30 ноября 2020 02:02

Образцовое образование

124 года назад открылось Императорское Московское инженерное училище

26 сентября 1896 года в особняке на Тверской, 14, было торжественно открыто Императорское Московское инженерное училище. В короткое время оно стало лидером в инженерном образовании в России (а во многом и в мире), а в 1913 году выросло до института – будущего МИИТа.

Филипп Емельянович Максименко – первый директор Московского инженерного училища
Одним из идеологов создания училища был Сергей Юльевич Витте, успевший пройти карьерный путь инженера транспорта – от выпускника непрофильного университета до министра путей сообщения. В докладной записке «Об образовании военных инженеров и инженеров-транспортников» он писал: «Сегодня, как и в недавнем нашем прошлом, всё ещё сохраняется разница в подготовке будущих инженеров... Военные инженеры получают образование шире, а инженеры-транспортники – глубже, но обе их специализации с каждым днём всё меньше связаны с настоящей живой работой, с реальной практикой труда на путях сообщения».

Бывший министр был прав: образовательные нормативы и стандарты для будущих военных инженеров и инженеров-транспортников не пересматривались уже десятки лет, в то время как требования к профессии существенно изменились. Сергей Юльевич продолжал: «Сегодня уже нет необходимости в массовости инженеров-первопроходцев, которая требовалась при начале нашего железнодорожного строительства... Вместе с тем ещё более важным стало знание современных технических достижений с ударением на их практическую применимость».

В 1894 году проходил международный инженерный конкурс, на котором инженеры-железнодорожники должны были представить ряд проектов – вокзалов, мостов, дорог в сложных географических условиях – и решить несколько технических задач. И если с первой частью конкурса представители России справились блестяще, то решение технических задач (одна из них предполагала описание движения декапода – редкого паровоза с осевой формулой 0-10-0) вызвало трудности.

Товарищ министра путей сообщения и активный сторонник реформы инженерного образования Пётр Гейзен представил в 1895 году доклад, в котором нарисовал портрет будущего инженера: «Мы хотим, чтобы наши инженеры... понимали все современные технические специализации в их совокупности. Выпускник нашего института, независимо от профиля обучения, должен одинаково хорошо знать теорию металлов для укладки рельсового пути и теорию паровых машин для строительства паровоза. Мы не желаем при этом отказываться от обучения, по крайней мере, двум европейским языкам (английскому и немецкому), необходимым в инженерной работе».

При этом сам он считал, что «в данное время нецелесообразно менять уже существующие образовательные установления в Институте инженеров путей сообщения (в Санкт-Петербурге)... Мы можем просить... об учреждении ещё одного института, где все наши образовательные идеи могли бы быть воплощены в жизнь».

В том же году за дело всерьёз взялся и Сергей Витте. Дело в том, что во время прокладки Великого Сибирского пути (будущего Транссиба) особенно очевидной стала нехватка инженеров, специализировавшихся на современном железнодорожном строительстве в сложных географических условиях. В частном письме бывший министр писал: «По самой грубой моей оценке... каждый второй серьёзный инженер-путеец находится сейчас в Сибири. Это скверное положение. Должен бы – каждый четвёртый. Получается, что пока мы перенаправили наши лучше инженерные силы в Сибирь, в остальных областях у нас бреши и дыры. Дурно, надо с этим разобраться как можно скорее».

В марте 1896 года Министерство путей сообщения внесло в правительство законопроект о создании ещё одного института инженеров путей сообщения со статусом училища, в апреле предложение было принято, а уже в мае утверждено императором Николаем II: «Государь Император в непрестанных заботах о просвещении России в 23 день мая настоящего года Высочайше повелеть соизволил учредить в Москве Московское инженерное училище, а 24 того же месяца в Москве Всемилостивейше повелел именовать это училище Императорским Московским инженерным училищем».

Москва не случайно стала вторым городом, где появился институт инженеров-путейцев: в него были переведены многие преподаватели из МГУ и других столичных вузов. Вот только некоторые из выдающихся учёных, перешедших в вуз в первый год его существования: приват-доцент Иван Каблуков (химия), приват-доцент Пётр Лебедев (физика), профессор Болеслав Млодзеевский (математика). Первым директором училища был назначен Филипп Максименко, долгие годы исполнявший обязанности проректора Института корпуса инженеров путей сообщения (ИКИПС). Составление программы курировал сам Сергей Витте.

Открытие училища состоялось 26 сентября 1896 года. Его первым – временным – помещением стал один из самых красивых особняков Москвы на Тверской, 14, принадлежавший некогда княгине Зинаиде Волконской, первой музе Пушкина. Сергей Витте не преминул отметить, что «в этих стенах величайший русский поэт встретился с великим пращуром наших железных дорог, отцом-основателем Корпуса инженеров путей сообщения Августином Бетанкуром».

На торжественной церемонии выдающийся инженер Иван Рерберг пожелал, чтобы «такое соотношение оставалось и впредь, служа лучшим доказательством высочайшего уровня подготовки российских инженеров». Стоит отметить, что инженеры-кураторы были практикующими специалистами-железнодорожниками и, чтобы попасть в училище, также проходили весьма жёсткий отбор.

Иван Фёдорович перечислил внушительный список предметов, который ученикам предстояло освоить за три года: «закон Божий; высшая математика; начертательная геометрия с приложениями; топография и геодезия; механика теоретическая, строительная и прикладная с электротехникой; физика; химия; физическая геология с петрографией; гражданская архитектура; строительное искусство, в том числе общие начала с технологией строительных материалов; сухопутные сообщения (шоссейные и грунтовые дороги, мосты, постройка и эксплуатация железных дорог), гидротехнические сооружения (водяные сообщения, портовые сооружения, осушение, орошение, водопроводы и водостоки); законоведение; черчение и рисование; начала счетоводства; составление смет и техническая отчётность; французский, немецкий, английский языки, из которых изучение одного обязательно, а двух крайне желательно и поощряется особой отметкой в выпускной грамоте». При этом в зависимости от уровня освоения языка и профильных дисциплин студентам предлагалось на третьем году обучения перевести на русский по выбору «одно из новейших научных исследований по интересующей господ студентов теме».

Известный учёный, автор оригинальной теории трения и изобретатель машинных смазок инженер-генерал Николай Петров, председатель Русского технического общества, сказал: «МПС составило такой учебный план, вполне согласованный со специальной целью заведения и с современными понятиями о высшем техническом образовании, при котором изучение многих практических предметов должно происходить на работах, «в поле».

Училище стало образцовым уже с первого выпуска. Больше нигде в мире не давали всестороннего инженерного образования за три года – аналогичные учебные заведения были только в США, но там подготовка инженеров длилась четыре года. В 1913 году училище было переименовано в институт, до 1917 года его окончило больше тысячи человек – фактически каждый третий новый инженер в Российской империи.

Владимир Максаков

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30