29 ноября 2020 13:42

фото: Пётр Ковалёв / ТАСС

Авария на незнакомом пути

Причиной столкновения двух локомотивов на станции Купчино стал проезд на запрещающий сигнал светофора

В центральном аппарате под руководством первого заместителя генерального директора ОАО «РЖД» Анатолия Краснощёка состоялся разбор крушения на станции Купчино Санкт-Петербургского транспортного узла 28 июля, где столкнулись два грузовых поезда – № 3812, машинист которого проехал на запрещающий сигнал светофора, и № 1255,следовавший ему навстречу. В результате сошли с рельсов, сильно пострадали оба электровоза и один вагон. Анатолий Краснощёк по итогам обсуждения сделал ряд распоряжений, которые в ближайшее время позволят снизить влияние человеческого фактора, ведущего к подобным авариям.
«Проезд на запрещающий сигнал светофора – это преступление!» Именно с этого начинается обучение машинистов. В тот день, 28 июля, машинист депо Санкт-Петербург-Варшавский совершил это преступление, хотя затем утверждал, что поехал на жёлтый. Незадолго до столкновения он несколько раз нажимал на рукоятку бдительности, подтверждая своё адекватное состояние. Но автоматика всё зафиксировала.

«Основная причина произошедшего, конечно, заключается в том, что после пяти-шести часов непрерывной работы люди устают, – заметил Анатолий Краснощёк. – Придуманы различные устройства, которые помогают контролировать бдительность машиниста. Но пока нет устройств, которые бы ему помогали в работе».

Если бы все инструкции соблюдались не формально, а так, как нужно, то крушение, конечно же, не произошло бы. Та локомотивная бригада, которая вела поезд № 3812, вообще не должна была находиться на этом маршруте, потому что его элементарно не знала. Раньше она работала в другой части большого Санкт-Петербургского транспортного узла, а конкретно на маршруте через Купчино её обкатать не успели. На вопрос, почему это произошло, машинист-инструктор ничего не смог ответить. Об этом, естественно, не мог знать узловой диспетчер, меняя маршрут следования этого поезда. Работающие на узле бригады должны знать все маршруты, их обязаны по ним несколько раз обкатать, как это требует инструкция. За это понесли ответственность машинист-инструктор и руководство депо. Впрочем, сама бригада была, естественно, «в курсе», но всё равно поехала по неизвестному пути. Хотя имела полное право этого не делать. И это далее сыграло злую шутку.

В Санкт-Петербургском транспортном узле при интенсивной работе очень перегружен эфир, и в определённом месте маршрута нужно было переключить канал радиостанции. Локомотивная бригада об этом, разумеется, не догадывалась. В результате осталась без связи. Дежурная по станции Купчино, которая работала там с 2008 года, не смогла вызвать машиниста, объяснить ему ситуацию при подходе к станции. Но вместо того, чтобы любыми средствами попытаться остановить этот поезд, ничего не предприняла.

В результате аварии повреждены два дорогостоящих новых локомотива, на 20 часов прекращено движение на оживлённом участке магистрали, и сотне людей пришлось интенсивно работать над ликвидацией последствий.

Причастных к аварии и поэтому привлечённых к дисциплинарным взысканиям начальников оказалось много, включая и руководителей Октябрьской дирекции тяги, и ревизорского аппарата, не обеспечивших контроль над тем, как инструктируют и проверяют квалификацию машинистов на Октябрьской магистрали.

Саму ситуацию с подготовкой локомотивных бригад уже исправляют.
«Проводится тестирование на специализированных тренажёрных комплексах, которые позволяют выработать у локомотивных бригад условный рефлекс действий на красный сигнал светофора, – рассказал начальник Октябрьской магистрали Виктор Голомолзин. – Также пересмотрен порядок обкатки машинистов на всех маршрутах узла».

Однако есть и другие аспекты в этой области, которые тоже придётся исправлять. Бригада ехала без носимых браслетов, которые должны контролировать их работоспособность и которых на Октябрьской железной дороге достаточно, но почему-то не было в депо.

Обсуждалась на разборе и расшифровка записываемых специальной аппаратурой параметров движения локомотива. Как заметил заместитель генерального директор ОАО «РЖД» – начальник Департамента безопасности движения Шевкет Шайдуллин, именно на расшифровке лент скоростемеров и разборе различных сложных ситуаций во многом строятся оценка способностей машинистов и процесс обучения.
«А в то же время определённое количество лент не расшифровывается, да и автоматический расшифровщик не способен выявить те моменты, которые необходимы для оценки и обучения, – полагает Шевкет Шайдуллин. – Их может уловить только человек, который разбирает эту запись. На дороге не следят за эффективностью использования таких средств контроля. Хотя на них базируется также и учёт времени труда и отдыха».

В центральном аппарате ОАО «РЖД» готовы рассматривать любые меры по предотвращению проездов на запрещающий сигнал светофора, кроме тех, которые приведут к замедлению движения. Для компании это неприемлемо.

В связи с аварией есть вопросы и к отраслевым учёным и связистам.
«Главная цель – помочь машинисту в работе», – подчеркнул Анатолий Краснощёк.

Разрабатывается несколько способов такой помощи, однако все они ещё на стадии опытных образцов. Как полагает Анатолий Краснощёк, вполне можно сделать так, чтобы радиостанция автоматически переключалась на нужный канал в необходимом месте. Есть специальная программа «техническое зрение», которая не даст локомотиву проехать, если впереди неправильно расположена стрелка. Однако практическое начало эксплуатации таких систем на сети отнесено на 2021–2022 годы и даже ещё позднее. По результатам разбора Анатолий Краснощёк распорядился пересмотреть эти программы и сделать в них главной целью устранение человеческого фактора, который приводит к тяжёлым финансовым потерям для компании. Нужно, чтобы они заработали в нужном направлении не через несколько лет, а в крайнем случае в следующем году.

Игнат Вьюгин

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30