02 апреля 2020 12:47

Три эпохи Виктора Аркатова

Человек, начинавший свою карьеру при семафорах, сегодня успешно занимается микропроцессорными системами

Завтра бывший заместитель министра путей сообщения СССР Виктор Аркатов отпразднует своё восьмидесятипятилетие. А накануне юбилея он выступал перед руководством РЖД с отчётом об испытаниях разработанной им микропроцессорной системы, которой не страшны киберугрозы.
Его мама не умела ни читать, ни писать. Но с малых лет Виктор слышал от неё: «Учись!» Он и учился. Но осенью сорок первого в их деревню вошли немцы. Аркатовых выгнали из дома в сенник к корове, а в хате расположились офицер и восемь солдат. И как же все они потом драпали после Курской битвы! Только повозки бренчали.

…Слушаю пожилого, конечно, но вовсе не старого человека в безупречно белой и тщательно отглаженной сорочке, обладателя многих патентов, автора научных и технических книг, и думаю: как это всё сохранилось в его памяти?..

Младшим Аркатовым война потом аукалась не ранами – документами. Мать-то твердила: «Учитесь!», но не могла прочесть в анкетах про «нахождение на оккупированной территории». Да и прочла бы, не поняла, в чём же вина её детей – ведь не они пустили немцев на родную землю.

А, впрочем, не будь треклятой анкеты, наши железные дороги могли бы лишиться талантливого организатора, учёного и изобретателя. Из-за неё Аркатова не приняли в лётное училище, и он поступил в железнодорожный техникум. Что такое «автоматика, телемеханика, сигнализация и связь на железнодорожном транспорте», в то время и понятия не имел. Он и рельсы-то увидел впервые, когда поехал в Харьков учиться. Но голова была светлая, память фотографическая, наказ материнский помнил свято, и учёба у него пошла, как скорый поезд. В первую же практику он не только лазил на столбы с «кошками» на ногах. Один из всех удосужился изучить трёхметровой длины чертежи всей станции Поворино, запомнил каждую стрелку, семафор, каждое реле – ему было интересно.

Вот этот интерес и набираемые прямо-таки по часам знания стали источником его авторитета. Его избрали старостой, а заодно и комсоргом. Дёргали постоянно: «Витёк, объясни, а?», «Вить, ты вот тут не поможешь?..». При этом ни зубрилой, ни занудой он никогда не был. Любил розыгрыши.

…Все четыре года учёбы в техникуме он на выходные ездил домой – проезд был бесплатный. Привозил картошки, пшена, иногда молочка на неделю. Однажды в поле его застал ливень. Витя разделся, аккуратно сложил в котомку обувку и одёжку – и порысил к поезду в костюме Адама. Перед разъездом дождь кончился. Аркатов в кустах шустро облачился в сухое-чистое, вышел к топтавшимся у рельсов односельчанам и спросил: «А чёй-то вы такие мокрые?!» До сих пор помнит их немое изумление…

После техникума он получил распределение на Донецкую дорогу, где как раз вводили новейшую систему электрической централизации стрелок и сигналов на станции Ясиноватая. Уже через неделю новый электромеханик знал её схему назубок, как «Отче наш», а ещё через месяц послал проектировщикам предложение, как сократить количество реле на каждой стрелке. Ленинградский институт ошеломлённо поблагодарил и сообщил зелёному нахалу, что именно в этом направлении сейчас работает.

Но того уже было не остановить. Он просто фонтанировал идеями. Его перевели в Донецк, в дорожную проектную организацию. Двадцатичетырёхлетний техник на инженерной должности участвовал в разработке системы автоматики теперь уже для целой магистрали. Через полтора года он был уже инженером дистанции, а ещё через полтора его отправили учиться в ЛИИЖТ.

Он приезжает в Ленинград не с пустыми руками – привозит заявку на новое изобретение, собственную схему управления стрелками. Через год её включают в типовой альбом электрической централизации...

Изобретатель – это не профессия. Этому нельзя научить, с этим нужно родиться. Это такой взгляд на мир, когда человек, что бы ни видел, думает об одном – как это устроено и как это усовершенствовать?

Его внук Владик до одиннадцатого класса увлекался танцами. Родители и любящий дед умилялись и радовались его успехам. А потом Виктор Степанович забеспокоился:
– Думаю, надо же парня устраивать как-то. Видно, тряхнуть придётся старыми связями… А он приходит ко мне месяца за два до выпускных – радостный такой. Поздравь, говорит, дед, – я в Бауманский поступил! Как это поступил, спрашиваю, ты же школьник ещё?..

Оказалось, внук втихаря между танцами участвовал в разных конкурсах-олимпиадах Бауманки и допобеждался до индивидуального спецзадания на разработку чего-то там в некоем проекте. Выполнил так успешно, что его досрочно приняли в институт, и для полного зачисления нужно только предъявить аттестат зрелости.
– Я и не знал про такую систему. – Виктор Степанович аж сияет при воспоминании о внуке. И вдруг грустнеет: – Жалко, конечно, что он не железнодорожник…

Действительно, непонятно, как умный человек может не быть железнодорожником!
… В 1960-м Аркатов, получив диплом, возвращается в Донецк и в свои неполные тридцать два становится начальником службы сигнализации и связи всей дороги.

Виктору Приклонскому, начальнику Донецкой магистрали, в ту пору тоже ещё не было сорока. Оба понимали, что родная отрасль стоит на рубеже эпох. И что надо шагнуть в новую – эпоху автоматики. Понимание есть. Силы, энергия, молодой азарт – всё есть. Что мешает? Система.
– Я тебе всё подпишу, – сказал Аркатову Приклонский. – Любое письмо, заявку, чек – всё, что дашь. Но отвечать будешь сам, понятно?

Он понял – и взялся. Ни больше ни меньше – бороться с «системой».

Автоматика требовала надёжной связи. Воздушные провода в новой эпохе не годились. Позарез требовался кабель. Но его производили так мало, что фонды выделялись Госпланом только Министерству связи.

Но был у Аркатова в Донецке приятель-связист. И Виктор насел на него со всей страстью. Про эпохи объяснял, про надёжность, про безопасность людей, грузов и великой страны в целом. А когда приятель дозрел, обрушил на него не просьбу даже – приказ: достать список всех строящихся объектов Минсвязи в масштабах страны.

И тот достал. Поздней осенью, по подмерзающим дорогам Аркатов послал по объектам этим верного снабженца Любу с чековой книжкой Донецкой дороги. Излишки, оставшиеся к концу года, «система» покупать разрешала. И владельцам надо было их продать, иначе им бы срезали фонды следующего года на столько, сколько было излишков.

Люба вернулась с похудевшей книжкой, а в декабре стали прибывать платформы с грузом. Триста километров кабеля! Аркатов чуть не плясал от радости. И тут прибежал заместитель начальника дороги по снабжению: ты что наделал? Нам же на новый год все фонды обнулят – срочно продавай, ирод!

Аркатов отправился к начальнику орса: «Василий Иваныч, пусть отдел рабочего снабжения купит у дороги кабель в декабре, а в феврале, когда вся отчётность подобьётся, опять нам продаст». За счастье почту, охает Иваныч, да денег-то ни копья! А у вас они остались? – спрашивает Аркатов в ОКСе. И отдел капитального строительства, переводит неосвоенные средства орсу, тот покупает кабель, а потом обратно продаёт…

Таким вот маневром и обходили «систему». Только ведь ещё и кабелеукладчики требовались, а фондов на них не было. И та же Люба отправилась в донецкие шахты доставать роторные ножи от угольных комбайнов, а потом крепили их на тракторы «Беларусь»… Позже удалось наладить производство укладчиков в Мариуполе.

Теперь он не может слышать и видеть по телевизору, что и как взрывают и бомбят в Донецке, Ясиноватой, Мариуполе, Иловайской. Больно....

В 1974 году его переводят в Москву, и он становится самым молодым начальником Главного управления сигнализации и связи в истории МПС. Задачи всё те же, только в новую эпоху надо тащить уже не одну дорогу, а всю сеть. И вместо снабженца Любы – Госплан и Госснаб СССР, а сговорчивой дорожной службы – Минфин, и вместо Мариуполя – сеть ведомственных заводов. Под аркатовским чутким руководством за два года они увеличили выпуск устройств СЦБ в полтора раза. Только чистого серебра для этого понадобилось две тонны – и дал Госснаб как миленький.

Виктор Степанович Аркатов проработал в МПС с 1974 по 1990 год, последние 11 лет – заместителем министра по науке. За эти годы было уложено 44 тыс. км кабельных линий связи – одного этого достаточно, чтобы войти в историю. А ведь развивалась ещё и наука, закладывались основы настоящего и будущего железных дорог.

В 1990-м, поздравляя с шестидесятилетием, ему сказали в Госплане СССР, что на будущий год денег на науку государство не выделяет.
– Это как? – юбиляр даже не понял.
– А вот так – совсем, ни копейки. На самоокупаемость переводят.

На следующий день Аркатов подал заявление об уходе на пенсию. Отговаривали все, особенно министр путей сообщения Николай Конарев.
– Считайте, что это в знак протеста, Николай Семёнович, – сказал Аркатов.

Но того, что он сделал, находясь на пенсии, хватило бы другим на несколько успешных карьер. Ряд серьёзных научных и технических трудов, плюс 12 авторских свидетельств на изобретения – это в дополнение к 65 «допенсионным»!

Он опять ответил на вызов эпохи. Человек, начинавший карьеру при семафорах, стал заниматься микропроцессорными системами. Но он остался верен себе, своему взгляду на мир – главное ведь знать, что и как устроено. Вот отрывок из пояснительной записки Аркатова к новейшей его разработке, об испытаниях которой он отчитывался в ОАО «РЖД»:
«На сети железных дорог внедряется несколько вариантов микропроцессорных систем автоматического регулирования движением поездов, в том числе зарубежных разработок. Но достоверно известно, что процессорные элементы и другие составляющие вычислительных средств могут содержать скрытые, недекларируемые возможности, с помощью которых могут осуществляться внешние несанкционированные воздействия, в том числе на функционирование железнодорожного транспорта. Предлагаемая принципиально новая микроэлектронная система автоблокировки защищена от этого. В настоящее время идёт разработка системы микроэлектронной централизации стрелок и сигналов, также защищённой от подобных вмешательств».

Ну вот, как говаривали древние: понимающему – достаточно. Ну а непонятливому можно рассказать о киберугрозах и международном терроризме.

Алексей Черниченко




Оставить комментарий
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31