01 апреля 2020 20:56

Стальная дистанция Аркадия Хряпенкова

Опытному путейцу в загранкомандировке приходилось быть не только профессионалом, но и дипломатом

Аркадий Хряпенков, почётный железнодорожник, обладает непререкаемым авторитетом и безупречной репутацией. Вся его насыщенная трудовая биография неразрывно связана со стальными магистралями. Аркадий Кондратьевич трудился на железной дороге с 1960 года. Прошёл все ступени – от старшего путевого рабочего, бригадира пути, старшего дорожного мастера до начальника Смоленской дистанции пути Московской железной дороги.
Аркадий Хряпенков всегда оценивал состояние пути лично, а не по докладам подчинённых
Он руководил дистанцией 25 лет, с 1969-го по 1997 год, лишь с одним перерывом на три года. С 1987 по 1990 год в качестве старшего инженера находился в заграничной командировке в Республике Гвинея. Своим профессиональным отношением к делу, трудолюбием, организаторскими способностями, обострённым чувством справедливости он снискал уважение не только российских железнодорожников, но и зарубежных коллег. Присвоение Аркадию Кондратьевичу звания «Почётный ветеран Московской железной дороги» – весомое тому подтверждение.

В этом году Аркадию Кондратьевичу исполнилось 80 лет, но он не перестаёт заряжать окружающих людей неиссякаемой жизненной энергией добра и созидания. Ему есть что вспомнить и рассказать…


Крепкий путь: от дерева к бетону

– У меня не было другой работы, кроме путейца, – рассказывает Аркадий Кондратьевич. – Верность профессии началась ещё со Смоленского технического училища, которое я окончил в 1957 году по специальности «дорожный мастер». А дальше, после трёх лет службы в армии, началась моя трудовая биография. Замечательное, кстати, училище. Вышел из него техническим специалистом достаточно широкого профиля, полностью подготовленным к практической работе.
Приняли меня в Смоленскую дистанцию пути старшим путевым рабочим. Пока не дали жильё, спал на раскладушке в помещении на перегоне, где собирается бригада и хранится инструмент. Работы было много. Тогда у нас на дистанции был «слабый» путь. Лежали канадские рельсы: качество металла хорошее, а профиль – маленький. Как они выдерживали махины-паровозы… Шпалы деревянные, балласт – песок, не щебень. Бывало, дождь пройдёт, всё растрясёт-расползётся… Так начиналась моя трудовая деятельность…
Потом меня перевели на другой участок дистанции – дорожным мастером. Тоже тяжёлый был участок. Там лежали рельсы, которые называли «рубками», потому что их не пилили, а рубили. Каждый день специалист обходил пути и отстукивал молоточком все стыки рельсов, искал дефекты. И не было такого дня, чтобы они не находились. Если рельс дефектный, с трещиной, молоточек к рельсу прилипал, если нормальный – подскакивал.

– Аркадий Кондратьевич, железнодорожники как неврологи: врач по ноге молоточком стучит, а вы – по рельсам. Как удавалось решать проблемы? Энтузиазм?
– Скорее, чувство высокой ответственности. Жили скромно. У нас на работу некоторые женщины приходили босые, обувь берегли. И все мы, железнодорожники тех лет, трудились не покладая рук. Старались работать, не считаясь со временем. У меня, начальника дистанции, рабочий день был по 12 часов. Бывало, домой приходишь, успеваешь только поесть – уже звонят… Ни одной спокойной ночи не было, у меня телефон стоял возле кровати, и каждую ночь я подскакивал как ужаленный. Повторюсь, путь в те годы был настолько слабый, что, случалось, по рельсу ногой ударишь, а он дребезжит – плохо закреплён, шпалы гнилые, песок... Оперативно меняли и рельсы, и шпалы.
На моих глазах, по сути, прошла целая эпоха. От песчаного балласта, гнилых деревянных шпал и бегающих стрелочниц – до железобетонных шпал, централизации стрелок и высокоскоростных электропоездов. При мне паровозы уступали место тепловозам, а потом тепловозы – электровозам. Мне достался нелёгкий отрезок пути, но интересный. Нужно было вникать во всё новое, и я очень доволен, что посвятил себя железной дороге. Я точно знаю, то, что я делал, стало хорошей основой для тех, кто трудится сегодня на железной дороге. Большая работа выполнена. Сегодня путь крепкий. Я этим горжусь.


Железнодорожник – дипломат

Конечно, в заграничную командировку случайные люди не посылались. Кандидатура Аркадия Хряпенкова согласовывалась в высоких московских кабинетах. Беседовали с Аркадием Кондратьевичем серьёзные люди в штатском.

– Я же нигде не был, кроме Смоленска. А тут такая командировка! – вспоминает Аркадий Кондратьевич. – Думаю, если примут решение, обязательно поеду. А решение пришло далеко не сразу. Я уже почти и надеяться перестал. Прохожу в один из дней пешком перегон Гусино – Красное, чтобы самому визуально, а не только по докладам подчинённых оценить состояние пути. Иду, а меня нарочный догоняет: «Вам срочно на станцию!». Оказывается, позвонили из Москвы. Сутки на сборы, билет на самолёт уже заказан – лететь мне в Африку. Гвинея встретила жарой и дождями. Влажность была такая, даже ничего не делаешь – пот ручьями… Железная дорога – она, как говорится, и в Африке должна быть железной дорогой. Нашей задачей было обеспечить доставку алюминиевой руды, которая добывалась там открытым способом, от рудника до морского порта по железнодорожной ветке. Я как раз приехал в тот момент, когда нужно было капитально отремонтировать эту ветку. Вот тут-то и пригодился мой смоленский опыт. У гвинейцев всё-таки профессиональные качества были не такие высокие, всё делали наши мастера, а африканские коллеги – рядом, учились. И я был там между двух огней – с одной стороны, Гвинея и люди, которым я приехал помочь, а не просто «отбыть» командировку. С другой – мои соотечественники, сотрудники посольства и разные политические тонкости. Приходилось быть не только инженером, но стать ещё и дипломатом. Например, привезли наши гвинейские товарищи щебень для балласта, а я вижу, что он, скажем так, не очень качественный: засорён и через некоторое время не будет выполнять свои функции. Что делать? Закрыть глаза, не обижать коллег, а там и командировка закончится? Или указать на промах, и – будущие проблемы? Я этот вопрос поднял. Деликатно. В конце концов утряслось. Приходилось лавировать… Зато потом и отпускать не хотели, дескать, оставайтесь у нас, в Африке. Но тянуло уже домой, в свою родную Смоленскую дистанцию.


Соблюдай дистанцию! Но не между людьми

Аркадий Кондратьевич убедился на своём многолетнем опыте, что залог успеха – подбор кадров, создание профессиональной команды, с которой будешь работать.

– Без подготовленных кадров ничего не получится, – уверен ветеран. – Это во все времена, что в Советском Союзе, что в России. Помню, иду по перегону. Бригада работает. Я не пройду молча, отвернувшись, мимо. Обязательно остановлюсь, поговорю, сам спрошу, на их вопросы отвечу. Складывается взаимопонимание. И меня уважали, и я уважал. Надо заботиться о людях, и чтобы люди чувствовали – ты делаешь это искренне. Я не сторонник жёстких методов, не признаю крика. Это не значит, что ты не должен быть принципиальным, но людям нужно внимание и понимание. Это я из своего жизненного опыта такие выводы сделал. За свою жизнь уволил по статье двоих человек. Я их и сейчас помню... И думаю до сих пор, хотя мне уже за 80, может быть, надо было всё-таки за них ещё побороться, а я такие резкие решения принял…


Надёжный тыл

– Тяжело ли жене железнодорожника? Конечно, тяжело. Да, моя супруга, Майя Фёдоровна, почти железнодорожник. Помню, когда ещё я был бригадиром, поезд сбил на дистанции человека, – рассказывает Аркадий Кондратьевич. –
Звонят мне, так и так – человек попал под поезд. Надо идти. Зима. Ночь. А фонарей электрических не было, были керосиновые, как в старых фильмах. Вот такой фонарь я запалил, собираюсь, а жена: «Я с тобой пойду». И пошли мы с ней вдвоём. Вместе и в радости, и в горе.
Должен сказать, она всегда с пониманием относилась к моей работе. Я ей очень благодарен, потому что без её поддержки такой труд, без выходных и праздников, просто невозможен. Мы с ней вместе уже 58 лет.
Сын у меня тоже железнодорожник – энергетик, работает главным инженером. Я его с юности к профессии старался приобщать. На каникулах бездельничать не разрешал. Он оформлялся на временную работу и трудился монтёром пути, бывало, и на перегонах шпалы менял.
Сейчас у меня уже трое внуков и четверо правнуков. Построил в деревне домик, там мы с женой и живём. Своя пасека, замечательный мёд. Жизнь продолжается!

– Аркадий Кондратьевич, вы по праву можете гордиться своей биографией. Желаем вам крепкого здоровья, благополучия вам и вашему дому, долгих лет жизни! Пусть неизменными и прочными остаются дружеские связи, а ваши родные и близкие дарят вам заботу, внимание и любовь.

Сергей Бабарыко




Оставить комментарий
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31