25 мая 2020 07:15

Борис Гребельников: Мы тоже были на войне

Борис Гребельников родился в Омской области. Работал токарем, столяром, рыбаком на БМРТ, строителем. С 1976 года жил на Украине, а теперь в Новороссии. Публиковался в России и в местных СМИ, автор книги «Детям и взрослым о пчёлах».
Памятник Семёну Васильевичу Шапоткину. Широкино. Новоазовский район
О воинах, геройски защищающих с оружием в руках свою землю, и не только Донбасса, а всего Русского мира от фашизма, после войны будет написано немало.

А кто напишет о нас, мирных жителях, которые попали в эту страшную кровавую мясорубку, развязанную против славянского народа?

Хотя, «мирными жителями» назвать нас можно только условно. Какие же мы «мирные жители», если массово восстали против геноцида славян? Захватили государственные администрации в городах и построили вокруг них баррикады, а потом сутками с «коктейлем Молотова», арматурой и палками в руках стояли против милиции хунты и заграничных киевских наёмников.

Это из наших «мирных жителей» одни попали в застенки СБУ, другие легли от пуль на баррикадах, а третьи стали костяком отрядов ополчения. Именно в них вступали люди мирных профессий – шахтёры, строители, металлурги, землепашцы, вооружённые охотничьими двустволками и оружием времён Великой Отечественной войны, захваченным из военных складов.

Это наши «мирные» дети – 16–17-летние мальчишки и девчонки – тайно от взрослых создали в Лисичанске отряд и двое суток стрелковым оружием удерживали на мосту батальон «вояк» национальной гвардии Украины. Тогда погибли около 70 детей-героев, остальные 18 человек выжили.

Вот это несгибаемый славянский дух! Вот это русский характер! Значит, правильные книжки читали в своё время эти дети!

А вот поразивший всех подвиг «мирного» дедушки! Он пришёл на блокпост национальной гвардии с гостинцем – трёхлитровой банкой мёда. Побеседовал, поблагодарил «вояк» за службу, на прощание крикнул: «Слава Украине!» и, услышав в ответ «Героям слава!», удалился.

Через некоторое время каратели решили полакомиться мёдом. Только залезли ложками в банку, раздался взрыв... Не знаю, сам он мастерил «адскую машину» или кто-то помог? Дело не в создании её, а в силе духа старика. Это какой несгибаемый стержень нужно иметь внутри себя, чтобы спокойно прийти в стан врага со взрывным устройством?! Говорят, каратели отомстили старику, но даже если и так, то поступок его не остался вне памяти людской.

Или старушка напекла пирожков и пошла на позицию бойцов Новороссии, которая находилась в 100 м от хутора. Только ребята уселись поесть домашней стряпни – со стороны Мариуполя заработал «Град» нацгвардии. Парням пришлось рассредоточиться по своим местам. Ну а бабушку в первую очередь определили в ростовой окоп.

Горе-вояки сработали пакетом снарядов на перелёт. Он взорвался в поле за 200-300 метров от позиции. После обстрела боец, помогавший старушке вылезти из окопа, спросил:
– Ну как, бабуля, страшно?
– Хай, Бог милует, – произнесла она, перекрестившись.
– Так вот, бабушка! Спасибо за пирожки, но вам лучше сидеть в своём подвале. Обстрелы будут часто, возможно, несколько раз в день.

Положив старушке в сумку пару банок консервов, парни отправили её домой.

Каково было удивление бойцов, когда на следующий день вновь увидели перед собой шуструю старушенцию с кастрюлей борща и пакетом пирожков.
– Бабушка, мы же вам приказали сидеть в подвале! – чуть не плача возмутился командир подразделения. – Убьют вас, мне нагоняй за это будет!

На что старуха заявила:
– У меня в подвале потолок бетонный, снаряд выдержит, а вы в канавках сидите без крыши. Не ровён час погибнете. Вот мне вас и жалко!

И это не единичный случай, а массовое явление. Поверьте, это происходит возле каждого населённого пункта!

Разве в Англии, Франции их бабушки, рискуя жизнью, будут ходить на передовую, чтобы покормить домашней снедью бойцов, защищающих свою землю?!

Нет там такого! Мы в этом убедились в предыдущих мировых войнах! Такое могут делать только наши, русские бабушки!

У нас даже монументы воинам-освободителям, погибшим в Великой Отечественной войне, уничтожают карателей, потому что, видит Бог, наше дело – правое!

Так, в населённом пункте Широкино Новоазовского района памятник солдату Семёну Васильевичу Шапоткину, геройски погибшему при освобождении села в сентябре 1943 года, уничтожил командира карательного батальона «Азов» и его водителя. Они врезались, удирая от бойцов ДНР. Джип – вдребезги, а бетонному солдату хоть бы что. Он так и стоит с приспущенным знаменем в руках, скорбно опустив голову, как бы осуждающе спрашивая: «Зачем пришли с оружием в руках на нашу землю?».

Средства массовой информации неоправданно называют нас, оставшихся, «мирными жителями». Кого так назвали журналисты, те уехали сразу, как только появилась в наших местах нацгвардия Киева. А мы остались, пополняя ряды ополченцев, подкармливая бойцов домашним, помогая в рытье окопов, а также кто чем может. Например, мой сосед, сварщик по профессии, изготовил 12 буржуек для бойцов Новороссии. Даже тем, что живём и работаем на своей земле, мы показали врагу, что не боимся его.

Да, мы урывками спим в одежде, чтобы успеть при артобстреле в укрытие. И хотя даже наши старушки знают, где «исходящие» и «приходящие» при артиллерийских дуэлях, мы всё равно всей семьёй падаем на пол при очередном взрыве. Да, среди нас есть убитые и раненые, но мы свой Донбасс не бросим, и не надейтесь, бандеровцы!

Вот и решил я, пока живой, написать цикл рассказов о нас, оставшихся на своей родине, а не сбежавших со своей земли на радость врагам.

Спросите: «Почему пока живой?» – Отвечу: «Потому что живу на передовой, прямо на линии огня, и не знаю дальнейшую свою судьбу».

Ведь не мог же предположить, что законопослушный гражданин государства будет преследоваться киевским правительством, которое «навесит» на меня уголовных статей, срок которых, намного больше, чем у рецидивиста-«тяжеловеса». А именно: за публичное выступление в социальных сетях против мобилизации, за открытую критику в социальных сетях киевского режима, за «создание беспорядков и незаконный захват административных зданий», за «пособничество терроризму», и наконец, за «сепаратизм». Посчитал и ужаснулся! Выходит, что рецидивист, по сравнению со мной, обычный хулиган из малолетней зоны.

Не мог я знать также, что я, мужчина преклонных лет, с ловкостью бойца спецназа буду падать на землю при выстрелах из реактивных систем залпового огня «Град», которые при выпуске полного пакета уничтожают всё живое и неживое на площади в два гектара.

Мне даже в голову не могло прийти, что при обстрелах вместе со мной будет падать мой девятилетний внук, который, цепляясь руками за мою обувь, как кораблик на буксире за крейсером, с криком: «Деда, мне страшно!» будет ползти к ближайшему бордюрному камню.

Поэтому мы ничего не планируем на ближайшие годы, а просто радуемся каждому наступившему дню и говорим: «Пока живой!».

Координатор конкурса –
Владимир Пронский




Оставить комментарий
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28