17 февраля 2020 07:17

Семейная терапия

Брату и сестре нужна реабилитация

У Максима и его сестрёнки Вики диагнозы разные, а лечение общее – обоим нужен дорогой курс реабилитации, который семья оплатить не в состоянии.
Брат

Максима Перепелицу назвали так, конечно, в честь советского киногероя. Идея принадлежала бабушке и дедушке.
– В своё время они хотели ещё моего мужа Максимом назвать, а в итоге уговорили нас, когда мы придумывали имя сыну. Но он у меня, правда, такой же шкодник, как герой фильма, – улыбается мама Наталья.

Увы, живой, непоседливый характер ребёнка начал раскрываться совсем недавно. После того как несколько правильно подобранных курсов реабилитации помогли преодолеть задержку умственного развития.

Беременность с самого начала была непростая, Наталья Перепелица лежала на сохранении. Роды задержались, и маленький Максим появился на свет только на 42-й неделе. Впрочем, мальчик был здоровенький, задышал сам. Акушеры поставили ему 8/9 по шкале АПГАР. Тем не менее мама видит корень всех будущих бед именно в родах.
– Было воскресенье, на все этажи дежурил один врач. Как назло, в тот день ещё было много кесаревых. Поэтому, хотя воды отошли в пять часов утра, рожать меня повезли только в пять вечера, – вспоминает она.

Максим вовремя начал ползать и пошёл, в год уже вовсю бегал. Но упорно не говорил, даже простых детских слов не было. В полтора года обеспокоенные родители повели его к неврологу.
– Врач, увы, попался плохой. Предложил просто подождать. И мы упустили часть времени, – сетует Наталья.

Она видела, что с сыном что-то не так. Время шло, и всё, что касалось физического развития, было у Максима в порядке. Он ходил и бегал, научился есть ложкой. Но не говорил, не различал цветов, не рисовал. Только в 2017 году он впервые попал на приём в московский Научно-практический центр детской психоневрологии (НПЦ ДП). Там его досконально обследовали. Диагноз поставили не самый страшный, но неприятный: органическое поражение центральной нервной системы, резидуальная энцефалопатия.

Максиму на тот момент было уже три с половиной года. Вскоре его положили в тот же НПЦ ДП на первый курс реабилитации. К каждому ребёнку в этом учреждении подходят индивидуально и подбирают ему нужных именно в этом случае специалистов: психологов, логопедов, дефектологов. Те, что занимались Максимом, делали, конечно, упор на развитие речи. Ему стимулировали губы, подбородок и щёки специальным аппаратом.

Мгновенного чуда не произошло, прогресс был постепенный. Два раза Максима реабилитировали в 2017 году, ещё дважды – в 2018-м. Примерно с третьего курса он начал произносить первые слова. А в конце прошлого года уже полноценно заговорил и научился считать. Естественно, от сверстников мальчик пока отстаёт. В свои пять пребывает где-то на уровне 3,5-летнего ребёнка. Говорит невнятно, путает звуки. Плохо произносит шипящие и свистящие.
– Другие дети обращают на это внимание. Сегодня мы гуляли, и ему кто-то заявил: ты на языке птичек разговариваешь, мы с тобой играть не будем, – рассказывает Наталья.

Максиму сейчас нужен логопед-дефектолог. Врачи говорят, что у него есть шанс на прогресс.
– У нас с сыном большие планы. Мы хотим, чтобы он в кадеты пошёл, – говорит Наталья.

Недавно она даже звонила в кадетский корпус, узнавала условия приёма. Мама уверена, что за оставшиеся два года Максим всё наверстает и станет отличным кадетом.

Он и правда растёт настоящим мужчиной. Если сестра Вика несёт что-нибудь тяжёлое, тут же говорит ей: дай мне, я же мужчина.


Сестра

Вика мечтает стать врачом. И постоянно делает уколы игрушечным шприцем куклам, тёте, бабушке. Слушает им сердце стетоскопом. Может быть, дело в том, что за три года жизни девочке частенько приходилось общаться с докторами.

Родилась Вика в апреле 2016 года. При рождении девочка весила 3 кг. Развивалась хорошо. Вовремя поползла. А вот когда малышка начала вставать на ножки, мама заметила, что она всё время клонится на правую сторону.
– Мы до этого ходили к ортопеду и неврологу. И никто не заметил, что у неё одна ножка отличается от другой, – вспоминает Наталья Перепелица. – Померили, и оказалось, что правая короче левой на 6 мм.

Бедро у Вики нормальное, а вот правая голень короче, тоньше и немного колесом, правая ступня на размер меньше левой. В том же НПЦ ДП, где помогали старшему брату, Вику всесторонне обследовали. Ногу проверили специальным аппаратом и выяснили, что она менее чувствительная, чем левая, и вообще хуже работает. Официально диагноз девочки звучит «мононевропатия правой нижней конечности». Что стало причиной, врачи не знают.

Так или иначе, правую ножку надо постоянно развивать и стимулировать, чтобы мышцы не атрофировались. И для Вики в НПЦ ДП подобрали уже свой реабилитационный курс с упором на массаж, лечебную физкультуру, гимнастику, занятия на беговой дорожке. Есть там и корвит – хитрый аппарат, имитирующий нагрузки на подошву при ходьбе.
– После первого курса реабилитации Вика начала ходить, ей тогда был год и месяц. После второго – бегать, по лестницам подниматься. Сейчас она в классики прыгает, на самокате катается. А недавно даже научилась ездить на велосипеде, – рассказывает Наталья.

Разницу в длине ног компенсируют толстой подошвой. Вика не снимает обувь даже дома – там у неё специальные домашние босоножки с разными подошвами. Разница в длине ног достигла уже 2 см.

Когда будет 5–6, можно будет сделать операцию по удлинению ножки, говорят врачи. А пока важно поддерживать ногу в работоспособном состоянии.
Для этого Вике нужна реабилитация четыре раза в год. Проблема в том, что прописаны Перепелицы в подмосковном Подрезкове. Раньше они были зарегистрированы в Москве и получали лечение в НПЦ ДП бесплатно. Но с 2019 года туда берут только детей с постоянной московской пропиской. Остальных – только за деньги. Один курс стоит 250 тыс. руб. Деньги для семьи огромные.


Семья

В прошлом году администрация города Химок (к которым относится и Подрезково) выделила деньги на реабилитацию Вики из расчёта один курс в год. Но одного курса девочке мало. На Максима денег не выделяют вовсе, потому что Наталья оформила инвалидность только дочери. Боится, что диагноз помешает сыну в будущей жизни.
– Кто-то хочет денег, пенсию по инвалидности, а я хочу, чтобы мой сын был нормальным и даже больше, чем нормальным, – кадетом, – объясняет она.

Хотя деньги, конечно, были бы не лишними. Наталья с мужем разошлась. Своей квартиры нет, поэтому они с детьми живут с сестрой, которая работает в банке. Сама Наталья по образованию экономист, была бухгалтером, но работать не может – всё время уходит на малышей.

У сестры квартира взята в ипотеку, мама – повар в детском садике. Отец на пенсии смог устроиться только дворником. В общем, денег немного. И накопить 1,5 млн в год, чтобы обоим детям хватило на реабилитацию, семья никак не может. Вот и остаётся надеяться на помощь неравнодушных людей.
– Но самое главное – это не материальные ценности, а дружная, любящая семья. А мы очень любим друг друга. И всё у нас будет хорошо, – уверена Наталья.

Николай Морошкин



Оставить комментарий
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31    

Выбор редакции

Летний призыв