24 февраля 2020 17:14

История одного конвоя

Первый американо-советский протокол к договору о ленд-лизе был подписан в декабре 1941 года

Ленд-лиз – государственная программа поставок Соединёнными Штатами Америки грузов странам, оборона которых признавалась жизненно важной для самих США в годы Второй мировой войны. Речь шла о боевых припасах, технике, продовольствии, медоборудовании и лекарствах. Поставки проходили в исключительно тяжёлых и опасных условиях.  Об одной из страниц этой истории – поставке железнодорожных грузов – рассказывает «Гудок», основываясь на уникальных материалах, в том числе и впервые публикуемых.

02247.jpg
7 декабря 1941 года был подписан Первый американо-советский протокол к договору о ленд-лизе. В приложениях к нему советской стороне было открыто «окно возможностей», в которое можно было делать предпочтительные заказы. Одним из таких заказов стала продукция для железнодорожного транспорта.

Дело в том, что при эвакуации военного производства и переводе экономики на военные рельсы были нарушены планы, касавшиеся выпуска всей продукции, в том числе и условно невоенной. 

К примеру, из 70 эвакуированных и вновь развёрнутых вагоноремонтных мастерских 60 были конвертированы в мастерские по текущему ремонту танков. Главные же локомотивные и вагонные заводы в европейской части России быстро пере­ориентировали на выпуск военной продукции (отметим, что известная идея конверсии – перевода предприятий с одного производства на другое – впервые была реализована в годы первой пятилетки в зоне ответственности Наркомата путей сообщения).
В итоге удельный вес железнодорожных производств упал в четыре раза. Понятно, что, как только появилась возможность, советская сторона попросила США о поставке локомотивов, вагонов и деталей для них. 

Соответствующий план составлялся в НКПС – в архивах сохранились копии документов, посылавшихся из наркомата в совместную коллегию, которая и проводила квотирование военных грузов в соответствии с планами. В служебной записке, датированной 1 декабря, которую озвучил начальник Главного управления тыла РККА Андрей Хрулёв, были и такие слова: «Положение в нашей отрасли... сегодня можно назвать решительно критическим... (шум в зале). Дело не в том, товарищи, что не успеваем с текущим ремонтом... Но при возрастании нагрузок, которое неизбежно, рухнет всё наше дело. У нас не хватает ничего... А у кого хватает? Не знаю, но ведь от нас же зависит транспортировка...» Его несколько раз прерывали, но в итоге заместитель председателя СНК Николай Вознесенский дал добро на приоритетный статус поставок для железных дорог. 

Инженер Александр Равдин, начальник эвакуационного комитета НКПС, писал: «Кроме деталей и запасных частей нам бы пригодились разобранные локомотивы. Мы слышали, что американские детали надёжнее. Вот их бы нам хотелось иметь. Возможно, пришлись бы к месту лекала, по которым мы сами могли бы производить детали...»

Первый специальный заказ формировался на базе крупнейшего железнодорожного завода в штате Пенсильвания, в городе Гаррисберг. Уильям Салливан, главный мастер завода и начальник цеха, которому было поручено собрать детали для локомотива, вспоминал, что никогда не работал такими ударными темпами: «Перед началом работы я собрал всех людей в цеху, влез на ящик у стены и начал говорить. Помню, что не мог подобрать подходящих слов, сказал только, что теперь наша помощь нужна Советскому Союзу, который ведёт войну, и что поэтому хорошо бы поработать побольше... Люди расходились в молчании, и я, честно говоря, не был уверен, достучался ли до них, пока вечером не пришла другая смена, у которой был выходной, и она могла не работать в тот день. Собственно, в течение недели – до отгрузки первых деталей паровозных экипажей – мы все работали так же. Немного отстал от нас только цех котлов, но у них и работа была сложнее. Мы опустошили все наши склады... Мы знали, что это сверхурочная работа, которая будет оплачена только частично, но в те месяцы это не имело для нас значения».

Первая партия запчастей была готова к отправке уже через двадцать восемь дней. Часть производства была переналажена под советские стандарты. 

«К нам приехал советский техник, который называл меня Селиваном. Сам он был с Урала, но признался, что таких огромных заводов никогда не видел. Меня же удивил его подход к делу: он буквально за несколько часов освоил наши измерители и откалибровал их». Уильям Салливан вспоминал, что перед погрузкой готовой продукции к заводу пришли члены семей рабочих – всего почти десять тысяч человек – и принесли «домашнюю помощь»: тёплую одежду, консервы, даже радиоприёмники. «Ничего не поделаешь, пришлось ещё три вагона прикреплять», –  рассказывал он. 

Рельсы и детали для поездов отгружали в порту Норфолк. Конвойные корабли, перевозившие железнодорожное оборудование, считались «смертниками»: размеры грузов были такими, что для их расположения требовалось убрать часть переборок в трюме. Капитан одного из конвойных кораблей Хейвен Грант вспоминал: «Часть команды корабля набиралась по квоте – за конвойную службу морякам полагались льготы, и я лично проводил собеседования с каждым членом экипажа и предупреждал об огромных рисках, связанных с перевозкой железнодорожных грузов морем. Но за всё время конвоев сами отказались служить человек десять, не больше».

Первый конвой с железнодорожными материалами прибыл в Мурманск уже в марте. Хейвен Грант писал: «Только представьте себе: свинцовое небо и такое же свинцовое море, и ты между ними как в металлическом прессе. И вдруг воет сирена: самолёты или подводные лодки! Я объявляю команде боевую тревогу. Мы ускоряем ход, как можем. Эсминцы разворачиваются под углом, чтобы принять первый удар на себя. Вперёдсмотрящий – живые «глаза» нашего корабля – высматривает длинные и узкие V-образные следы, остающиеся от перископов подлодок. Время тянется мучительно долго, минуты кажутся часами. Наконец сквозь разрывы в облаках появляются самолёты. Они пытаются напугать нас, вынуждая сломать строй и сбиться в кучу, чтобы облегчить задачу подлодкам. Мы пытаемся идти на полном ходу, и тут нас атакуют бомбардировщики. Нам остаётся только благодарить Бога, что у немцев нет торпедоносцев – бомбы взрываются со всех сторон, разбивая поверхность моря и как бы отмечая границы, в которых мы можем находиться. Первую волну бомбардировщиков сменяет вторая, её – третья. Эти ведут уже прицельную бомбёжку. Все свободные матросы бросаются к зениткам. Корабль сотрясается от взрывов и выстрелов, как в лихорадке. Помню, как один раз подо мной разошлись доски палубного настила... Так может продолжаться часами, пока мы не оторвёмся или немцы не устанут».

Непростым был путь железнодорожных грузов и по Советскому Союзу. Дело в том, что к Уралу от Мурманска, куда прибывали полярные конвои, вели в основном одноколейные дороги – сказывалось отсутствие Северного широтного хода – и их пропускная способность была очень невысокой. 

К тому же с Урала на Север отгружались военные материалы, так что нередко возникали транспортные пробки – несмотря на приоритет первого направления. Наконец, из-за перегрузок из строя выходили железнодорожные пути. По воспоминаниям инженера Ивана Малышева, ответственного за текущий ремонт Котласского участка, «мы часто использовали только что полученные материалы, чтобы подлатать дыры в железнодорожном полотне и просто двигаться дальше». Из-за нехватки грузовых вагонов и платформ несколько раз приходилось снимать с поездов солдат, раненных в Заполярье и ждавших отправки в тыл. Часть материалов перевозили на грузовиках, но это требовало ещё больше времени.  

Так называемые общественные грузы, собранные добровольно, не представляли опасности при перевозке, и их отгружали в последнюю очередь. Хейвен Грант вспоминал, что раздавал в Мурманске шоколадные конфеты и тёплые вещи воспитанникам детского дома – сиротам войны – и был поражён, что многие дети впервые в жизни пробовали шоколад. Другие посылки отправлялись железнодорожникам на Урал.

Роль ленд-лиза в общем и поставок железнодорожных материалов оценивается по-разному, но несомненно одно: каждый килограмм груза, прибывавший в Советский Союз в тяжелейших условиях северных конвоев, спасал десятки жизней советских людей и приближал общую победу.



Оставить комментарий
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31