28 октября 2021 12:21

фото: Личный архив Анны Соловьёвой

Две шинели Анны Соловьёвой

Ветеран войны передала свою форменную одежду 1940-х годов в Музей железных дорог России

Две шинели из послевоенного времени много лет хранились в семье ветерана ОЖД 98-летней Анны Ивановны Соловьёвой – в них вся память о её молодости и железнодорожных буднях. Теперь они находятся в фондах Музея железных дорог России.
Шинели Анны Соловьёвой и другие исторические экспонаты демонстрируют музейный сотрудник Вера Художилова (слева) и ведущий инженер ОЦНТиБ Татьяна Александрович
Анна Соловьёва (в девичестве Артемьева) – старейшая жительница посёлка Чагода Вологодской области, героическая железнодорожница, работавшая в военные годы на ветке Чагода – Кабожа, одной из Малых дорог Победы. Вся её жизнь связана с железной дорогой, куда она пришла в 1942 году 19-летней девчонкой. Успешно сдала экзамен на стрелочницу на Хвойнинском отделении Северной железной дороги (сейчас это Волховстроевский регион Октябрьской). Анну направили на станцию Огарёво, что в 12 км от родной станции Чагода, где до войны работала династия Артемьевых – её отец, мать и брат.

С 30 марта 1942 года отсчитывается военный стаж Анны: три года, один месяц, 11 дней. В феврале 1942-го комиссия под руководством начальника ОЖД Бориса Саламбекова приняла построенную ветку Чагода – Кабожа длиной 48,5 км, соединившую Октябрьскую и Северную дороги. Этот участок, уложенный за три недели в условиях жестоких морозов, сорвал замыслы противника сомкнуть второе кольцо блокады. По направлению Сонково – Подборовье – Тихвин беспрерывным потоком пошли грузы для Ленинграда, Ленинградского и Волховского фронтов. Железнодорожники, работники станций находились на казарменном положении, жили в землянках. «Дежурили иногда по 24 часа, пропуская в сутки более 20 пар поездов: санитарных, с военной техникой, с солдатами», – вспоминает Анна Ивановна, в то время младший сержант. – В Огарёво доставлялись цистерны с горючим для заправки самолётов аэродрома в деревне Пильно».

С июня 1943-го, окончив курсы, она работала дежурным по станции на разъезде Бортниково. Через год её направили в Ленинградскую область, на прифронтовую станцию Малукса. Всё кругом было разбомблено, работники ютились в землянке. Анна Ивановна исполняла обязанности начальника станции. Её предшественник Сергей Николаевич Степашов подорвался на мине в карьере во время отгрузки балласта для восстановления железной дороги.

Радостную весть о победе Анна Ивановна получила от диспетчера во время своего дежурства в ночь на 9 мая 1945 года. «Поезда шли каждый час не останавливаясь, – добавляет племянник героини Александр Гладышев, много лет проработавший в поселковой школе. – Находчивые железнодорожницы прикрепляли к жезлу записки с единственным словом «Победа!»

В январе 1947-го Анна Ивановна вернулась с трёхлетней службы на станции Малукса в свой родной посёлок и стала трудиться дежурным по станции Чагода. Вскоре она и получила в качестве демисезонного обмундирования эту самую чёрную шинель из грубого сукна.

Семейный артефакт стал музейным экспонатом. Одно время шинель хранилась в местном краеведческом музее и экспонировалась на празднике посёлка в честь 70-летия Победы. А пять лет назад Анна Ивановна через ведущего инженера Октябрьского центра научно-технической информации и библиотек Татьяну Александрович передала это форменное пальто, а также вторую свою шинель на конкурс «Самый лучший экспонат для моего музея» в Музей ОЖД, входивший тогда в состав дорожного центра научно-технической информации и библиотек. Так собирались экспонаты для строящегося в то время Музея железных дорог России в Санкт-Петербурге.

В подклад первой шинели вшита бирка: «МЛП. Главшвейпром. Швейная фабрика «Красный милиционер». Посёлок Белоомут». Там в советское время шили форменную одежду и для милиции, и для железнодорожников.
«Скорее всего, это женское форменное пальто было сшито в конце 1940-х годов, – рассказывает Татьяна Александрович. – В 1946-м вместо наркоматов как раз были образованы министерства (МЛП на бирке расшифровывается как Министерство лёгкой промышленности). Вторая шинель – зимняя, утеплённая, уже более позднего времени – относится к 1960-м годам и прекрасно сохранилась».

Шинели музейщики привели в порядок – отпарили, отгладили. На чёрной потёртой шинели недоставало пуговиц, и на питерской толкучке удалось купить недостающие застёжки из белого металла с изображением символа ведомства – скрещённых ключа и молота: такие использовались в железнодорожной форменной одежде с 1943 по 1955 год.

Затем шинели были переданы в фонды Музея железных дорог России, где сейчас находятся на хранении. «Такие подлинные исторические предметы доносят до нас черты своей эпохи, – считает Татьяна Александрович. – Тем более когда они переданы людьми, которые сами являются нашей историей».

Наталья Александрова
Санкт-Петербург

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31