13 ноября 2019 05:45

Они выстояли в огненном аду

Пётр Шубин хотел, чтобы помнили тех, кто не щадя себя спасал страну от фашистской чумы

На мемориальной доске, которая вывешена на здании Курского вокзала, два посвящения. Коллективу станции Курск, которому трижды присуждалось во время войны Красное знамя. И её начальнику, получившему Звезду Героя Социалистического Труда за заслуги перед Родиной. И это не случайно. Потому как невозможно разделить судьбу Шубина и этой станции.
Начальником станции Курск Пётр Шубин стал за два года до войны. Она грянула внезапно, а в ноябре 1941 года Курск захватил враг. Шубин покидал станцию последним на дрезине с небольшой группой железнодорожников. «Мы верили, что вернёмся», – вспоминал Пётр Алексеевич.

И они вернулись через 15 месяцев. Правда, вместо станции перед ним лежали развалины. Были разрушены оба паровозных депо, водонапорные башни и колонки, угольные эстакады. От вокзала остались только стены. Перед железнодорожниками была поставлена задача обеспечить продвижение поездов с воинскими грузами к фронту, который громыхал в 70 километрах от Курска.

Начальник дневал и ночевал на станции. Оборудовал глубоко под землёй командный пункт и штаб восстановительных работ. Буквально из руин поднимался один объект за другим – сначала водонапорные башни, потом угольная эстакада, без которой невозможно экипировать паровозы и составы, снабжать водой и топливом эшелоны. Не прошло и месяца, как они были готовы принимать поезда. 17 марта на станцию Курск прибыл, победно гудя, первый поезд с боеприпасами. Железнодорожники стояли вдоль путей и ликовали, словно и не было сумасшедшего напряжения восстановительных работ.

Между тем ситуация на фронте не радовала. Налёты вражеской авиации на железнодорожный узел становились всё массированнее. «Мы понимали, что на Курской дуге враг готовится к реваншу за Сталинград», – говорил Пётр Шубин.

11 апреля 1943 года из-за низких туч вынырнули немецкие самолёты. Начальник приказал выводить со станции поезда. После бомбёжки на некоторых путях остались гигантские воронки. Чтобы их засыпать, требовались тонны земли. А времени не было. Взгляд Шубина задержался на одном из укрытий от воздушных налётов. Мелькнула мысль: а если из шпал соорудить клети?

По его приказу железнодорожники тут же стали укладывать в воронки шпалы рядами. А поверх уложили рельсы. «Мы боялись, выдержит ли наше сооружение гружёный состав, – вспоминает Шубин. – Но выбора не было». Через полтора часа путь был открыт.

Налёты вражеских самолётов учащались, но станция продолжала работать как часы. Утром 2 июня воздух прорезал надсадный гул моторов. И тут же загрохотали залпы зенитных орудий. Сквозь заградительный огонь к станции рвалась вражеская авиация. Немецкие бомбардировщики группами по 40–50 машин с большой высоты пикировали к земле. От мощных взрывов разлетались шпалы и куски рельсов. На станции бушевал огненный смерч. Но железнодорожники, рискуя жизнью, оставались на своих постах.

Во время налёта Шубин еле успел добежать до расположенного под электростанцией командного пункта и принялся звонить дежурным по паркам, на стрелочные посты, требуя немедленно выводить со станции эшелоны. Те принялись выполнять его распоряжение. Но скоро в небе опять появились самолёты.

Перед Шубиным взметнулся фонтан земли и огня. Спасаясь от осколков, он прыгнул в развороченную взрывом воронку. Что-то сильно ударило в спину. «В эти минуты я словно потерял себя, – рассказывал он потом. – Очнулся от страшной боли в спине. Кое-как встал. Поднимаю глаза к небу, а там буквально туча самолётов, которые сыпят бомбы. Но я не слышу взрывов. Возможно, поэтому страха вообще не было».

Слух ему вернул взрыв совершенно чудовищной силы. Это одна из бомб попала в вагон со взрывчаткой. Шубину надо было как можно быстрее выводить со станции эшелоны с цистернами, полными авиационного топлива. Но связь отсутствовала. Он сделал её живой: распоряжения передавал через железнодорожников, ставших связными. Потом оставил заместителя на командном пункте, а сам поспешил туда, где взорвался вагон. Огонь с него перекинулся на другие вагоны и приближался к составу с бензином.

Стрелочник Брежнев перевёл стрелки, и эшелон с цистернами двинулся на выход со станции. А к горящему составу с пожарными шлангами, лопатами и вёдрами уже бежали железнодорожники. С огнём схватились маневровый диспетчер Гольцов и составитель Гаркавцев. На помощь им подоспел старший стрелочник Красников. «И тут я вижу, что левая рука его висит плетью. Он был ранен осколком бомбы, – рассказывал Шубин. – Так Красников здоровой рукой держал пожарный шланг и сбивал пламя с вагона. А лицо у него было такое серьёзное, сосредоточенное, словно никакой боли не ощущал. Вот какие это были люди…»

Тот налёт на станцию Курск был мощнейшим – в нём участвовало более 800 немецких самолётов. Но курские железнодорожники выстояли. Заменив раненых машинистов, выводили эшелоны со станции составители поездов Борбышев и Кочетов, под бомбёжкой не покидали постов дежурный по парку Астапов, стрелочник Брежнев. Они стали подлинными героями. А выстоять им помогло мужество их начальника Шубина, который в самые тяжёлые минуты продолжал руководить станцией, вселяя уверенность в своих подчинённых.
«То, что я увидел утром, было хуже ада, – говорил Пётр Алексеевич. – Я увидел, что разрушено дело наших рук. Паровозные мастерские, вагонное депо, техническая контора – всё, что с таким трудом мы восстановили, было уничтожено. Стояли обгоревшие скелеты вагонов. На месте путей валялись куски погнутых рельсов, расщепленные шпалы. А воронок было больше, чем ровной земли».

Надо было снова браться за дело. Шубин и командир 77-го путевого батальона майор Коршунов вместе с начальником дистанции пути Царевым организовали восстановительные работы. И уже через 12 часов был открыт главный путь. А 4 июня, через 35 часов после огненного ада, станция Курск приняла первые воинские эшелоны.

Ровно через месяц в небе над станцией реяло алое полотнище. Его развернул военный лётчик Герой Советского Союза Виктор Башкиров, доставивший знамя Государственного комитета обороны на станцию Курск, коллективу которой его присудили. Принял это знамя Пётр Шубин. И с волнением в голосе сказал: «Это большая награда и большое доверие. Мы, железнодорожники, его оправдаем».

А в ноябре того же 1943 года «за особые заслуги в обеспечении перевозок для фронта и народного хозяйства и выдающиеся достижения в восстановлении железнодорожного хозяйства в трудных условиях военного времени» Петру Алексеевичу Шубину было присвоено звание Героя Социалистического Труда.

После войны он восстанавливал станционное хозяйство, а потом и развивал его. При нём вступили в строй полугорка, значительно облегчившая труд маневровых бригад, была введена первая очередь маршрутно-релейной централизации стрелок и сигналов.

Но война ещё не раз напомнила о себе. В октябре 1957 года Шубину пришлось участвовать в разминировании у южной горловины станции. Сапёры подняли из земли более 300 неразорвавшихся бомб и снарядов. Но работа станции при этом не останавливалась ни на минуту. С большой осторожностью пропускали на юг пассажирские поезда. За это Шубина с большой группой курских железнодорожников наградил именными часами министр путей сообщения СССР.
«Ну вот и всё», – произнёс тогда Пётр Алексеевич. Он уже знал, что его активная трудовая деятельность заканчивается. Хотя ему было всего-то 56 лет. Война не сломила дух этого человека, но здоровье основательно подорвала.

После ухода на пенсию Шубин прожил ещё десять лет. Сидеть без дела он не мог. И занялся патриотическим воспитанием молодёжи. Много рассказывал ей о войне. Когда ему советовали сбавить обороты, жить поспокойнее, он отвечал: «Мы уйдём, а наша смена понесёт дальше память о войне. Пока жив, буду молодёжи в этом помогать».

И ребята всегда ждали встречи с этим человеком. Он обладал даром рассказчика. А главное – Шубин ничего не забыл из тех страшных дней войны, которые удалось пережить. И очень хотел, чтобы не забыли тех, кто не щадя себя спасал страну от фашистской чумы. В его рассказах все они были героями. И он ничуть не преувеличил.

Вера Лазарева




Оставить комментарий
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30        

Выбор редакции

Летний призыв