28 октября 2021 12:07

Когда одной дороги мало

За шесть лет существования Корпоративного театра Октябрьской железной дороги его актёры выросли с любительского уровня до коллектива, способного выступать на подмостках Большого драматического театра им. Г.А. Товстоногова и Александринского театра.
Театр появился во многом благодаря поддержке заместителя начальника дороги по кадрам и социальным вопросам Владимира Одинцова. Собственно, он его и придумал и курирует по сей день.
«Шесть лет назад мало кто верил в затею создания театра. Но за это время мы доказали, что способны выходить на большие площадки и собирать полные залы», – говорит художественный руководитель театра Неля Мурсалимова.

Последний тому пример – аншлаг в Доме культуры железнодорожников, где 25 ноября Корпоративный театр показывал «Заповедник» Сергея Довлатова.

На репетициях худрук время от времени поругивает актёров. Правда, худшее нарекание, которое можно услышать из её уст: «Это хуже, чем в кружке при ЖЭКе». Это скорее для того, чтобы держать актёров в тонусе. И уж совсем не согласны с ней зрители. У некоторых из отраслевых артистов зрители на полном серьёзе интересуются, в каком театре они служат. И, услышав ответ, не верят, что основная их профессия – железнодорожники.

Сейчас основная труппа театра насчитывает 20 человек. Репетируют они три раза в неделю, а перед спектаклем и по пять раз. Худрук учит их играть «по Станиславскому». И спуску не даёт. Чтобы показывать достойный уровень, железнодорожникам приходится заниматься и дома.

Актёры охотно рассказывают о том, как дома поют, вкручивают воображаемые лампочки, учат «километровые» тексты, повторяют скороговорки.
«Обычно за неделю до объявления начала репетиций мне снится худрук или наш театр, ещё ни разу эта примета не подвела, – рассказывает ведущий технолог Санкт-Петербургского информационного вычислительного центра Ольга Третьякова. – А потом начинается. Встаёшь в шесть, сначала на основную работу, затем сюда на репетицию, вечером дома позанимаешься... В итоге ложишься спать уже глубокой ночью, а от волнения удаётся подремать часа три».

Ольга говорит, что до сих пор волнуется перед спектаклем: «Ноги и руки трясутся. Но это ровно до того момента, как делаешь шаг на сцену. Там пропадают волнение и время. Были у меня спектакли, которые длились по два часа, а казалось, что от силы 20 минут», – признаётся она.

Часто во время спектаклей случаются казусы. «В спектакле «104 страницы» у нас была перестановка открытым способом, когда квартира главного героя на глазах у зрителей трансформируется в кабинет НИИ. И там были столики, стоящие друг на друге, на которых стояли телефон и лампа. Я решила лампу поправить. И сделала это так, что вся конструкция навернулась. Дальше ничего не помню, провал в памяти, но говорят, что выкрутилась. Словно по сценарию произнесла реплику: «Ребята, вы мне совсем не помогаете». После этого выскочили парни и всё на место поставили», – улыбаясь, вспоминает Ольга.

Есть у службы в Корпоративном театре и «побочные эффекты». Например, актёры-железнодорожники научились лучше ладить и с коллегами, и с клиентами. Говорят, что театральный опыт помог.
«У меня работа связана с общением с людьми, в подчинении кассиры и контролёры, 180 человек, плюс пассажиры, – рассказывает начальник финляндско-выборгского направления по обслуживанию пассажиров на остановочных пунктах ОАО «СЗППК» Юрий Балашкин. – И к каждому надо найти подход. А в театре учишься свободному общению. И в зависимости от типажа человека ищешь подход к нему».

А многие из актёров театра бросили вести рабочие ежедневники – все совещания и планёрки держат теперь в голове. Память стала значительно лучше – следствие заучивания многостраничных текстов.

Яна Позолотчикова,
соб. корр. «Гудка»
Санкт-Петербург


Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31