08 декабря 2019 06:49

Проблема щита

«Главное коммерческое управление Министерства путей сообщения объявляет конкурс на лучшие предложения вагонных щитов несъемной и съемной конструкции для перевозки хлебных и других грузов насыпью. Срок представления материалов на конкурс – 1 марта 1950 года...»

Такое объявление появилось в центральных газетах более четырех лет назад. Точнее – 6 января 1950 года. А перед этим в главке был очередной крупный и довольно неприятный разговор. Речь шла (в который уже раз!) о проблеме щита. Обыкновенного деревянного щита, применяемого для закладки дверных проемов крытых вагонов, в которых перевозятся сыпучие и навалочные грузы. Разговор шел на большом накале.
– Ведь это же позор, товарищи, – говорил один. – В наш век, в век атомной энергии и реактивных самолетов, мы не можем решить, стыдно сказать, проблему простого деревянного щита.
– И сколько неприятностей с этими щитами, сколько убытков, – вторил другой.
– А что если конкурс объявить? – осенила кого-то счастливая мысль. – Может, кто-нибудь и надумает.

И вот – конкурс объявлен. Результаты превзошли все ожидания. С каждой почтой с линии поступали новые и новые предложения. От рабочих, техников, инженеров шли чертежи, расчеты, пояснительные записки.
– Вот она, творческая-то инициатива! – радовались грузовые и коммерческие работники. – Родником забила! Уж теперь, надо полагать, с этими щитами, будь они неладны, кончим раз и навсегда.

И вот пришло время подводить итоги, определять, какой вариант лучше. А выбирать было из чего – предложений поступило более двухсот. Долго в главке выбирали, осторожненько, не торопясь. Так не торопясь, что не заметили, как пролетели три года. Наконец выбрали. Наиболее удачно, по мнению специалистов, решил поставленную задачу инженер т. Найденков. Он сконструировал несъемный щит, простой и удобный в эксплуатации, дающий огромную экономию средств...

Комиссия специалистов, которую возглавлял главный инженер Главного коммерческого управления т. Кулагин, летом прошлого года написала:
«Результаты испытаний хлебных щитов показали хорошие эксплуатационные качества, обеспечивают полную сохранность зерна. Просить министерство оборудовать несъемными щитами две тысячи вагонов».

Новая конструкция щита нашла горячую поддержку и одобрение во Всесоюзном научно-исследовательском институте железнодорожного транспорта. Руководитель отделения экономики института В.М. Романов дал следующее заключение:
«Произведенные расчеты расходов на перевозку хлебных и других грузов насыпью в крытых 4-осных вагонах, оборудованных несъемными хлебными щитами... показывают, что оборудование 4-осных вагонов несъемными хлебными щитами даст в год около двух миллиардов четырехсот миллионов рублей экономии».

Итак: а) автора поздравили; б) установили, что новый щит показал при испытании хорошие результаты, что применение его дает огромную экономию.

Но это же превосходно! Шутка ли – государство ежегодно получает сотни миллионов рублей экономии, перевозки зерна и других сыпучих грузов значительно улучшаются, транспорт избавляется от необходимости ежегодно в пору хлебозаготовок занимать сотни вагонов для перевозки из конца в конец страны съемных щитов.

Все эти обстоятельства учитывал, видимо, заместитель министра путей сообщения т. Гарнык, подписывая 8 января нынешнего года приказ, обязывающий начальника Главного управления локомотиворемонтными и вагоноремонтными заводами т. Парамонова оборудовать в первом полугодии на Канашском вагоноремонтном заводе 50 вагонов несъемными щитами новой конструкции.

Первый заместитель министра т. Гундобин проявил особую заботу о том, чтобы указанные вагоны быстрее попали на линию. 23 августа т. Гундобин издал специальный приказ, которым обязал начальника Казанской дороги т. Ерогова принять от Канашского завода вагоны, оборудованные несъемными щитами, и передать их на Северо-Кавказскую дорогу для дальнейшего испытания на перевозках зерна. Ответственность за исполнение приказа была возложена на и.о. начальника Главного коммерческого управления т. Андреева, начальника технического управления т. Самохвалова, начальника Главного управления локомотиворемонтными и вагоноремонтными заводами т. Парамонова, начальника Главного управления вагонного хозяйства т. Егорова, начальников дорог – Казанской т. Ерогова, Северо-Кавказской т. Гарцуева, начальника Канашского вагоноремонтного завода т. Волчкова.

Прошло первое полугодие. Наступила осень. Уже давно пора докладывать начальству результаты испытаний. А о чем докладывать? Вагоны-то не оборудованы! Начальник Канашского завода т. Волчков уперся:
– Что у меня, своей работы мало? Занимайтесь экспериментами в другом месте.

Никакие уговоры не действуют на человека. Уж его припугнули и приказом министерства и пытались подействовать на совесть и сознание, доказывали, что от внедрения новых щитов во многом будет зависеть успех хлебных перевозок будущего года, – все от Волчкова, как от стенки горох!

Между главками министерства и Канашским заводом продолжается усиленная переписка. Из главка слезно просят:
– Голубчик, сделай, ведь работы-то пустяк, а проблема государственная...
Из Канаша строптивый Волчков твердо отвечает:
– Не буду. И не уговаривайте.

Однако работники министерства продолжают уговаривать Волчкова. Вдруг человек одумается? А может быть, лучше было бы еще раз приказать начальнику Канашского завода оборудовать эти злосчастные пятьдесят вагонов? Но Волчков – человек с характером. А вдруг возьмет да и не выполнит приказа?

Так проблема щита и не решена.

В. Власов




Оставить комментарий
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30    

Выбор редакции

Летний призыв