23 февраля 2020 10:32

Если бы не Тамара Николаевна

Заслуженный отдых – не помеха служению делу безопасности движения

В своё время в трудовой книжке Тамары Рысевой не хватило места для записи поощрений и пришлось добавлять вкладыш. А недавно к тем знакам трудовой доблести, которыми она была отмечена в годы активной производственной деятельности, добавилась благодарность начальника Московской железной дороги Владимира Молдавера.
В приказе, подписанном Владимиром Ильичом, чётко сформулирована причина награждения ветерана труда: «За проявленную бдительность и оперативные действия при обнаружении 27 мая 2015 года неисправности пути по II главному пути 240 км 8 пк железнодорожной станции Бекасово-Сортировочное».
– Тамара Николаевна, вы даже на заслуженном отдыхе найдёте себе дело на железной дороге, – шутливо подначиваю свою собеседницу. – Другой бы и заметил, да прошёл мимо. Мол, не моё это дело.

В ответ Тамара Николаевна разродилась целой тирадой, суть которой сводится к тому, что я не права и на её месте так же поступил бы каждый.
– А ещё не забывайте, что я – железнодорожник. У нас, что называется, с молоком матери впиталось: угрозу безопасности движения надо предотвратить во что бы то ни стало, а бывших железнодорожников не бывает, – приводит «железный» аргумент Рысева.

Между солнечным майским утром 2015-го и началом трудовой биографии Тамары Николаевны – без малого полвека. В 1967 году она устроилась в дистанцию пути в Бологом. Это в 80–90-х годах прошлого века женщин в нашей стране вывели с пути. А тогда, когда Тамара начинала, представительницы слабого пола активно трудились монтёрами пути, наравне с мужчинами выполняя производственные задания.
– В нашем железнодорожном узле было несколько предприятий. В вагонном депо трудился мой будущий муж, Аркадий Михайлович Рысев, ставший впоследствии почётным железнодорожником, – вспоминает Тамара Николаевна. – Познакомились мы в одной компании. Я его за голос полюбила. Знаете, в годы нашей юности был популярен певец Рашид Бейбутов. У Аркадия голос был похож на бейбутовский, и он знал все песни из его репертуара. Поженились, родился первый сын. А потом мы уехали в Забайкалье, на станцию Петровский Завод.

Что заставило Рысевых отправиться в столь дальний путь? Тамара Николаевна смеётся:
– Отправились «за туманом и за запахом тайги». Молодые ведь были. Хотелось страну посмотреть, а тут муж встретил друга. Тот и предложил: что вы здесь сидите, на Забайкальской дороге и зарплаты высокие, и жильё дадут. Вот и решили увязать романтику с прагматикой.

На Петровском Заводе для Аркадия Рысева нашлось место на ПТО вагонного депо Хилок. Сюда же устроилась и Тамара. Сначала была смазчицей, подливала масло в буксы. А спустя какое-то время, поучившись и сдав экзамены, она уже самостоятельно диагностировала вагоны.
– Нас приняли очень хорошо, – продолжает Тамара Николаевна. – Начальник ПТО Петровский Завод Иван Григорьевич Белоус, узнав, что у нас растёт сын, добился для него места в детсаду. В Забайкалье родился второй сын. Всё бы хорошо. Но мы скучали по родным местам, по берёзкам. И когда узнали, что в Подмосковье строится новый железнодорожный узел Бекасово, решили использовать этот шанс. Написали, что, мол, два специалиста-вагонника готовы переехать в Бекасово. Положительный ответ не заставил себя ждать.

Я слушаю Тамару Николаевну, 27 февраля этого года перешагнувшую 70-летний рубеж, и не перестаю восхищаться её жизнелюбием, оптимизмом. Даже первые годы жизни в Бекасово она вспоминает с радостным и светлым чувством. Хотя, казалось бы, чему радоваться: шесть лет прожили в половине вагончика, детсада и школы поблизости не было, магазина, кстати, тоже. И всё же!
– В Бекасово приехали специалисты из разных уголков страны, но, несмотря на это, жили дружно, весело. О трудностях не думали. Поставленные задачи решали сообща. Скажем, когда жилой дом сдали, женщины все вместе убирали квартиры и подъезды, а мужчины выезжали за мебелью, прочей утварью. А в выходные строили на общественных началах школу – для своих ведь детей.

Это – быт. Но на первом месте всегда была работа. С самого начала Бекасовский узел позиционировался как передовое подразделение не только Московской железной дороги, но и всей сети. Вот почему здесь такое важное значение придавалось повышению профессионального уровня. В вагонном депо, где трудились Рысевы, ежемесячно проходили техзанятия, на которые приезжали ревизоры из отделения и управления дороги. Ежегодно осмотрщики сдавали экзамены.
– Мы ведь так были воспитаны в Советском Союзе, – говорит моя собеседница. – Если в школе ещё не каждый понимал, для чего ему нужны знания, то для кадровых специалистов это было очевидно. Тогда ведь не было интернета, сотовых телефонов. Мол, если что, то позвоню и подскажут. Нам приходилось надеяться на свою голову. И материальный фактор играл немаловажную роль: в месяц хорошие осмотрщики получали до 300–400 руб.

Но вот подошёл момент, когда Тамара Николаевна приступила к главному: как она, на сегодняшний день пенсионерка со стажем, проявила бдительность.
– А это всё огород виноват, – шутит Рысева. – Он между 240-м и 241-м км БМО находится. Все выходят из электрички на 241-м, а я люблю идти только вперёд. Так было и 27 мая. Вышли мы с мужем в седьмом часу утра, как обычно, на 240-м км одни. Идём, каюсь, по шпалам. Я – первая, Аркадий Михайлович – за мной. Вдруг вижу – впереди яма. А ведь вчера вечером, когда возвращались домой, ничего не было. Что делать? Кому звонить? Ведь вскоре здесь может пойти поезд, и тогда…

На размышления Тамаре Николаевне хватило пары минут. Она рванула через лесок в сторону парка отправления эксплуатационного вагонного депо Бекасово. Увидев осмотрщиков вагонов, стала объяснять, что на путях провал, попыталась выяснить, нет ли поблизости какого-то устройства связи. И тут взгляд наткнулся на опору. Для человека несведущего – обычный бетонный столб, но Тамара Николаевна-то – железнодорожница. А потому она увидела на нём громкоговоритель, обеспечивающий связь с центральным постом.
– Диспетчер, на путях в районе 240 км – воронка, – начала Рысева. – Это не шутка. Я – бывшая работница вагонного депо Бекасово.

Несмотря на фактор неожиданности, память женщины чётко зафиксировала точное местоположение провала грунта, угрожавшего безопасности движения. Вот когда пригодились знания, полученные в юности ещё в дистанции пути.

Придя на огород, Рысевы увидели, как к месту происшествия приехала бригада путейцев, потом подогнали хоппер со щебнем. Начался ремонт – движение было приостановлено.

Тамара Николаевна подошла к работающим, чтобы узнать, когда же пойдут электрички. Её тут же спросили, не она ли сообщила о ЧП.
– Какая же вы молодец, – благодарили путейцы.

Как потом рассказал начальник Бекасовской дистанции пути Николай Анкудинов, на бетонной трубе, уложенной под путями, разошёлся шов. Через отверстие шириной примерно 15 см хлынула вода, которая и размыла грунт под рельсами.
– Видимо, под тяжестью движущегося поезда грунт раздавил трубу. В течение часа мы наложили «бинт», забетонировали, засыпали щебнем и пробили путь, – сказал Николай Николаевич. – Страшно представить, что могло бы произойти, если бы не бдительность Тамары Николаевны.

Через два дня путейцы приехали к Рысевым уже домой, вручили героине огромный букет и подарок. За ними в гости пожаловали председатель совета ветеранов вагонного депо Вера Котова и члены здешнего профкома.
– Что ж ты, подруга, ничего мне не сказала, – посетовала Вера Николаевна. – Теперь жди вызова в управление дороги.

Так оно и случилось. Накануне поездки в Москву Тамара Николаевна ночь не спала, всё переживала. А когда вошла в большой зал управления дороги, то у неё дыхание перехватило: такая красота, что уже пребывание здесь можно считать наградой. Эмоции захлёстывали и когда Владимир Молдавер говорил ей слова благодарности, вручал ценный подарок. Обо всём этом Тамара Рысева рассказала, когда вернулась домой.

Ветеран признательна всем, кто отметил её поступок. Но главное, по её мнению, в том, что не случилось ничего плохого.

Вера Чубарова
Фото автора




Оставить комментарий
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31