18 апреля 2021 05:46

И всё-таки встретились

Все дни Ленинградской блокады Олег Медведев провёл в осаждённом городе

В день начала войны, 22 июня 1941 года, Олегу Медведеву исполнилось четыре года. Он не помнит волнения родителей, не помнит, как подальше от мест сражений отправляли в Ярославскую область, в деревню к бабушке и дедушке двухлетнюю сестрёнку Зину. Олег был совсем малыш. Его воспоминания о войне начинаются с того обжигающего душу момента, когда в Ленинград пришла зима.
Олег Медведев пришёл на дорогу в конце 70-х годов
Ранним утром родители уходили на работу, а детей их дома № 32 по проспекту Огородникова собирали в одной из квартир на первом этаже. Она была совсем рядом с подвалом, где можно было спрятаться во время артобстрелов. А ещё здесь была печка-«буржуйка». Вокруг неё и проходила жизнь ребятишек. Грела она еле-еле, потому что топили чем придётся. Присматривала за малышами девочка Наташа. Детям она казалась большой, а на самом деле лет ей было не больше десяти. На Наташе лежала не только эта обязанность. Ещё она готовила еду. Олег запомнил, как назывался суп, который ела малышня. Крохотные кусочки хлеба, которые получали на детей, Наташа заливала горячей водой, нагретой на «буржуйке». То, что получалось, называлось мамалыгой. По сути, это был квас с хлебными крошками. Другого ничего не было.

Так проходил один голодный и холодный день за другим.
«Сейчас трудно вспоминать всё в подробностях. Помню, что от бессилия мы много спали. Некоторые не могли ходить. Родители забирали нас очень поздно вечером или совсем не приходили, потому что много работали. Их лица казались нечёткими, расплывались, забывались», – рассказывает Олег Николаевич.

Детская память запечатлела особенные моменты: как ходили по открытым квартирам, в которых уже никто не жил, чтобы найти что-то подходящее для печки: какую-нибудь раму, табурет или просто щепочку. Олег Николаевич не помнит, как умер его братик, тот был на два года старше. А вот как с мальчиками ходили за водой с кастрюлей помнит до мельчайших подробностей. «К кастрюле была прикручена проволока, она очень больно впивалась в ладошки, когда мы её тащили. Наташа нас за водой отправляла по трое. Сама оставалась с другими ребятами. К зиме я уже стал большой, мне пятый год шёл, поэтому мог выполнять разные работы», – вспоминает ветеран.

Весной от истощения умер отец. Потом заболела мама. Спасти её никто не брался.

Единственной родной душой в осаждённом городе для мальчика была тётка Фаина, но взять ребёнка к себе она не могла – работала медсестрой в госпитале, где дневала и ночевала. Тётка отдала сироту Олега в Ленинградский детский дом № 55. Шёл август 1942 года. Олег Николаевич помнит горячую картошку – по две штуки на человека. Её мальчик получил в первый же детдомовский обед. Картошка была в «мундире», и кусок хлеба – значительно больше того, что он получал раньше. Это был почти рай, в который Олег попал из ада. Но рай безрадостный. Многие дети были истощены настолько, что не могли ходить. Они разучились плакать и смеяться.

Весной 1944-го ребятишек из детского дома вывезли в Ставрополь-на-Волге (сейчас это один из районов города Тольятти). «Отсюда началось моё скитание по детским домам. Нас, ленинградских сирот, перевозили из одного места в другое. Была деревня Екатериновка в Куйбышевской области, два приюта в Сызрани. Я к тому времени уже пошёл в школу, и каждый класс для меня был новым», – говорит Олег Николаевич.

В пятом он «застрял» на два года: заболел, отказали ноги. Это были последствия блокадной дистрофии.

Путь у детдомовского ребёнка был один – ремесленное училище (РУ). В 1951-м учеником РУ № 7 Сызрани вместе с другими вывезенными из Ленинграда ребятами стал и Олег Медведев. Чуть позже училище начали перестраивать, и доучиваться пришлось в Чапаевске. На этом государственное обеспечение для мальчика закончилось, надо было самостоятельно устраивать свою жизнь. Олег решил отозваться на клич: все – на целину! Освоение целинных и залежных земель стало грандиозным проектом ХХ века. Это было время героев. Олег тоже решил им стать, подал заявку, выучился на тракториста, потом на механизатора и по комсомольской путёвке в 1954 году в числе первых отправился поднимать неосвоенные земли. Для него целиной стала Саратовская область. В совхозе «Октябрь» бывший блокадник стал знатным передовиком. Имя Олега Медведева гремело. Про него писали в боевых листках, и в марте 1957 года он был приглашён на 1-й съезд целинников в Москву, где его наградили орденом «Знак Почёта». Никита Сергеевич Хрущёв, первый секретарь ЦК КПСС, лично подарил ему патефон. За успехи в труде молодой тракторист получил ещё одну награду – орден Трудового Красного Знамени, а потом и медаль «За освоение целинных земель».
«До нашего приезда в совхозе «Октябрь» было вспахано всего 800 гектаров земли, а мы за короткий срок подняли 27 тыс. гектаров», – гордится ветеран.

Трактористом Олег Николаевич пробыл 20 лет. Взял в жёны учётчицу своей бригады Марию, родились дети. Вот только совхоз постепенно стал приходить в упадок, да и детей учить надо. Местом для переезда выбрали Златоуст Челябинской области. Критерий выбора – наличие работы. «Её там непочатый край», – сказали тогда Медведевым.

Златоуст им понравился. Олега Николаевича приняли на Южно-Уральскую дорогу. Он поступил в техническую школу и с 1978 года стал работать помощником машиниста в Златоустовском локомотивном депо. Через два года сдал экзамены на самостоятельное управление локомотивом. А потом два десятилетия водил грузовые поезда на участке Кропачёво – Златоуст – Челябинск, самом сложном на ЮУЖД. Локомотивные бригады депо Златоуст называли «королями гор». Их мастерство, впрочем, как и сейчас, оценивалось по самой высокой шкале. Олег Медведев был в числе тех, кто участвовал в испытаниях по проведению через Уральские горы поездов весом 6 тыс. тонн и спаренных поездов.

Олег Николаевич построил замечательный дом, вырастил детей. У него три внука и трое правнуков. Пять лет назад не стало верной Марии Васильевны. Теперь домашним хозяйством занимается сам. Летом на приусадебном участке в три сотки выращивает овощи. «Не сижу без дела и в зимнее время. Занимаюсь снегоборьбой. Снега у нас много. Вот и сейчас такой сугроб перед домом намело, что из окна автобусов на дороге не видно», – смеётся Олег Николаевич.

Помощь детей, волонтёров, опекунов, которыми он окружён, ему не нужна. «Снег – для физзарядки!» – утверждает ветеран.

В 2007 году Олег Николаевич отыскал свою сестру Зинаиду. Их разлучили в самом начале войны. Блокада, смерть родителей, детские дома, через которые прошёл Медведев, стёрли многое. Он всегда думал, что остался один, хотя надежда найти кого-то из родни оставалась. Олег Николаевич засыпал народную службу поиска и телевизионную программу «Жди меня» письмами, обращался в разные инстанции. Всё тщетно. Со времени блокады Олег Николаевич ни разу не был в городе, в котором родился. А однажды правительство Челябинской области отправило группу бывших блокадников в Санкт-Петербург. Все дни отдыха Медведев посвятил поиску следов своей семьи. И нашёл. Случайно. Зинаиду вырастили дед с бабушкой. Потом она переехала в Ленинград и тоже пыталась найти брата, но многочисленная смена детских домов запутала следы Олега. И только 66 лет спустя брат и сестра встретились.

Евгения Мусихина
Челябинск

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31