25 мая 2020 06:36

Война и мир железнодорожника

О чём вспоминают воины-интернационалисты спустя 28 лет после окончания афганской кампании

15 февраля – очередная годовщина вывода советских войск из Афганистана, День памяти воинов-интернационалистов. Соседство этой даты и 23 февраля – Дня защитника Отечества случайно, зато как символично. Мужество и героизм, проявленные во все времена людьми в военной форме СССР, России, остаются примером для нынешних и будущих защитников Отечества.
На железной дороге трудится немало ветеранов-афганцев. Вернувшись на Родину, именно на стальной магистрали солдаты и офицеры находили своё место в жизни, что лишний раз доказывает: надёжные парни всегда были нужны отрасли. Токарь сервисного локомотивного депо Москва-Сортировочная Московского филиала ООО «ТМХ-Сервис» Николай Мотин тоже из числа тех, кто связал свою профессиональную судьбу с железной дорогой.
– Я родом из СССР. Эта страна дала мне образование, воспитание. Защищать интересы Союза, как и тысячи ребят в 80-х, я отправился в Афганистан, – начинает рассказ о себе Николай Павлович. – О той войне написано много хорошего, плохого. Мы же, 18-летние пацаны, просто выполняли свой долг, как нас учили.

Биография Николая Мотина во многом типична для граждан СССР второй половины XX века. Вырос в сельской местности (родился он в селе Фаустово, Воскресенского района Подмосковья), потому к труду приучен рано. После школы, чтобы помогать семье, отправился работать на завод, оттуда в армию.
– В ночь с первого на второе октября 1982 года нас перебросили в Узбекистан, в город Чирчик, в учебку, – вспоминает железнодорожник. – Там же приносил присягу. На церемонию специально издалека прибыли мои родители, а вот обратно уехали с трудом. Присягу принял в ноябре, поэтому известие о смерти Брежнева застало родных в Узбекистане. Из-за этого билеты на самолёт вмиг испарились. Еле-еле мама и папа уехали на поезде.

Интересная особенность всех воинов-афганцев – они ловко оперируют цифрами. В декабре 1982 года рядовой Мотин попадает в воинскую часть №83255 вблизи Шинданда. Эти пять цифр окажутся счастливыми для будущего железнодорожника.
– Знаете, ведь служба в Афгане в каком-то смысле – игра в рулетку. Распределение новобранцев по частям происходило в кабинетах военкомата. Повезёт – не повезёт. Я, как оказалось, вытащил счастливый билет. Попал в истребительно-противотанковый дивизион артиллерийского полка. Моего друга по учебке отправили в разведотряд. Эти ребята все два года по острию ножа ходили, – рассказывает Николай Мотин.

И всё же мой собеседник скромничает. Оказываться на линии огня ему тоже приходилось. И не раз. В задачи части входило в случае необходимости обеспечивать подкрепление грузовых конвоев. Другими словами, Мотин и его сослуживцы охраняли афганские дороги, по которым перебрасывались техника, снаряды, продовольствие для нужд армии. Как известно, война в «красивом, горном, диком крае» преимущественно носила партизанский характер. Обстрелы наших отрядов душманами производились неожиданно и часто именно в пути следования.
– По три месяца проводили в лагерях, в засаде, потом возвращались в расположение дивизии. Но и там, случалось, обстреливали. Причём, днём. Откуда палят – ничего не видно. Кругом горы и песок. Пули как пчёлы летали. Но ни разу никого в нашей части не задело. Повезло, – три раза стучит по столу Николай Павлович.

Невыносимая жара – вот ещё один противник, с которым приходилось постоянно бороться советским солдатам в Афганистане.
– Рядом с частью был арык, воду из него мы и брали. Иногда даже сырую пили, так сильно одолевала жажда. Но ничего. Никто не заболел. А жара там действительно ужасная: 50 градусов в тени. Духи-то выросли в таком климате, а нам, рождённым на русской земле, приходилось нелегко.

По словам Николая Мотина, привыкнуть к Афганистану невозможно. Ощущение пустоты присутствует всегда и везде. Неудивительно, что первое, что поразило нашего героя при встрече со страной, это природа. Точнее, её отсутствие.
– Кругом только голые горы и одинокие степи, которые только весной покрываются ковром из алых маков. Красивое зрелище. Так природа раз в год отдаёт дань за бедноту пейзажей, – подмечает Николай Мотин. – Но людям там жить очень трудно. Когда я увидел, что крестьяне обрабатывают землю сохой, стало как-то не по себе. О тракторах там в XX веке даже и не слышали. Вообще, если честно, все солдаты очень хотели домой. Дни считали. А как радовались дембелю! Приказ о моей демобилизации поступил в часть в ноябре, но самолёт пришлось ждать больше месяца. Помню тот день, когда командир прокричал: «У тебя 20 минут на сборы!».

На Родину Николай Мотин вернулся в звании сержанта. 16 декабря 1984 года военный борт приземлился в аэропорту Ташкента.

Вернувшись из армии, Николай Павлович продолжил трудиться токарем на предприятии КБ «Химмаш», где, кстати, в своё время был признан лучшим по профессии. В 1987 году, как ветерану боевых действий, ему дали квартиру, в 1989-м, в год окончания афганской кампании, вручили медаль «За отвагу».

Со временем дела на заводе стали идти плохо, и Мотин принял решение – уходить. В трудные для семьи времена помогла тёща. Тамара Алексеевна Сучкова в депо Москва-Сортировочная всегда была на хорошем счету. К мнению железнодорожницы прислушались. Так предприятие с богатой историей получило ценного специалиста в лице Николая Мотина. Сегодня он является токарем шестого разряда, за свою жизнь выточил не одну тысячу деталей. Про таких ещё говорят: «Человек с золотыми руками».

Наталья Щевелева
Фото автора




Оставить комментарий
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28