15 ноября 2019 19:08

Должностная недостаточность

Причиной очередного инцидента на сети дорог стал человеческий фактор

Первый вице-президент ОАО «РЖД» Вадим Морозов провёл разбор инцидента, произошедшего 2 сентября на Свердловской дороге.
В результате столкновения грузового поезда с негабаритной частью укладочного крана во время проведения путевых работ на перегоне Мезенский – Гагарский (1863-й км) сошли с рельсов обе секции локомотива 2С6, два полувагона, а также шесть цистерн с опасным грузом плюс четыре платформы укладочного крана. При этом было повреждено 135 метров пути, 429 метров контактной подвески и две анкерные опоры контактной сети. Общий убыток, нанесённый железной дороге, по предварительным расчётам, оценивается в 9 млн руб. Слава Богу, обошлось без людских жертв.

Но и само зрелище – представьте себе шесть перевёрнутых цистерн, разбросанных вдоль путей, – не из приятных. Это вызывает не самые лучшие ассоциации у пассажиров проезжающих мимо поездов. Поэтому и Вадим Морозов, открывая совещание, заметил, что из-за таких происшествий компания несёт прежде всего имиджевые потери, не говоря уже об угрозе жизни и здоровью пассажиров и ущербе для окружающей среды.
– А причины подобных случаев кроются в том, – подчеркнул Вадим Николаевич, – что своевременно не проводятся профилактические мероприятия системного характера, многие из нас зачастую полагаются в своей работе, что называется, на «авось да случай». А после того, как такие неприятности случаются, не принимаются тотчас же по их следам кардинальные управленческие решения. В результате подобные случаи входят в систему, а ошибки и просчёты зачастую повторяются как под копирку.

Вадим Николаевич увидел в происшествии на Свердловской дороге немало общего с тем, что произошло тремя неделями раньше на станции Мытищи Московской магистрали, когда строители-подрядчики, перерубив во время установки свайной опоры кабель СЦБ, по сути, остановили на целый день движение пригородных поездов по участку. Там тоже отмечались недобросовестная подготовка к проведению работ с нарушением всех инструкций и существующей технологии, и несвоевременное их планирование, что называется, для галочки, и отсутствие надлежащего контроля. Только в первом случае работы выполняли представители сторонних подрядных организаций, а в последнем – рабочие своей же дистанции пути и путевой машинной станции, подразделений Дирекции инфраструктуры ОАО «РЖД».

А главное, что роднит оба случая, – это размывание ответственности должностных лиц, причастных к проведению этих работ. На Свердловской дороге, как оказалось, многие из руководителей в тот момент были временно исполняющими обязанности, замещая своих начальников. То есть снова налицо издержки в выстраивании вертикали управления, на чём ещё по следам августовского ЧП на Московской дороге акцентировал внимание первый вице-президент.

Понятное дело, дыма без огня не бывает, и за каждым сбоем в обеспечении безопасности движения на стальных магистралях стоят конкретные люди, которые несут за это ответственность. Поэтому не на поиск пресловутых «стрелочников», а на выявление конкретных лиц, ответственных за это происшествие, и был направлен весь разбор в главной студии ОАО «РЖД».

После заслушивания исполняющего обязанности начальника Свердловской дороги Валентина Искоростенского в его адрес посыпались вопросы: кто отвечает за несоответствие проекта проведения укладки стрелочного перевода нормативным требованиям и кто выдавал акт допуска к работам? А также: кто отвечал за ограждение места работ и почему оно не было сделано? Ну и наконец: кто контролировал проведение работ и почему допустили работу укладочного крана с нарушением габаритов соседнего пути?

Уже из самого характера этих вопросов вырисовывается общая картина, которая предшествовала инциденту на Свердловской железной дороге. А именно: укладка стрелочного перевода на этом участке планировалась аврально (эту работу нужно было выполнить ещё в середине июля, а тут на дворе уже сентябрь!), из-за спешки и нарушили всё, что только можно было нарушить. Даже команда на проведение «окна» была дана дистанции пути и путевой машинной станции не в виде телеграммы, а по телефону. По той же самой причине и работы на перегоне проводились без ограждения. И машинист грузового поезда, следовавшего по соседнему пути, не получил предупреждения об ограничении скорости по этому участку. В результате ему пришлось применять экстренное торможение всего за 300 метров от места укладки рельсов.

Таким образом, выстроенная в компании мощная система обеспечения безопасности не сработала. Оказалось, некому остановить цепочку нарушений, которая в конце концов и привела к столкновению подвижного состава. И даже начальник станции Семешева, интуитивно почувствовав неладное, хотя и подняла на месте тревогу, но при этом никому из начальства так и не доложила о ситуации. А в результате много шума, и – ничего!

Почти то же самое, разве что с поправкой на «инициативу» сторонней организации, можно было наблюдать месяцем раньше и на станции Мытищи. Вот и на этот раз все доклады и отчёты на совещании в основном сводились к «если бы да кабы». А главный груз ответственности по результатам разборов на местах, понятное дело, лёг на Боженовскую дистанцию пути, обслуживающую данный участок, и ПМС-171, выполнявшую укладку стрелочного перевода в тот злополучный день. Уже отстранено от работ почти три десятка путейцев. Между тем при подробном анализе этого случая выстраивается чёткая вертикаль начальников, не выполнивших в данном случае своих обязанностей, начиная от руководителя работ в лице главного инженера ПМС-171 и заканчивая первым заместителем начальника дороги. Кто-то из них обязательно должен был забить тревогу с связи с нарушениями соответствующих инструкций и технологии производства работ. Но этого, увы, не случилось.

По итогам разбора все причастные должностные лица привлечены к дисциплинарной ответственности. Самое серьёзное наказание понёс исполняющий обязанности начальника ПМС-171 – он лишён права работать на транспорте.

А мораль всей этой истории проста как дважды два: если бы каждый специалист на своём рабочем месте занимался своим делом, строго придерживаясь своих должностных обязанностей, и помнил о главной заповеди железнодорожников – обеспечении безопасности движения – таких досадных случаев наверняка бы не было. Но поскольку многие ответственные лица предпочитают исполнять роль статистов, то мы и имеем то, что имеем.

Сергей Евсеев




Оставить комментарий
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30        

Выбор редакции

Летний призыв