговор,
Сомкнулись веки понемногу.
Ведут колёса тихий спор
И бьют железную дорогу.
Поговорим о чём-нибудь,
Пока глаза чужие дремлют.
И будет незаметен путь,
Дождь незаметно смочит землю».


А ночью и правда пошёл дождь. И я испугался, что Шорию тоже заливает водой. Но моя попутчица, бывалая горнолыжница Татьяна Козлова из Новосибирска, меня успокоила:
– Ложитесь спать и не переживайте. В Горной Шории снег ни при каких обстоятельствах не растает до середины апреля. Климат такой.


Пик Чайников

Когда я утром открыл глаза и посмотрел в окно, было такое ощущение, что зима в самом разгаре. Снег блестел и серебрился среди кедров и гор, уходящих далеко за горизонт. А на перроне появился теремок, снежная горка, импровизированная берлога с чучелом медведя и ещё какие-то здания.
– Вот мы и прибыли на станцию Турист, – пояснил Кирилл Музалевский. – Терем – это кафе, чуть дальше баня по-царски, сувенирная лавка, тир. Но всё же для начала предлагаю активно отдохнуть.

Большая часть туристов, а это примерно 300 человек, отправилась на лыжные маршруты, а я в составе 70 смельчаков иду на пешую прогулку по таёжным тропам.
– Далеко пойдём? – интересуюсь у инструктора Бориса Сташишина.
– Нет, четыре километра туда, столько же обратно. А когда взойдём на Пик Чайников, я вам покажу наш поезд с высоты птичьего полёта.
– Чайников? Почему Чайников?
– Пик назван в честь всех вас, новичков. Но пусть слово «чайник» вас не обижает, ведь стоит вам подняться наверх, и вы тут же перестаёте им быть.

Дорога по тайге хоть и выдалась бодрящей, но немного напрягала. Тропинка в некоторых местах такая узкая, что я то и дело проваливаюсь в сугробы. А ещё инструктор рысями и медведями, обитающими в этих краях, пугает:
– Запомните, если медведя встретите, тут же притворяйтесь мёртвым или же поднимайте руки вверх и кричите что есть сил. Слух у косолапого тонкий, поэтому большого шума не выдерживает. А руки вверх поднимите потому, что, перед тем как напасть, мишка всегда оценивает противника по росту. Если вы выше, медведь уходит.

До вершины идём, озираясь по сторонам. Но на Пике тревога ушла. Перед глазами – вся Горная Шория. Величественная, непроходимая. На западе – знаменитая гора Зелёная, один из лучших горнолыжных курортов Евразии. А на юге в самой низине еле-еле проглядывается тонкая линия домиков.
– А это ведь «Зимняя сказка», – улыбается Борис Сташишин. – Не узнаёте?


От Митяева до Мищуков

Всего час обратной дороги, и маленькие вагончики превращаются в большие. Плотно пообедав в вагоне-ресторане, спешим в кафе «Зимняя сказка», где начинался первый этап бардовского фестиваля. Около 30 исполнителей поют свои песни и Юрия Визбора, творчеству которого посвящена встреча.
– Я участвовала почти во всех фестивалях «Песни у костра», а их было девять, – говорит мне исполнительница из Новосибирска Лариса Блинова. – И могу сказать: железнодорожники – молодцы! Они обеспечивают наше участие в одном из лучших фестивалей авторской песни в России. Сейчас мы поём в помещении, а ближе к вечеру соберёмся на поляне. Зажжём костры!

В ожидании гала-концерта рассматриваем с Ларисой фото фестивалей прошлых лет. Вот задумчивый Александр Городницкий. Он тоже жил в вагоне и угощал всех желающих своим фирменным травяным чаем.
– А это Олег Митяев. Он пару часов в нашем поезде тоже отдохнул, – показывает Лариса.

О том, что фестиваль известен в больших бардовских кругах, мне рассказывает и главный его гость Вадим Мищук:
– Все порядочные барды в вагоне «Зимней сказки» собираются, и лучшего дома для здешней атмосферы не придумаешь. А вообще железную дорогу мы с братом Валерием называем своей судьбою. И вдохновение особенное под стук колёс. Кажется, то, о чём всегда сказать хотел, вдруг рождается в поезде. Как, например, песня «Рижский вокзал». Её написали Лёня Сергеев с моим братом Валерой.

Гала-концерт – самое яркое событие нашего путешествия: в центре поляны большой костёр, а по кругу – маленькие. На поляне яблоку негде было упасть: пассажиры со всех 14 вагонов «Зимней сказки» подпевают бардам.

Жительница Новосибирска Мария Калинина довольно улыбается:
– Никогда не поехала бы сюда, если бы не придумали железнодорожники «Зимнюю сказку». Не представляю, как другие люди на автобусах почти 600 км маются в пути. Ни ноги вытянуть, ни вздремнуть. А здесь, отдохнувший, сразу же на маршрут или на склон. Вот уж действительно слоган у «Зимней сказки» в точку: «Отдых с первой минуты».

...Костёр догорел, все песни спеты. Я снова в своём вагоне. Попутчики спят, и только в купе проводников горит свет.
– Можно к вам на огонёк?
– Всегда пожалуйста! – улыбается Светлана Зайцева. – Но только помещение небольшое, давайте лучше в тамбуре постоим.
– Вы уже вторые сутки одна работаете, без напарницы? – спрашиваю у женщины.

Она утвердительно кивает головой:
– Представьте, ни капельки не устала. То ли воздух здесь свежий, то ли люди особенные.
– Наверное, и то, и другое.
– Наверное. Я сама впервые работаю на «Зимней сказке», а вообще служу в СВ фирменного поезда Новосибирск – Владивосток. Но вот «заразилась» я этими местами. В следующем году, как только вырвусь в отпуск, сразу с мужем и детьми – в Горную Шорию. Но теперь уже в качестве пассажира.


Мой друг, ты верь в дорогу

Последний день нашего маршрута куда спокойнее. Люди просто бродят по лесу, некоторые играют в волейбол. И только барды, словно заведённые, не успокаиваются, всё поют и поют. Как бы на посошок.

Под звуки музыки туристы делятся впечатлениями.
– Мы под нашим вагоном двух белок видели, – рассказывают Андрей и Екатерина Смирновы.
– Любят звери наш поезд, – говорит Борис Сташишин. – Белки, бывает, и по крышам вагонов носятся.
– Главное, чтобы лоси не бегали по вагонам, – шутит турист из Новокузнецка Михаил Перкович.
– Насчёт лосей мне трудно рассуждать, – подхватывает инструктор. – А вот ночные маршруты куда экстремальнее будут. В эту поездку их не организовывали. А так, пожалуйста, собираем группу. Берём фонарики, и вперёд с песней. Где надо – остановимся, чайку попьём. Ночью тайга особенная.

Под вечер «Зимняя сказка» отправляется обратно, навстречу весенней капели.

Через сотню километров от зимы не остаётся и следа. На улице мелкий дождь. Из последнего купе вагона снова доносится песня Визбора, которая оставляет мне надежду вернуться в «Зимнюю сказку». В самый романтический и необыкновенный поезд. И я, конечно, подпеваю вместе с ребятами:
«…Не верь разлукам, старина,
Их круг – лишь сон, ей-Богу.
Придут другие времена,
Мой друг, ты верь в дорогу…»


Анатолий Болдырев

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30