26 сентября 2020 17:17

На одном языке с читателями

В «Гудке» всегда работали  журналисты, которые десятилетиями свято берегли традиции своей газеты. Они говорили с железнодорожниками на одном с ними языке, вели профессиональный разговор о том, что их волнует. Один из таких журналистов – Николай Давыдов, проработавший в редакции 32 с половиной года, из них 15 лет – заместителем главного редактора газеты.
Гудковский стаж больше разве только у Лидии Вичкановой, которая отдала нашей газете 45 лет своей жизни. Объединяло их то, что оба окончили Московский институт инженеров железнодорожного транспорта, только в разные годы.

Лидия Вичканова пришла в «Гудок» в 1945 году. В то время Министерство путей сообщения, дабы укрепить обескровленный в годы войны редакционный коллектив, направило в отраслевую газету целый десант выпускников МИИТа, тех, кто умел владеть пером. Если учесть, что в кадрах остро нуждались тогда и железные дороги, это был беспрецедентный шаг.

Давыдов пришёл в «Гудок» спустя 20 с лишним лет. Его нашёл в «Вечерней Москве» будущий писатель Александр Кабаков, уже работавший в «Гудке». Он сказал ему: чего ты, инженер-железнодорожник, сидишь здесь и по телефону информацию собираешь? Иди к нам – будешь ездить по всей стране!

Не обманул! С гудковским удостоверением Николай Давыдов объехал всю сеть дорог – писал репортажи, проблемные статьи. В то время руководители МПС часто брали с собой в командировки на линию журналистов «Гудка». Они понимали, насколько важно, чтобы газета понятным языком объясняла рядовым железнодорожникам важность принимаемых решений, вела разговор с людьми о наболевшем не на языке инструкций и приказов.
– Мне несколько раз приходилось выезжать на сеть дорог с заместителем министра путей сообщения СССР Борисом Александровичем Морозовым, который отвечал за путевое хозяйство, – вспоминает Николай Васильевич. – Особенно запомнилась одна командировка. На Куйбышевской дороге путейцам дали под Уфой «окно» для капитального ремонта колеи. На линию вышла тяжёлая техника, а с ней человек 80. Картина капремонта напоминала настоящее сражение, я потом и в заголовке своего репортажа это слово упомянул… Вместе с ними на перегон приехали представители железных дорог США, американцы стали свидетелями рекорда: за 8-часовое «окно» путейцы капитально отремонтировали участок пути в 4100 м! За всю историю нашей сети дорог такого не было. Заокеанские гости долго потом восхищались слаженной, чёткой работой наших путейцев, признавая, что есть чему у них учиться.

Репортаж Николая Давыдова с «окна» был опубликован в «Гудке». И Морозову он понравился, поскольку в нём профессионально точно были описаны все детали «сражения». Сам он был потомственным путейцем и за дело своё болел душой. Именно при нём стала внедряться механизированная система содержания колеи, выросли и темпы её обновления.

В следующий раз заместитель министра пригласил журналиста в поездку по линии Москва – Крюково, где сдавали в эксплуатацию третий главный путь.
– Собрали целую группу московских журналистов, – вспоминает Давыдов. – Борис Александрович начал им рассказывать, для чего это нужно – уже в то время планировалось по этой линии пустить скоростные поезда. Потом нас погрузили в две дрезины, и мы поехали в Крюково. И вдруг неожиданно остановка. Причина тут же стала известна: Морозова срочно вызывают вместе с министром в правительство. А что делать с журналистами? И он поручил их мне, журналисту «Гудка». Говорит: «Ты им всё сам расскажешь про эту линию. Если не сможешь ответить на какие-то вопросы – будешь виноват!»

Вот ведь ситуация: ехал писать, а теперь надо отвечать за МПС и не ошибиться. Но Давыдов ведь был инженером-железнодорожником и дорогу знал не по видам из окна поезда.
– Я часа два или три вёл разговор с журналистами, рассказывал им о тех сложнейших работах, которые провели на линии, можно сказать, под колёсами поездов, – говорит он. – Отвечал и на вопросы. В частности, для чего нужен рельсошлифовальный поезд, который они увидели на перегоне. В общем, представители СМИ остались довольны, и в газетах появился ряд хороших статей о железнодорожниках.

Выполнил он задание замминистра. Вернулся в редакцию. Сидит, работает. И вдруг вызывают его к главному редактору. А там кадровик вся кипит от злости: почему это, мол, МПС запрашивает на вас характеристику и справки разные? Что вы себе такое позволяете? Но злость сменилась удивлением, когда стала известна причина переполоха.

Оказалось, Борис Морозов вписал фамилию Давыдова в список на представление к награждению знаком «Почётный железнодорожник». Руководители отрасли ценили профессионализм в журналистской работе. Кстати, к тому времени инженер и журналист Николай Давыдов уже 15 лет проработал в «Гудке».

Татьяна Иванова

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31