25 сентября 2020 19:13

Социальные изменители

О роли современного искусства в жизни человека

О просветительских программах для россиян разных возрастов в музейном пространстве, о создании инфраструктуры культуры в России, о меценатах и о том, как через искусство можно изменить общество, «Гудок» поговорил с директором Музея современного искусства «Гараж» Антоном Беловым.
Антон Белов, директор Музея современного искусства «Гараж»
– Как трансформировался «Гараж» за время своего существования?
– Началось всё с частной инициативы Дарьи Жуковой и Романа Абрамовича, которые хотели сделать для нашей страны что-то полезное, донести до людей новые мировые веяния. С тех пор «Гараж» прошёл долгий путь, но сохранил этот посыл. Наша история началась со статуса Центра современной культуры, а название «Гараж» появилось от места нашего нахождения на тот момент – в Бахметьевском автобусном гараже, построенном по проекту великого Константина Мельникова.
В 2014 году с появлением нашей коллекции – архива по современному искусству – мы получили статус Музея современного искусства. Хотя с первых наших проектов в «Гараже» не боялись экспериментировать и придумывать совершенно новые форматы.
После первых успехов «Гаража» вместе с соучредителями была разработана стратегия развития институции.
Дарья Жукова инициировала создание просветительских проектов в музее, которые на данный момент представляют собой самую большую педагогическую инициативу от частной институции в стране. Сейчас это бесплатные мероприятия для посетителей всех возрастов, кинопоказы, концерты, фестивали, международная книжная ярмарка и собственная издательская программа, региональные и международные инициативы, исследования и научные конференции, проекты по инклюзии и многое другое.
Мы разработали фандрайзинговую программу по привлечению средств меценатов и партнёров на развитие современного искусства и культуры в нашей стране. Поясню, это не просто привлечение средств – это создание совместных проектов на благо развития как самой институции, так и культурной среды в целом.
Например, наши партнёры поддерживают грантовую программу для художников, проводят вместе с нами циклы лекций или поддерживают кинопрограмму. Мы первыми в России запустили музейную программу лояльности. Сейчас «Гараж» – это целая система, в которую входит множество разных отделов. Главная проблема нашего искусства – в отсутствии инфраструктуры. Мы работаем по улучшению ситуации в этом отношении: создаём мастерские художникам, даём им гранты. В общем, мы стараемся заполнить имеющиеся лакуны и делаем это системно и постоянно.

– Какая сверхзадача стоит перед вами?
– Мы – про общество и его развитие. Мы социальные изменители, которые пытаются через искусство менять общество. Мы считаем возможным через культурные коды донести людям новые принципы устойчивого развития, например более терпимое отношение к людям с инвалидностью или мигрантам.

– Иными словами, вы строите Россию будущего?
– Да. Если в обществе будет запрос на изменения, то они произойдут. Мы полтора года развиваем экологическое направление и сейчас много говорим об этом на основании опыта всей команды. Если мы добьёмся того, что в каждом дворе поставят урны для раздельного сбора мусора и люди начнут сдавать его правильно, а потом его будут перерабатывать, а не вывозить на свалки, не загрязнять окружающую среду, то мы будем счастливы. У нас в кафе, например, мы заменили пластиковые трубочки для коктейлей на макароны. Отношение даже к таким мелочам рано или поздно приведёт к кардинальным изменениям в обществе.

– Есть ли у вас свой музейный фонд, как, например, в Третьяковской галерее, где он составляет 75 тыс. единиц хранения?
– Эту тему любят другие музеи, они обсуждают, сколько у кого единиц хранения и как они хранят это наследие. Это хорошо, но их никто не видит, они находятся в запасниках, не попадают в систему просвещения или научный оборот. Условно говоря, мы, как потребители, не получаем от единиц хранения никакой отдачи.
«Гараж» занял другую позицию. У нас есть архивная коллекция. Мы собираем артефакты, связанные с современным искусством с 1955 года до наших дней. Это могут быть эскизы художника, переписка, фотографии из личного архива, пригласительные на выставки, видео- и аудиозаписи и так далее. На данный момент это более полумиллиона единиц хранения и крупнейший в России подобный архив, который при этом мы оцифровываем.
По нашей инициативе создана гигантская база данных RAAN (сеть архивов российского искусства), куда вошли два архива, кроме нашего: Художественный музей Зиммерли при Ратгерском университете (США), Исследовательский центр Восточной Европы при Бременском университете (Германия). В ближайшее время войдут ещё три. И это большой всероссийский и международный проект. В этот архив складывается информация, с которой можно работать, исследовать её.

– Почему вы выбрали такой путь развития?
– Важно, чтобы искусство было в открытом доступе, а не пылилось в запасниках. На основе наших материалов исследователи смогут писать книги или выкладывать забавные факты в свои телеграмм-каналы, например про то, как один художник поминает недобрым словом коллегу или смеётся над чужой выставкой. Такой подход не обязывает нас к экспонированию в чистом виде.

– Считаете ли вы важным расширять свою аудиторию?
– Если мы говорим о посещаемости нашего музея в цифрах, то для нас она не так уж и важна. Хотя мы входим в топ-100 самых посещаемых музеев мира. Нам, скорее, важны аудитория, её качество и возможность нашего взаимодействия. Я считаю, что оно начинается в тот момент, когда человек, находясь в далёком российском, казахском или американском городе, прочёл нашу книжку, подписался на наш youtube-канал или полюбил футболку или сумку с логотипом «Гаража».

– На какие западные музейные институции вы равняетесь? Чей опыт используете в «Гараже»?
– Мы бессовестно используем опыт любой институции, которая достигла каких-то положительных результатов. Если мы видим лучшую практику, которая, как нам кажется, будет работать, её нужно брать и копировать, адаптируя под себя. Здесь нет ничего зазорного.
Зачем изобретать заново систему поддержки музеев, которая в США существует 155 лет? Вам нужно приехать туда, пообщаться со специалистами по фандрайзингу лучших музеев. Разобраться, как работает эта система, трансформировать этот опыт и применить у себя. Вы за короткое время пройдёте путь, который обычно институции США проделывали в течение 30–40 лет. Так, например, мы поняли, что конструкция более жизнеспособна, если в ней не один учредитель, а целая система патронства и совет попечителей. «Гаражу» потребовалось десять лет, чтобы пройти этот путь и достигнуть более впечатляющих результатов.

– У кого вы больше всего позаимствовали?
– Фандрайзинг – в США. Способ коммуникации с художником и выстраивание публичного реноме – в Англии.

– Чем новый мир, в том числе музейный, который вы строите, отличается от старого?
– Старый музей – это паровоз, который нагружен большим грузом опыта и коллекции. Мы же строим самолёт, который собираем в полёте. Новый музей работает по другим принципам. Что происходит в старой институции? Вы пришли, сдали в гардероб пальто и идёте на выставку, где на вас шикают смотрители. Мы не заставляем вас смотреть выставку, мол, это единственное дело, ради которого вы сюда пришли. Новый музей – это, например, поход в его библиотеку, где люди сидят на подоконниках, потому что мест не хватает, читают книги, собирают материалы, фотографируют и копируют их. Мы разрешаем это делать бесплатно для исследовательских целей.
Если вас что-то здесь зацепит, вы сюда обязательно вернётесь. Самое важное, что мы создали для вас атмосферу, в которой вы чувствуете, что вас уважают, признают ваше «я». И вы можете получить ту степень погружения в современное искусство, которую вам хочется и к которой вы готовы. У нас нет никакого насилия над нашими гостями.
Весь первый этаж и мезонин «Гаража» в вашем распоряжении, он бесплатный для посещения. Не хотите идти на выставку? Можете сесть у нас в кафе или зайти в книжный магазин, сходить в наш кинопавильон и посмотреть фильм, послушать лекцию в лектории. У нас в книжном магазине шесть тысяч книг, которые отобраны двумя нашими специалистами. Это уникальная подборка. У нас в кафе работают звёздные шеф-повара. Это важное переживание, когда вы приходите в кафе. Вы же пришли в музей, соприкоснуться с культурой. А еда – это та же культура, и пусть она тоже доставляет удовольствие.
«Гараж» в общем создан для того, чтобы доставлять приятные ощущения. При этом сама выставка может вас заставить сострадать, переживать, ведь таково современное искусство, которое должно заставлять нас думать, совершать душевный, духовный, интеллектуальный труд.

– Какое произведение искусства вас потрясло?
– Я долго думал, откуда у меня такая тяга к искусству. Выяснилось, что, когда вывезенные из Дрездена в Москву сокровища должны были вернуться на родину, в Пушкинском музее была выставка, на которой в том числе экспонировалась «Сикстинская Мадонна» Рафаэля. Репродукцию этой картины я видел каждый раз, когда спускался по лестнице вниз от бабушки с дедушкой. На прошлой Венецианской биеннале – 2017 я видел немецкий павильон, который получил «Золотого льва», главный приз биеннале. Там было представлено синтетическое произведение «Фауст» Анне Имхоф (Anne Imhof), в котором переплелись перформанс, инсталляция, архитектура и театр. Оно изменило моё отношение к искусству. Я назвал две крайние точки, назвав произведения, которые что-то во мне изменили.
Такие знаковые моменты есть в жизни каждого из нас. Это может быть выставка современного искусства, опера, произведение классического искусства или репродукция картины, которую ты видел в детстве, а потом оказался перед оригиналом и обомлел. Это триггеры, переключатели.
У нас есть кураторский совет, на котором мы принимаем решения, какие выставки будем показывать. Это всегда большая дискуссия, но мы стараемся сверстать сбалансированную программу, учитывая интересы российского и международного искусства. Наш фокус на постсоветское пространство или альтернативный мир: Восточная Европа, Азия, искусство Индии или Бангладеш, Южная Америка. Арт-процессы происходят во всём мире, и их нужно учитывать при принятии решения и показать их максимально широко.

– Расскажите про региональные программы «Гаража».
– Мы поддерживаем 26 региональных библиотек, передавая им книги, которые издаём. Ежегодно отправляем в регионы Garage Film Festival 6–10 фильмов, которые сами отбираем. В этом году в программе у нас были Алма-Ата и Ташкент. Сейчас идут переговоры в Армении и Азербайджане. И что важно, что в стране уже есть целая инфраструктура интересных современных институций. Например, центр «Типография» в Краснодаре, в Казани есть ребята, которые делают фантастический центр «Смена», во Владивостоке – «Заря» с крупными проектами, в Екатеринбурге проходят биеннале. Там один Ельцин-центр чего стоит.

– Как вы определяете для себя, про что современное искусство?
– Оно про внутренний мир, конфликты, фобии, желания и страхи. Про это интересно думать, с этим коммуницировать. Художник должен сопереживать нам, обсуждать в своём творчестве темы, которые актуальны.

– Насколько для вас актуален призыв нести искусство в массы?
– Мы не про то, чтобы оголтело запихивать современное искусство в каждого. Мы про то, чтобы каждый сам захотел соприкоснуться с «Гаражом», а уже через наш музей получить знания о современном искусстве.

Беседовала Наталья Гриднева


Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31