28 сентября 2020 19:09

фото: VimStory.BlogSpot.com

Карты покажут

145 лет назад при МПС было создано топографическое бюро

18 октября 1874 года было создано топографическое бюро при Министерстве путей сообщения – одно из первых в мире и первое в Российской империи. Служившие в бюро инженеры за 45 лет своей работы смогли описать тысячи километров территории России, нанести их на карту и проверить возможность безопасного использования участков для нужд железных дорог.
Идея топографического бюро на железных дорогах возникла ещё в 1864 году, сразу после создания Министерства путей сообщения. Предполагалось, что топографы-железнодорожники смогут уточнить уже существующие карты, а основное внимание уделить возможности с точки зрения природных и климатических условий прокладки новых путей, а также повышению уровня безопасности на уже существующих путях. Таким образом, в ведении топографов фактически оказывалась разведка местностей России.

В 1866 году топографам из МПС было поручено представить доклад о возможности строительства железных дорог на труднодоступных территориях Урала и Сибири. Но ни опыта разведки подобной местности, ни соответствующих инструментов они не имели. В итоге было послано официальное письмо военным инженерам. Те провели топографическую разведку местности на ограниченной площади, но отказались передать её результаты, ссылаясь на то, что это военная тайна.

Последовал резкий обмен мнениями между министром путей сообщения Павлом Мельниковым и начальником военных топографов Карлом Остен-Сакеном. Только личное вмешательство военного министра Дмитрия Алексеевича Милютина остановило конфликт. В итоге топографическая информация была передана в МПС, но допуск к ней получили только чиновники на самых высоких постах.

Чтобы избежать таких конфликтов в будущем, МПС уже под началом Константина Посьета предложило создать своё топографическое бюро, куда должны были перейти в качестве наставников 100 военных инженеров, которым до выхода на пенсию по возрасту оставалось не более трёх лет. Они были приписаны в качестве преподавателей и научных сотрудников к Институту корпуса инженеров путей сообщения. К тому времени активность в строительстве железных дорог в Российской империи достигла своего пика. По словам историка Фритьофа Шенка, осуществлялась настоящая «внутренняя колонизация на железнодорожных путях» (впрочем, это не была колонизация в традиционном смысле: власти много делали для населения приобретённых областей – от налоговых льгот и освобождения от воинской повинности до поддержки местной культуры).

В итоге 18 октября 1874 года топографическое бюро при МПС было создано. В его штате числилось более 400 инженеров высочайшей квалификации. В их ведение перешли некоторые из важнейших задач смежных отделов, в том числе планового комитета и комиссий по разведке по местности. В частности, именно инженеры-топографы должны были определять возможность прокладки новых железнодорожных путей и строительства станций. Фактически они осуществляли работу будущих геологов-разведчиков, но в то же время в их обязанности входило и картографирование, и фотосъёмка местности. Топографы исследовали и качество местной древесины для проверки её пригодности к изготовлению шпал. В нескольких случаях инженеры бюро привлекались к прокладке туннелей и каналов.

Памятником работе топографов, так и не воплощённым в жизнь, должен был стать топографический атлас железных дорог. Результатом их деятельности в 1874–1884 годах было снижение расходов бюджетных средств благодаря спрямлению по хордам железных дорог, где это было возможно.

Топографы проводили и разведку местности вблизи населённых пунктов, чтобы оценить степень опасности для городов и деревень от колебаний грунта из-за движения поездов.

Особые трудности вызывала разведка грунтовых вод и определение уровня паводков. В областях Приволжья измерения приходилось проводить дважды – осенью и весной.

Однако сложнее всего обстояло дело с топографической разведкой местности вблизи служебных дорог. В каждом случае необходимо было брать пробы грунта и рассчитывать колебания почвы, то есть работать с каменными породами, иногда в очень суровых погодных условиях. Топографы проводили важнейшие расчёты колебаний железных дорог возле шахт и заводов, а главное – исследовали возможность подтопления шахтных разработок. За 25 лет, с 1875-го по 1900-е годы, благодаря топографам-железнодорожникам было предотвращено 119 случаев затопления шахт грунтовыми водами.

В целом алгоритм работы топографов-железнодорожников был следующим. Плановый комитет топографического бюро МПС разрабатывал стратегию разведки на текущий год. По нормативам длина подлежащих исследованию будущих путей не должна была превышать тысячи вёрст, однако на деле, прежде всего из-за местных условий, это расстояние нередко увеличивалось. Топографы имели право на «первое мнение» о возможности строительства железных дорог. Представить его следовало как можно быстрее, чтобы избежать ненужных трат. После того как топографы оказывались на местах, они проводили картографирование определённых ими участков. Затем следовали пробы грунта и создание гидрографического профиля. Наконец проводилась опытная укладка шпал и рельсов, чтобы определить необходимость насыпей и опалубки.

Другая группа топографов, оставшаяся в Санкт-Петербурге, Москве или в городе недалеко от места разведки, проводила важную теоретическую работу – анализировала маршруты с точки зрения их насыщенности пассажирским и грузопотоком.

После появления новых аппаратов съёмка местности проходила в несколько этапов. Первой была мензульная съёмка, осуществлявшаяся при помощи мензулы и кипрегеля, за которой следовали тахеометрическая, теодолитная и, наконец, буссольная. Полученные данные обрабатывались и отправлялись в главное бюро, где сравнивались с уже имеющимися сведениями.

При исследовании древесных пород для определения целесообразности их использования при строительстве железной дороги проводили измерения прочности и устойчивости дерева.

Работы топографов начинались с Московского железнодорожного узла и шли во всех направлениях.
«Образцом для нашей службы стало бы... повторное топографическое исследование местности каждые десять лет», – писал глава отдела топографов Николай Славинецкий, и уже в масштабной топографической разведке 1873 года высказывалось предположение, что «повторные работы должны проводиться для существенного уточнения результатов предыдущей экспедиции и повышения... уровня безопасности и технической службы наших железных дорог».

В топографы-железнодорожники шли лучшие инженеры МПС. Условия отбора были жёсткими, а их число никогда не превышало пятисот человек. Во многом благодаря тому, что к 1917 году топографическим бюро было описано свыше 30 тыс. км железнодорожных путей, безопасность на российских железных дорогах была самой высокой в мире.

Анатолий Корчинский

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31