16 мая 2021 12:34

Железнодорожная история Измайловского кремля

Музей под названием «Дедушкин чердак» на территории Кремля в Измайлово в Москве открыли почти два года назад. За это время в нём побывали сотни детей и их родителей. Большая часть экспозиции отдана истории железных дорог.
Основатель музея «Дедушкин чердак» Павел Бритов

Основная идея музея «Дедушкин чердак» заключается в том, чтобы дать возможность детям самим прикоснуться к экспонатам, посмотреть, как они устроены, запустить и понаблюдать за происходящим. В экспозиции находятся старые пишущие машинки, деревянный ткацкий станок, швейные машинки «Зингер», пол-унитаза в прозрачном ящике, наполненном водой, современная стиральная машинка-барабан с прозрачными стенками – так что посетители видят всю техническую сторону процесса стирки, огромное количество старых и не очень телефонов, радиол и даже разобранные рабочие настенные часы...

Вопреки правилам посещения музеев, на «Дедушкином чердаке» всегда почти шумно, ведь сюда ходят десятки детей. Даже в день нашего визита, когда уличные термометры показывали –25С°, здесь было не протолкнуться. Человек восемь мальчишек, каждый из которых был не старше 10 лет, облепили огромный деревянный стол, на котором расположилась замкнутая линия железной дороги Piko. В своё время такая была несбыточной мечтой многих советских мальчиков, а вот руководителю музея Павлу Бритову повезло в прямом смысле: он был её обладателем ещё в 70-е годы прошлого века и бережно хранил вплоть до открытия музея, которое состоялось почти два года назад. В детстве он мечтал стать машинистом, но поступил на радиотехнический факультет в МЭИ и много лет работал в IT-сфере, сотрудничал с РЖД в рамках разных проектов, погрузился в железнодорожную тему с головой, затем занялся собственным бизнесом, одним из его проектов стал музей «Дедушкин чердак». «Когда музей открывали, я сказал, что железная дорога будет основной и его самой популярной частью. Так и получилось», – говорит «Гудку» Павел Бритов.

С верхнего плана дорога кажется макетом небольшого городка: по краям стоят крохотные станции, деревья, внутри – настоящий прожектор, модель паровой машины. Не проходит десяти минут, чтобы кто-нибудь из посетителей не нажал белую кнопку, после чего локомотив производства ГДР 1963 года выпуска и два вагончика снова начинают бешено бегать по кругу. У мальчишек –посетителей музея сегодня много дел: они громко спорят, кто будет главным по станции и станетпереключать белый рычажок на пульте. Спор идёт ожесточённый, локомотив летит на пол и не разбивается. Павел Бритов говорит, что умышленно использует на железной дороге игрушки советского и немецкого производства: проверено, что они выдерживают такое обращение в отличие от современных и не ломаются.

Железная дорога огромного метража занимает центральное место в крохотной чердачной экспозиции и является центром притяжения не только для мальчиков, но и для девочек. У Павла Бритова есть идея в ближайшем будущем приспособить к большой столешнице, по которой бегает состав, десяток небольших откидных столиков. «Будем показывать ребятне, как работает станция и как ходят поезда. Это нужно: у ребят буквально глаза загораются, когда я начинаю что-то рассказывать про железную дорогу», – улыбается он. Но это в будущем.

Пока что он просвещает детей без столов. Вот, например, он объясняет, что такое семафор. «Кто знает, что такое семафор, ребята?» – смотрит Бритов на внимательно слушающих его детей. – Семафор – это механическое средство сигнализации для подвижного состава на железных дорогах. Он состоит из металлической мачты, несущей одно, два или три сигнализирующих крыла и сигнальные фонари. Он в три раза выше состава! Когда-то фонарь заменяла обычная горелка, её меняли регулярно за счёт системы блоков и верёвок. Семафор состоит из мачты и укреплённого в её верхней части крыла, то есть вот этой доски, которая по отношению к мачте может занимать горизонтальное или поднятое вверх под углом положение. Если вот эта дощечка лежала горизонтально, то поезд должен был стоять, если крыло поднималось, ему разрешали движение. Сейчас семафоров в России почти не осталось, они стоят только на перегонах Кувшиново – Вранцево, Вранцево – Селижарово в Тверской области и ещё где-то в Карелии».
«В Карелии семафоры уже ликвидировали», – поправляет его Юрий Егоров, знаток истории российских железных дорог и экскурсовод, выпускник Института нефти и газа имени Губкина, который вместе с Бритовым развивает «Дедушкин чердак». Ребята слушают рассказ о семафорах, пока Бритов не раздаёт каждому из них стилизованный ручной диск. «Зачем нужна эта штука, ребята? Представьте, что вы дежурный по станции и вам нужно показать машинисту, чтобы он остановился. Как вы будете сигналить ему?» – Павел Бритов смотрит на посетителей, которые уже забыли, что минуту назад спорили о том, кому запускать поезд, а теперь слушают и смотрят, как Юрий Егоров машет по кругу жёлтым флагом. «Согласно системе сигнализации, если дежурный по станции машет флагом по кругу в дневное время суток, то машинисту нужно остановиться», – говорит Юрий Егоров, размахивая жёлтым флагом, в то время как поезд носится по дороге.

Старая книга «Инструкция по сигнализации», в которой подробно разобрана вся система сигналов, стоит на стеклянном стеллаже вместе c другими экспонатами. Здесь есть, например, «История железнодорожного транспорта России с 1836 по 1917 год», есть две железные дороги производства фирмы Piko, бесчисленное количество разных вагонов, локомотивов советского, немецкого и китайского производства, каждому из которых не менее тридцати лет с момента производства. Коллекция пополняется постоянно и постепенно. «В основном мы выкупаем нужные нам вещи на интернет-аукционах. Вот, например, маленькая цистерна Piko. Она уникальна тем, что её произвели в первой партии этой игрушечной железной дороги. Ей несколько десятков лет! – Павел Бритов держит зелёный вагончик на ладони. – И таких уникальных экспонатов уже почти нет в России».

Есть в музее и совсем не игрушечные вещи. На днях из Ульяновска приехал настоящий электрожезловый аппарат Трегера, произведённый ещё при Хрущёве. «Английский инженер Генри Уудгоузон в середине XIX века предложил выдавать машинисту стальную палку, существовавшую в единственном экземпляре и дававшую право проезда через Стендинский тоннель. Эта «палочная» система нужна была для организации движения по однопутным участкам железной дороги, чтобы избежать столкновений между поездами. Но в начале XX века в Сибири произошла крупная железнодорожная катастрофа: столкнулись два поезда. Когда стали разбираться, быстро выяснили, что у каждой поездной бригады было по жезлу! То есть английская система дала сбой», – рассказывает Юрий Егоров. «И что, люди погибли?» – спрашивает восьмилетний Даня. «Да, к сожалению, погибли! Но советский инженер Даниил Трегер, которому, кстати, в своё время грозил расстрел, но он чудом избежал казни, предложил стране английскую систему усовершенствовать: соединить проводами два одинаковых жезловых аппарата, установив на перегоне комплект: два одинаковых аппарата, по одному на каждой из станций, ограничивающих перегон. В общем, в Великобритании остались невостребованными около 10 тыс. несовершенных жезловых аппаратов благодаря системе Трегера», – рассказывает Егоров.

Конечно, аукционы – это не единственный источник ценных вещей для музейщика. Не так давно на пороге «Дедушкиного чердака» появился мужчина с огромным чемоданом, в котором лежала его детская 12-миллиметровая железная дорога. «Мы его приняли, но пока не разбирали», – говорит «Гудку» Павел Бритов. Кроме моделей поездов, здесь находится настоящий керосиновый фонарь, под потолком висят таблички «Коровино» и «146-й км». Их работники одной из станций павелецкого направления хотели выбросить, но передали историку Юрию Егорову, который подоспел вовремя и привёз в музей. Теперь они украшают музейную стену.

Во время пандемии экскурсии водить было запрещено, и музей едва не разорился, но выстоял, и теперь «Дедушкин чердак» ждёт всех, кому интересна история возникновения вещей. В планах у устроителей «Дедушкиного чердака» наладить просветительскую работу и рассказывать детям об истории железных дорог России регулярно и как можно больше. Для этого почти всё есть, и, как только снимут противоковидные ограничения, группы будут ходить регулярно.

Анна Героева
Фото Павла Кассина

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28