22 октября 2019 09:26

Как я был проводником

Я со школы стремился стать экономистом и в Институт экономики и финансов РУТ (МИИТ) поступил не просто из-за красивой лестницы. Однако когда на одну из лекций на первом курсе к нам пришёл с агитацией студенческий отряд проводников, то у меня внутри будто что-то зажглось. Катализатором послужило то, что преподаватель Михаил Юрьевич Елизарьев поддержал работу в отряде и отозвался о студентах, которые там работали, крайне положительно.
Я заполнил заявление, прошёл двухмесячные курсы проводников и попал в депо Белорусского вокзала. Отчётливо помню свой первый рейс, а точнее, приёмку вагона перед ним. Когда сотрудник парковой охраны, перед тем как поздороваться, что-то крикнул в небо восьмиэтажным матом, я понял, что это лето мне запомнится надолго. И да, действительно, работа оказалась интересной.

Со временем у нас появился костяк из 5–7 коллег, с которыми мы ездили всё лето. Были до автоматизма выработаны действия во внештатных ситуациях (вроде выявления нетрезвых пассажиров или безбилетных граждан), выучили расположение всех супермаркетов на станциях и освоили блюда, которые можно было приготовить на горячем титане, – обычно это была гречка.

Ездили в основном в Анапу. Бывало жарко... Однако больше всего мне не нравились в работе не жалобы пассажиров, не вездесущие ревизоры и не строгие начальники поездов, а процесс сдачи вагона. Ведь зачастую пассажиры, оплатившие аренду белья, думают, что это теперь их собственность, и уносят его с собой домой. А для нас это недостача. Были и те, кто умудрялся стащить подстаканник, что опять же било по карману проводника. Вообще считаю. что съёмное имущество в поездах должно быть одноразовым.

Я старался получать удовольствие от работы, ведь моими пассажирами были люди разных профессий: от сантехников и поваров до актёров и чиновников, которые рассказывали много историй. А ещё я посетил интересные города, среди которых Брест и Рыбинск.

После окончания первого сезона сказал себе, что ни за что больше не вернусь в проводники. Однако уже через год пришёл снова работать уже на ленинградское направление старшим студентом, мы это называли «мастер депо». Помимо обычных хлопот я ещё нёс ответственность за сотню миитовских студентов (расставлял их в рейсы и решал проблемы с дальнейшей работой).

В моём первом рейсе на ленинградском направлении ко мне подошла очень нетрезвая женщина с билетом до Мурманска. Уже по запаху я понял, что пускать в поезд её нельзя, пассажиры за спиной тоже говорили, что не желают оказаться с этой особой в одном купе. Вызвал начальника поезда, он дал указание бежать к вокзалу за сотрудниками полиции. Когда я возвращался вместе с полицейскими, дама пыталась проникнуть в вагон, царапая и пиная начальника поезда. После неудачных попыток она легла на рельсы и закричала: «Давай! Ехай!» Полицейские вытащили её на перрон и официально отказали в проезде.

Отдельно можно сказать о курильщиках. Я как человек, ни разу не куривший, отрицательно относился к любителям подымить в тамбуре. Однако бывало, когда видел курящего человека и говорил ему, что штраф составляет до 1500 руб., он начинал угрожать, что напишет жалобу на меня – якобы в вагоне было слишком жарко или холодно и грязно. В таких случаях приходилось ограничиться предупреждением, так как наказания за жалобы пассажиров крайне суровы – вплоть до увольнения проводника.

Наверное, каждый, кто когда-либо ездил на дальние расстояния, видел бабушек, торгующих на перроне пирожками. Они составляют конкуренцию продукции, продаваемой в поезде, на которую есть свой план по продаже. Поэтому, чтобы отсечь у пассажиров желание купить пирожок или готовый обед у бабушек, приходилось рассказывать страшилки о том, что на платформе торгуют некачественной едой и можно отравиться.

Когда лето подошло к концу, депо предложило студентам не увольняться, а остаться и ездить проводниками по выходным – закрывать дополнительные поезда в Питер. Некоторые согласились, я – тоже.

С наступлением зимы характер работы очень сильно поменялся. Приходилось не только следить за санитарным состоянием вагона, но и прикладывать усилия для поддержания комфортной температуры в вагоне – короче говоря, топить углём. Особенно тяжко это было делать в Мурманске или Архангельске. Во время перестоя, бывает, растопишь вагон, ляжешь спать, а просыпаешься от холода, потому что всё потухло. Приходится кочегарить заново.

Студенты, работающие по выходным, уезжали в пятницу вечером и приезжали рано утром, сдавали вагоны и шли на пары в университет. Приходилось тяжко, на лекциях по понедельникам я зачастую просто отсыпался. Но сейчас приятно вспомнить, как я был проводником.

Сергей Бирюков,
студент 1-го курса магистратуры ИЭФ РУТ (МИИТ)

 


Оставить комментарий
Антон 11.10.2019 11:43:16
Перезвоните мне пожалуйста 8 (495) 248-01-88 Антон.
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31    

Выбор редакции

Летний призыв