28 сентября 2020 22:25

Десять правил сетевой безопасности

Владимир Васин, член Адвокатской палаты Красноярского края, адвокат международной правозащитной группы «Агора»

– Сколько было в вашей практике дел, связанных с нарушениями законов в Интернете? Часто ли удавалось выигрывать?
– За последние несколько лет я вёл около 20 различных дел, тем или иным образом связанных с обвинениями в адрес моих доверителей за нарушение в Интернете различных статей как Уголовного кодекса, так и КоАП. Из самых громких: дело Оксаны Походун, обвинённой в размещении картинок у себя на личной странице «ВКонтакте» по ст. 282 («Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства»), дело Ирины Кудиновой, её за изображение с пасхальными яйцами обвиняли по статье КоАп 5.26. («Умышленное осквернение предметов религиозного почитания»), дело жительницы Абакана Лидии Баиновой, которая была обвинена по ст. 280 («Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности»). К сожалению, таких дел очень много, а добиться оправдательного приговора очень сложно. Но такие случаи у меня были. По ст.280 и 282 УК РФ бывали и прекращения дел в связи с декриминализацией ст. 282 УК и за отсутствием состава преступления.

– Почему люди без умысла нарушить закон попадают под статью за публикации в соцсетях, мессенджерах, блогах?
– Закон должен быть чётким и понятным любому человеку, который его прочитает. Но в нашем законодательстве статьи, касающиеся, к примеру, оскорбления чувств верующих, призывов к экстремизму и так далее, не содержат ясных, конкретных формулировок. В законах не сказано чётко, что человеку делать нельзя, а что можно, что будет считаться призывом, а что – нет, в каком контексте слово будет оскорблением, а в каком – нет.
Это можно понять только с помощью эксперта. В каждом случае при возбуждении дела назначается экспертиза, к которой привлекаются лингвисты, филологи, психологи, иногда даже религиоведы, культурологи. Экспертная комиссия выносит заключение, имеются ли в спорном объекте (картинке, звуковом файле, видеофайле, тексте, посте и т.д.) признаки побуждения, оскорбления, негативные оценки и т.д., а уже затем следователь приступает к квалификации деяния и решает, было ли нарушение закона, есть ли состав преступления.
По своему опыту хочу отметить, что каждый эксперт выносит решение исходя из своей квалификации, знаний, подхода к работе, так как это очень тонкие моменты. Часто при рассмотрении таких дел идёт буквально «битва экспертов» со стороны обвинения и защиты: выигрывает тот, чей эксперт окажется более компетентным и, используя свои специальные познания, сможет полнее и объективнее объяснить, есть в высказывании обвиняемого необходимые признаки нарушения или они отсутствуют.
Если посмотреть социальные сети, то у каждого второго гражданина можно найти картинку или пост на странице, которые могут быть квалифицированы как нарушающие закон.
Если выявлен факт нарушения, будь то по письменному заявлению оскорблённого лица или по результатам мониторинга Интернета, к примеру, «Кибердружиной» (это волонтёрская организация, созданная Лигой безопасного Интернета в 2011 году. – Ред.), Росмолодёжью, сотрудниками МВД, ФСБ, Следственного комитета РФ, лингвистами проводится предварительное исследование выявленных объектов: от первоначального заключения зависит, будет ли возбуждаться дело. Много дел отметается на этом этапе, но значительное количество дел всё-таки возбуждается. И затем уже проводится более подробная экспертиза.

– Расскажите о тех делах, которые вы вели. Как строилось обвинение и как вы защищали клиента?
– Как я уже говорил, в прошлом году я вёл дело жительницы Абакана Лидии Баиновой, которая занимается популяризацией хакасской культуры и выступает за сохранение народных традиций и языка. Поводом к её преследованию стал пост Лидии в социальной сети «ВКонтакте», опубликованный в июле 2017 года после инцидента в кафе, где от находившихся возле игровой комнаты детей она услышала, что войти сюда могут только русские. На замечание Лидии о том, что они живут в многонациональной стране, поэтому так говорить нельзя, стоявшая неподалёку женщина заметила ей, что не стоит делать замечания детям без взрослых, и если она продолжит, то «придут злые родители».
О случившемся Баинова высказалась на своей странице в соцсети, используя такие выражения, как: «В такие минуты хочется устроить революцию и переворот! Вернуть власть, землю нашему народу! Отвоевать!». Именно формулировка «хочется» была расценена экспертами как призыв к экстремизму. Но мы со стороны защиты добились проведения повторных лингвистических экспертиз. И решающую роль в деле сыграли выводы нескольких экспертов – психологов и лингвистов, которые грамотно и профессионально объяснили в своей работе, что у Лидии не было преступных намерений, а эти фразы были написаны под воздействием эмоций.
Каждое дело за нарушение в сети Интернет – это отдельная история. К примеру, жительница Красноярска Оксана Походун была обвинена по ст. 282 УК РФ. Она разместила в закрытом альбоме в социальной сети «ВКонтакте» в папке «Сохранённые фотографии» 13 графических изображений различного содержания. Да, некоторые изображения действительно были неприемлемыми. Но мы как защита это не оспаривали. Мы апеллировали к тому, что альбом был закрытым, то есть к нему имела доступ только сама Походун. В этом альбоме, помимо этих 13, находилось ещё около 5 тыс. изображений, к которым у правоохранительных органов претензий не было. Мы основывались на том, что она не публиковала и не распространяла эти изображения.
Но у правоохранительных органов есть такое неофициальное понятие, как «пассивное распространение». После производства комплексной психолого-лингвистической экспертизы дело было направлено в суд, который приговорил обвиняемую к 1 году 6 месяцам лишения свободы условно. Мы проиграли ещё и потому, что администрация соцсети не смогла предоставить нам доказательств того, что альбом был закрытым, а суд отказал в назначении компьютерно-технической экспертизы. Впоследствии приговор был пересмотрен и отменён в связи с декриминализацией этой статьи.

– Какие рекомендации вы могли бы дать пользователям Сети, которые уберегут от судебного преследования?
– Я бы порекомендовал пользователям соцсетей, пользователям Интернета, блогерам, СМИ и другим активным пользователям соблюдать 10 простых правил, чтобы не стать фигурантами уголовных дел или дел об административных правонарушениях:
1. Старайтесь не делать стены на главных страницах своих аккаунтов в социальных сетях доступными (открытыми) для всех пользователей;
2. Не делайте репостов тех объектов, в безобидности содержания которых вы хоть немного сомневаетесь;
3. Если сомневаетесь в содержании публикуемого вами объекта, то не публикуйте его;
4. Устанавливайте сложные пароли (в которых есть заглавные и прописные буквы, цифры и специальные символы одновременно), пользуйтесь двухэтапной аутентификацией;
5. Чаще меняйте пароль в своих соцсетях и гаджетах, которыми пользуетесь;
6. Если вам позвонили из ФСБ, ЦПЭ МВД (Центр противодействия экстремизму при МВД), СК РФ и пригласили в гости, то, прежде чем идти, посетите адвоката (юриста);
7. Если к вам пришли сотрудники спецслужб и стучат в дверь, требуя её открыть, прежде чем впустить гостей, в первую очередь вызовите адвоката, затем позвоните родственникам или друзьям и сообщите о происходящем;
8. Преступное содержимое может быть обнаружено не только в тексте, в посте или изображении, но и в музыкальном произведении либо видеоролике, который вы не досмотрели до конца, опубликовав в общий доступ, вставив свой комментарий или сделав подпись;
9. Не забывайте правильно выходить из аккаунта, если работаете за чужим устройством (кнопка «выйти из аккаунта»);
10. При возникновении проблем, непонимания происходящего или вызова в правоохранительные органы обратитесь сразу к адвокату (защитнику), не теряйте времени и не занимайтесь самозащитой.

Беседовала
Виктория Гаджиева

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30