20 февраля 2020 05:24

Всё для разгрома врага

Эшелоны для Красной Армии нескончаемым потоком шли к передовой

Газета «Московский железнодорожник» продолжает публикацию материалов, предоставленных Московским управлением ВОСО, и выдержек из книги «Военные сообщения Красной Армии в битве под Москвой» генерал-майора технических войск В.Ф. Дикушина и полковника А.М. Киселёва, с которой в своё время был снят гриф «секретно».
На железнодорожной платформе полуторки движутся к фронту
Из вагонов – на передовую
Задачи по выполнению оперативных перевозок и своевременному сосредоточению войск, предназначенных для разгрома немецко-фашистских войск под Москвой, в сложившихся условиях были задачами особой государственной и стратегической важности. Неослабное наблюдение и контроль формирования, укомплектования частей и хода перевозок осуществляли Центральный комитет партии и Ставка Верховного главнокомандования. Усилия работников железнодорожного транспорта, командования перевозимых войск и офицеров службы военных сообщений были всецело направлены на успешное выполнение этих важнейших заданий.

2 декабря 1941 года начальник генерального штаба сухопутных сил гитлеровской армии генерал-полковник Гальдер в своём дневнике записал, что «сопротивление противника достигло своей кульминационной точки, в его распоряжении нет больше никаких новых сил». Однако же как раз в это время советские войска закончили сосредоточение переброшенных по железным дорогам новых 5 армий, из них 2 общевойсковые с частями усиления на клинском направлении, а в районе Рязани заканчивали сосредоточение войска 10-й армии. Это показывает, что советскому командованию удалось скрыть от противника значительную передислокацию войск.

Кроме перевозок по сосредоточению новых армий и частей усиления по решениям Ставки Верховного главнокомандования и командования фронтов, совершались значительные оперативные перевозки, связанные с перегруппировками войск как между фронтами, так и в пределах фронтов для усиления обороны на угрожаемых направлениях и участках для нанесения контрударов.

В частности, командованием Западного фронта в конце сентября 1941 года было принято решение об усилении группировки войск, действовавшей на центральном (смоленском) направлении. С этой целью были выполнены большие внутрифронтовые оперативные перевозки с правого крыла фронта в район Вадино и Дорогобужа.

Так, из состава 29-й армии в конце сентября темпом 10 поездов в сутки была перевезена 134-я стрелковая дивизия в количестве 19 эшелонов. Район погрузки – Мостовая, Паникля, Нелидово, маршрут следования – Нелидово – Ржев – Вязьма – Дорогобуж, район выгрузки – Издешково, Дорогобуж. Из состава 22-й армии в период с 27 по 29 сентября были перевезены 214-я стрелковая дивизия и 509-й истребительно противотанковый артиллерийский полк. Погрузочный район – Соблаго, Пено, маршрут – Соблаго – Торжок – Ржев – Вязьма – Дорогобуж, выгрузка в районе Дорогобужа. С 30 сентября по 2 октября по тому же маршруту была осуществлена перевозка 126-й танковой бригады и 45-й кавалерийской дивизии.

В дальнейшем для организации обороны Можайской линии 9 и 10 октября Ставкой Верховного главнокомандования и командованием Западного фронта было принято решение о переброске по железной дороге из района Селижарово и Ржева 6 стрелковых дивизий. Темп перевозки – 8–12 эшелонов в сутки с расчётом окончания сосредоточения в новых районах к исходу 11–13 октября. К перевозке планировались только подразделения и части на механической тяге и конский состав, остальные части следовали походом.

При организации этих экстренных оперативных перевозок отмечался острый недостаток подвижного состава, вследствие чего происходили задержки в отправке эшелонов. Так, к утру 13 октября через станцию Калинин успели проследовать только 110-я стрелковая дивизия и один полк 133-й стрелковой дивизии; 5-я стрелковая дивизия и остальные части 133-й стрелковой дивизии находились в движении между Кувшиновом и Калинином, причём головные эшелоны 5-й стрелковой дивизии должны были пройти станцию Калинин во второй половине дня 13 октября. А 246-я стрелковая дивизия в ожидании погрузки сосредоточилась между Ржевом и Старицей.

В связи с изменившейся обстановкой и выходом противника в район Калинина (14 октября) Ставка Верховного главнокомандования дала указание командующему Западным фронтом об оставлении названных дивизий на калининском направлении. Оставшиеся части 5-й и 133-й стрелковых дивизий прибыли в район Калинина и поступили в распоряжение 30-й армии. Перевозка 146-й стрелковой дивизии была отменена. Таким образом, на Можайскую линию обороны были переброшены 110-я стрелковая дивизия и один полк 133-й стрелковой дивизии. Остальные части были использованы в других районах.

Одновременно с этими перевозками в октябре 1941 года значительно увеличился поток централизованных оперативных перевозок в распоряжение Западного фронта. В основном эшелоны поступали с Московско-Донбасской и Московско-Курской железных дорог. В течение октября прибыли 32, 93 и 332-я стрелковые, 1-я гвардейская мотострелковая, 7-я гвардейская стрелковая, 108-я танковая дивизии и ряд других соединений и частей усиления. Темп перевозки колебался от 4 до 12 эшелонов в сутки.

Этот поток не ослабевал и в начале ноября 1941 года. Только за первую декаду ноября в распоряжение Западного фронта прибыли 132 оперативных эшелона. Так, в район Клина, Подсолнечной из Средней Азии перевозились 5 кавалерийских дивизий в количестве 95 эшелонов общим темпом 36 поездов в сутки. К 10 ноября 1941 года в назначенном районе закончили выгрузку 17-я кавалерийская дивизия и гвардейская кавалерийская дивизия. К 13 ноября заканчивалась перевозка 20-й и 24-й кавалерийских дивизий и ожидалось поступление головных эшелонов 18-й гвардейской кавалерийской дивизии. Перевозка 18-й гвардейской кавалерийской дивизии осуществлялась темпом 10 поездов в сутки и должна была быть закончена 16 ноября. Таким образом, успешное завершение этой перевозки и своевременное сосредоточение войск в полосе действия 16-й армии сыграло значительную роль в срыве планов немецко-фашистского командования. Успех обороны наших войск находился в прямой зависимости от успеха перевозок войск.

В ходе ноябрьских оборонительных боёв выполнялись и внутрифронтовые оперативные перевозки, которые характеризовались внезапностью возникновения и особой срочностью, что вызывалось резкими изменениями оперативной обстановки. Так, например, с 23 по 25 ноября (в течение 3 суток) была выполнена перевозка 7-й гвардейской стрелковой дивизии, которая перебрасывалась из 49-й в 16-ю армию. Дивизия в составе 24 эшелонов грузилась на станциях Серпухов и Лаптево, темп не менее 12 эшелонов в сутки, продвижение со скоростью 700 км в сутки, выгрузка в районе Крюково, Поварово.

В этот период перебрасывалось в порядке манёвра много отдельных частей, в частности танковых. Многие перевозки выполнялись литерными поездами. Перевозкам по сосредоточению войск и по перегруппировкам Ставка ВГК и командование Западного фронта уделяли особое внимание и осуществляли постоянный контроль за их ходом, тем более, что значение их было огромно, а выполнялись они в весьма сложной оперативной и транспортной обстановке. По указанию командования Западного фронта каждый эшелон представлял готовую к боевым действиям единицу.

Во второй половине ноября по железной дороге стали поступать крупные стратегические резервы Ставки ВГК. Районами сосредоточения резервов явились: восточный берег канала имени Москвы, на севере – 1-я ударная и 20-я армии и в районе Рязани – 10-я армия. Эти армии в основном прибыли в районы выгрузки к началу декабрьского контрнаступления Красной Армии.

Войска для 1-й ударной армии перевозились темпом 4 эшелона в сутки из районов Красноярск, Лебяжья-Сибирская, Уфалей, Оренбург, Ряжск, Балахна, Слободское, Котельнич и Горький в район выгрузки Загорск, Дмитров, Яхрома. Перевозка должна была быть выполнена с 19 по 27 ноября 1941 года по железнодорожным направлениям: Пермь – Киров – Всполье – Александров, Кинель – Рузаевка – Рязань – Москва, Котельнич – Горький – Москва.

Передислокация войск для 20-й армии из районов Ташкент, Нижнесергинская, Алатырь, Горький в район Загорск, Химки, Ховрино должна была быть выполнена темпом 4 эшелона в сутки с 19 ноября по 2 декабря по железнодорожным направлениям: Уральск – Ртищево – Тамбов – Рязань – Москва, Дружинино – Казань – Москва, Горький – Москва. Перевозке подлежали 2 стрелковые дивизии и 2 бригады.

Передислокация 10-й армии из районов Кузнецк, Инза, Петровск, Пенза в район Шилово, Рязань, Кензино должна была быть выполнена темпом 6 эшелонов в сутки с 24 ноября по 2 декабря по железнодорожным направлениям: Инза – Рузаевка – Кустарёвка – Рязань, Кузнецк – Пенза – Рузаевка – Кустарёвка – Рязань, Сердобск – Пенза – Вернадовка – Кензино, Петровск – Ртищево – Мичуринск – Ряжск – Кензино.

Данные передислокации по сосредоточению армий проходили с большим напряжением. Так, например, перевозка 1-й ударной армии вместо 27 ноября фактически была закончена к 1 декабря. Задержалось и сосредоточение 10-й армии: из 151 эшелона по состоянию на 2 декабря прибыли в выгрузочный район только 106 эшелонов, находились в пути – 26 и ожидали погрузки – 19. В результате перевозка армии была закончена 6 декабря вместо установленного Ставкой срока – 2 декабря.

К основным причинам срывов сроков доставки войск следует отнести: невыполнение темпа погрузки из-за несвоевременной подачи подвижного состава, медленное продвижение эшелонов вследствие общей забитости узлов на маршрутах, острый недостаток в подвижном составе для погрузки эшелонов. Задержки в погрузке составов были также и по другим причинам: например, порожняк под погрузку подавался без предварительной подготовки, места погрузки не были достаточно подготовлены, кроме того, ощущался недостаток конских мостков, зачастую соединения и части не имели точных расчётов потребности в подвижном составе. В результате этого приходилось убавлять или добавлять вагоны к поездам, уже находящимся под погрузкой, воинские части получали задания на дополнительный подвоз продовольствия и фуража, слабо знали свои обязанности начальники погрузочных команд, недостаточно твёрдо руководили погрузкой начальники эшелонов. Из-за этого погрузка отдельных эшелонов длилась 8–9 час. вместо 1,5–2 час. по норме.

Продвижение эшелонов в пути следования проходило в основном удовлетворительно.

Во время выгрузки были следующие трудности: узкий фронт разгрузки, недостаточное количество выгрузочных платформ, разгрузка одного и того же эшелона нередко проводилась в 2–3 местах, войска не были подготовлены оперативно грузиться и выгружаться во фронтовых условиях и слабо обучались или совсем не обучались этому заранее.

Отметим, что планы перевозок и информация о запланированных перевозках высылались сверху вниз не всегда своевременно. Это в свою очередь приводило к большим затруднениям в работе органов военных сообщений и к потере времени для выяснения содержимого эшелонов, станции назначения и так далее. Фронты неоднократно ставили вопрос о необходимости налаживания своевременной передачи подобной информации, обращались с просьбами о сообщении наименования перевозимого в эшелонах и так далее.

Объём оперативных перевозок в период битвы под Москвой (октябрь 1941 – 10 января 1942 года) составил 3494 эшелона (182 730 вагонов). Кроме того, в тот же период и по тем же дорогам выполнялись крупные оперативные перевозки в резерв Ставки Верховного главнокомандования для Московской зоны обороны, объём которых составил 83 066 вагонов. Общий же объём воинских железнодорожных перевозок в период разгрома немцев под Москвой, без эвакуационных, составил 333 452 вагона. Для обеспечения массовых оперативных перевозок в этот период потребовалось 265 796 вагонов, то есть 79,7%, а для снабженческих грузов – 67 656 вагонов – 20,3% от общего объёма воинских перевозок.

В период оборонительных сражений под Москвой железнодорожники неоднократно проявляли массовый героизм. Коллективный подвиг совершили работники станции Рыбное, находившейся в 15 км от линии фронта и систематически подвергавшейся массированным налётам вражеской авиации. Несмотря на крупные разрушения станционных объектов, пропускная способность Рыбного более чем удвоилась за счёт применения передовых методов труда. Время обработки поезда сократилось с 40–50 мин. по норме до 15–18 мин., ни один поезд не простоял здесь более 22 мин.

Начальник станции Воскресенск вывел под бомбёжкой на перегон несколько горящих вагонов с боеприпасами и тем самым спас остальные и сам железнодорожный узел. На станции Перово впервые организовали безостановочный пропуск составов. Машинисты Егоров и Панов по нескольку суток не сходили с паровоза, совершая рейсы под бомбёжками и обстрелами.

Помощник механика Ряжского восстановительного поезда Пропкин вынес 33 раненых из загоревшегося санитарного эшелона. Спасая других, погиб сам.

Немецко-фашистские части прорвались на станцию Яхрома вблизи Дмитрова, южнее которого находился состав с нефтепродуктами. Вывести его из-за разрушения небольшого моста не представлялось возможным. Ночью группа железнодорожников восстановила мост, и состав со столь нужным фронту горючим был выведен буквально из-под носа противника.

Органы ВОСО совместно с железнодорожниками для обеспечения операций наших войск под Москвой проделали огромную работу. Всего были перевезены 23 стрелковых дивизии, 6 кавалерийских дивизий, 42 стрелковых бригады, 30 танковых бригад и полков, 23 артиллерийско-миномётных полка и другие части.

Вот как в газете «Гудок» от 8 февраля 1942 года оценил выполнение транспортниками перевозок председатель Президиума Верховного Совета СССР М.И. Калинин: «Наши железнодорожники проделали гигантскую работу. На тысячи километров с запада на восток они перекинули горы оборудования, материалов, зерна и миллионы спасавшихся от фашистского варварства людей. Страна этого не забудет и высоко оценит работников железнодорожного транспорта».

Подготовил Андрей Городнов
Фото из архива ВОСО



Оставить комментарий
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29