05 августа 2020 11:00

фото: Роман Зангиров / ИД «Гудок»

Компания готова к снятию ограничений

Как ОАО «РЖД» выйдет из особого периода работы

Пандемия постепенно идёт на спад, и мир возвращается к привычной жизни. О том, как меняется уже ставший привычным за три месяца особый режим работы и какие выводы руководство компании сделало из него, «Гудку» рассказал глава РЖД Олег Белозёров.
Олег Белозёров, генеральный директор – председатель правления ОАО «РЖД»
– Во многих регионах смягчаются ограничения, введённые ранее в связи с неблагоприятной эпидемиологической обстановкой. Постепенно жизнь возвращается в привычное русло. Как этот процесс идёт в ОАО «РЖД», какие этапы по выходу из карантинного режима предусмотрены?
– Страна, а вместе с ней и компания постепенно возвращаются к обычной жизни. Где-то ситуация уже стабилизировалась, где-то продолжают действовать строгие ограничения. Напомню, что, согласно президентскому указу, каждый регион самостоятельно решает, когда смягчать введённый режим.
Наш штаб принял решение с 6 июня отменить режим повышенной готовности, действовавший с начала марта. Считаю, что все необходимые меры – противоэпидемиологические, организационные, медицинские, кадровые, технологические и информационные – были приняты своевременно. В результате нам удалось не допустить взрывного характера распространения инфекции и максимально защитить наших сотрудников, обеспечив непрерывность перевозок.
Сегодня, согласно докладам с мест, компания готова к работе в режиме снятия ограничений. Здесь важно отметить, что речь идёт именно о поэтапном возвращении работников, чтобы не допустить повторного распространения инфекции.
На первом этапе на стационарные рабочие места вернутся те, чьё присутствие связано с производственной необходимостью, работой с персональными данными, государственной и коммерческой тайной. При этом рабочие места сотрудников, для которых отменяется удалённый формат работы, должны соответствовать всем требованиям Роспотребнадзора и быть обеспечены средствами индивидуальной защиты.
На втором этапе приступить к работе в прежнем – очном – формате должны все остальные сотрудники, в том числе из группы риска (старше 65 лет, беременные женщины и лица, имеющие хронические заболевания).
Но учитывая, что ситуация в субъектах Федерации складывается по-разному, решения о выводе работников с удалённых рабочих мест и переходе на каждый последующий этап будут приниматься руководителями региональных штабов в соответствии с эпидемиологической обстановкой в конкретном регионе.

– Что лично для вас было самым сложным в этот период? Какие нестандартные решения пришлось принимать, ведь ситуация менялась каждый день?
– Самыми нестандартными были первые недели после введения режима повышенной готовности. И ношение масок и перчаток было не самой большой трудностью из всех возможных. Перевод отрасли в режим удалённой работы в крайне сжатые сроки – так, чтобы этого не почувствовали ни пассажиры, ни грузоотправители, наверное, было самым непростым. И тут я искренне благодарен коллегам: ими была проявлена максимальная собранность, предложено множество действительно интересных и нетривиальных подходов к решению, казалось бы, традиционных задач. Я каждый день наблюдаю сам и получаю массу информации, как наши работники – от рядового рабочего до начальника железной дороги или моего заместителя – проявляют инициативу в ситуациях неопределённости, поддерживают друг друга и своё предприятие, проявляют лучшие профессиональные и человеческие качества. На железной дороге работают золотые люди.
Пандемия, безусловно, мощный стресс-фактор, который стал жёсткой и объективной проверкой нашей системы управления и работы. Мы осознанно усилили обратную связь с клиентами в грузовых перевозках. Без напоминаний, инициативно провели работу по предоставлению скидок по всему спектру наших услуг в этой сфере. Но кроме денежной составляющей ещё до начала пандемии приоритетом для нас стала усиленная коммуникация с грузовладельцами и операторами через цифровизацию нашего взаимодействия, комфортность наших интерфейсов для пользователей услуг, регулярный обмен информацией. Более оперативное, по-настоящему открытое и рыночное реагирование компания не показывала долгие годы. И это должно стать нормой нашей работы.
Время вынужденного отсутствия пассажиров мы использовали для улучшения нашей пассажирской инфраструктуры и повышения стандартов обслуживания. Мы не закрыли на ночное время ни один вокзал, санитарная обработка подвижного состава сегодня проводится чаще и лучше, чем когда бы то ни было, безопасность всех элементов услуг для пассажиров вышла на новый уровень.
В целом об отрасли можно сказать одно: на повестке дня – здравый смысл и ответственное, по-настоящему партнёрское поведение участников рынка. Для всех нас в приоритете не запустить своими действиями отрицательные мультипликаторы в экономике страны в целом и в её отдельных сегментах.
Острый период общими усилиями идёт на спад, а восстановительный и даже в чём-то опережающий рост для экономики и для людей мы обеспечим, РЖД будут не только самой естественной, но и наиболее прогрессивной монополией в российской экономике.

– В короткие сроки компания увеличила число дистанционных форм работы с клиентами, будет ли сохранена эта практика?
– Мы максимально перевели работу в электронный формат везде, где это было возможно. Автоматически на три месяца пролонгировались все документы, которые необходимы клиентам для погрузочно-разгрузочных работ, договоры на подачу и уборку вагонов, эксплуатацию железнодорожных путей необщего пользования.
В дистанционный режим была переведена работа по согласованию технических условий по размещению и креплению грузов, контролю запорно-пломбировочных устройств.
Сегодня можно дистанционно получить всю необходимую информацию по грузовым перевозкам, произвести расчёт тарифа и даже отправить груз «от двери до двери». Для этого создана и успешно функционирует электронная торговая площадка «Грузовые перевозки». К ней уже подключено 80 компаний – поставщиков услуг и более 5 тыс. клиентов.
Как вы помните, в самом начале пандемии отмечался ажиотажный спрос на товары первой необходимости и продукты питания. Благодаря усиленной работе торговых сетей дефицита товаров не случилось, что существенно сняло традиционные для таких ситуаций тревожные ожидания людей.
Понимая свою роль в цепи поставок, мы немедленно на всех уровнях компании поставили на особый контроль доставку продовольственных грузов. При этом для упрощения процедуры перевозки по железной дороге было отменено обязательное требование о предоставлении эскизов погрузки в вагоны для целого ряда грузов, в том числе гречки, других круп и грузов в крытых вагонах. И это дало значительный эффект.
С учётом полученного опыта мы, конечно же, ещё раз проведём переоценку наших возможностей по дальнейшему упрощению и переходу на полностью цифровой формат взаимодействия с клиентами. Это отвечает требованиям времени, и, главное, этого хотят наши клиенты.

– Железнодорожные медики активно участвуют в борьбе с COVID-19. Есть даже добровольцы в другие регионы. Насколько, на ваш взгляд, успешно построена работа? Будут ли после подведения итогов произведены изменения в работе «РЖД-Медицина»?
– Прежде всего хочу ещё раз сказать нашим медицинским работникам огромное человеческое спасибо! На протяжении всех этих непростых месяцев они спасали жизни людей, в том числе наших коллег, и продолжают это делать сейчас. Период пандемии явственно продемонстрировал огромную роль нашей железнодорожной медицины, её силу, востребованность, надёжность. Работа, которую провели в рамках борьбы с COVID-19, беспрецедентна по масштабу и срокам.
Так, только в Москве в кратчайшие сроки было развёрнуто 1190 специализированных коек. Почти 3 тыс. специалистов включились в борьбу с инфекцией, около 300 приехали из других регионов страны. Это мужественные, самоотверженные люди, перед которыми мы все в долгу. За 2,5 месяца тяжелейшей работы вылечено и выписано почти 2600 человек.
Очень хочется надеяться, что дальше будет легче, но риски распространения инфекции до сих пор сохраняются. Первоочередными задачами для сети «РЖД-Медицина» в будущем должны стать мероприятия по снижению риска так называемой второй волны. Мы, со своей стороны, будем поддерживать медиков всем, чем сможем, и по-прежнему держать на особом контроле вопросы материальных выплат. Всё должно быть получено своевременно и в полном объёме.

– На сети развёрнута и волонтёрская работа. Молодые люди помогают пожилым, оказавшимся дома: приносят продукты и лекарства. Насколько велик размах этого движения на всей сети? И много ли удалось оказать помощи таким образом?
– В случае с волонтёрским движением я не сомневался в своих коллегах: традиции заботы о людях преклонного возраста у железнодорожников всегда были очень сильны. Действительно, с конца марта мы активно начали оказывать поддержку самым незащищённым группам населения, попавшим в зону риска. На призыв о помощи откликнулось около 2,5 тыс. добровольцев компании, а на всей сети железных дорог на постоянной основе работают 85 волонтёрских штабов.
На сегодняшний день уже почти 30 тыс. ветеранов-железнодорожников оказаны различные виды помощи, и эти цифры растут каждый день. Кроме того, свыше 1 тыс. добровольцев участвуют в Общероссийской акции #МЫВМЕСТЕ и оказывают помощь не только нашим ветеранам, но и другим пожилым людям.
Добровольцы помогают в быту, приносят продукты питания и лекарства, отвечают на вопросы по телефонам горячей линии и многое другое. Но самое важное и бесценное, что они делают, – это внимание, это крайне важно для любого человека, находящегося в стрессовой обстановке, а особенно для пожилого.

– В прошлом интервью вы говорили о том, что сокращений не будет, но нам продолжают приходить вопросы от читателей, которые крайне обеспокоены этой темой. Особенно волнуются по поводу возможных сокращений те, кто работает в удалённом режиме.
– Неоднократно говорил и повторю ещё раз: важнейшим ресурсом компании являются её сотрудники.
Да, сейчас мы наблюдаем спад объёмов перевозок грузов и особенно пассажиров. Но, учитывая, что по мере стабилизации экономики объёмы перевозок восстановятся, нам необходимо сохранять квалифицированный персонал. Напомню, что в компании трудятся рабочие и специалисты с уникальными компетенциями, которых на рынке просто нет, а их подготовка занимает длительное время.
Конечно, независимо от состояния макроэкономики, компания занимается повышением операционной эффективности. В первую очередь это развитие и модернизация основных фондов, внедрение малолюдных и безлюдных технологий, цифровая трансформация бизнес-процессов и пересмотр технологии. Это, с одной стороны, приводит к созданию высокопроизводительных рабочих мест, а с другой – к снижению трудоёмкости и потребности в трудовых ресурсах. Это объективная закономерность.
Сегодня, учитывая ситуацию на рынке труда, мы занимаемся переобучением сотрудников, перераспределяем их на предприятия, где есть объём работы (например, строительство), а также на вакантные рабочие места. Ведь люди уходят на пенсию, увольняются по другим причинам, например в связи с изменением места жительства.
Что касается сотрудников компании, работающих дистанционно. В основном это офисные работники. Они не только в полном объёме исполняли свою работу, но и решали новые задачи. Возвращаясь к обычному режиму работы, мы постараемся учесть накопленный опыт, и, возможно, часть работников продолжат работать дистанционно или в комбинированном режиме.
Подчёркиваю – возможно. Удалённый режим работы содержит много подводных камней, начиная от жилищных условий человека и заканчивая долгосрочными потерями для нашей корпоративной культуры. Это направление не должно носить принудительный характер и тем более реализовываться путём назначения каких-то эфемерных квот от численности подразделения. Говорил об этом в прошлом интервью, повторю и сейчас: все такого рода решения должны быть сугубо добровольными, не должно быть никакой кампанейщины и волюнтаризма в этом тонком вопросе. И уж точно сам факт перехода сотрудника на удалённый режим работы не является основанием для сокращения такого рабочего места в дальнейшем.

– Планируется ли дальнейшее изменение формата обучения железнодорожников после стабилизации неблагоприятной эпидемиологической обстановки?
– За последние месяцы подход к процессу обучения действительно претерпел серьёзные изменения, вы об этом неоднократно писали. Мы смогли не только сохранить темпы обучения и развития работников компании, но и существенно расширить возможности нашей системы корпоративного образования.
Были найдены эффективные решения для того, чтобы продолжить подготовку и повышение квалификации рабочих. Оперативно были разработаны и утверждены регламенты дистанционного обучения, проведения квалификационного экзамена в дистанционном формате.
Разумеется, полностью такой формат применим не для всех профессий. Поэтому мы активно стали использовать смешанное обучение: изучение теоретического материала проводится дистанционно, а тренажёрная подготовка и практические занятия – очно. Такие современные технологии в обучении, как виртуальная и дополненная реальность (VR и AR), мы успешно применяли в учебных центрах и до пандемии и будем только увеличивать объём их использования в дальнейшем.
Что касается обучения руководителей, наш Корпоративный университет в начале апреля существенно расширил формат открытого онлайн-обучения. Мы не остановили наше международное сотрудничество: новым продуктом Корпоративного университета стала серия онлайн-мастер-классов на английском языке для зарубежных железных дорог и логистических компаний.
Я нисколько не сомневаюсь, что новые подходы в обучении останутся с нами и после снятия ограничений.

– Сможет ли компания выполнить обязательства по индексации заработной платы, несмотря на сложившуюся ситуацию в экономике, связанную с неблагоприятной эпидемиологической обстановкой?
– Все взятые обязательства по индексации заработной платы будут выполнены в полном объёме. В текущем году компания уже проиндексировала заработную плату с 1 марта на 2%. Размер второй индексации будет определён, исходя из финансовых возможностей компании, после публикации Минэкономразвития обновлённого прогноза социально-экономического развития страны на 2020–2023 годы.

– Большинство работников железных дорог не прекращали работу, она лишь сопровождалась дополнительными мерами безопасности. Как вы оцениваете прошедший период ограничений с точки зрения эффективности работы железнодорожников, производительности труда?
– Что касается роста производительности труда в целом по компании, то период ограничений оказал негативное влияние на объёмы работы. Конечно же, это не могло не отразиться на темпах роста производительности труда. Однако в данном случае говорить о производительности труда как о величине, измеряемой в цифрах, не совсем уместно.
В существующих условиях главным критерием оценки эффективности работы железнодорожников я считаю обеспечение бесперебойной работы отрасли. И мы с этим справились независимо от того, осуществляли ли работники свою деятельность непосредственно на рабочем месте или в дистанционном формате.

– Как вообще, с вашей точки зрения, может измениться дальнейший подход к проведению в компании массовых мероприятий, учитывая, что многие работники активно участвуют в спортивной и общественной жизни?
– В первую очередь мы ориентируемся на рекомендации Роспотребнадзора. А это значит, что массовые мероприятия, в том числе спортивные, будут возобновляться с учётом необходимости соблюдения дистанции среди зрителей, применения ими средств индивидуальной защиты, бесконтактного измерения температуры тела и пр.
Учитывая любовь железнодорожников к активному спорту, РФСО «Локомотив» проводило для всех желающих занятия в онлайн-формате.
Как мне сообщили коллеги, занятия проводились по гимнастике, кроссфиту, йоге, а также комплексные фитнес-тренировки. Более того, были проведены Всероссийские соревнования среди работников компании по шахматам и киберфутболу! Похоже, мы и в спорте остаёмся на острие цифровой трансформации (улыбается). Вместе с тем по мере снятия ограничений призываю всех возвращаться к своим любимым спортивным занятиям в полном объёме. Ценность здоровья и физического развития в нынешнее время становится ещё выше, да и с последствиями изоляции быстрее справимся.

– Период работы на удалённой основе стал большим испытанием и для семей железнодорожников. Серьёзный стресс испытывали и младшие члены семей. Что этим летом будет сделано для организации детского отдыха?
– Пока детский отдых перенесён в онлайн-формат – у нас развёрнута программа «Страна железных дорог». Мы сделали ставку на возможность диалога с каждым ребёнком. Не надо думать, что «Страна железных дорог» – это ребёнок, не отрывающий глаз от компьютера. В онлайн-лагере у детей сбалансированный режим дня, постоянная физическая активность с элементами соревновательности, общение со сверстниками, создание совместных проектов. Для всех участников во все регионы были доставлены специальные наборы – форма, наборы для творчества и спорта и др. Это позволяет всему отряду заниматься одновременно.
Впервые все 52 ведомственных лагеря ОАО «РЖД» синхронизировали свои подходы к занятиям детей.
Конечно, нельзя сказать, что онлайн-формат может заменить любимый лагерь полностью. Но в сложившихся условиях это реальная рука помощи как железнодорожникам, так и их детям, для которых лагерь-2020 всё-таки состоится.
В интересах сохранения здоровья наших детей открытие очных оздоровительных лагерей будет идти значительно медленнее, чем обычно. Тем не менее при снятии ограничений будем возвращаться в нормальные условия.

Беседовал Алексей Харнас



Оставить комментарий
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31