10 августа 2020 10:55

«Жить надо только честно»

Бдительность Михаила Шведова помогла сорвать фашистское наступление и спасла многие жизни

Михаил Шведов не любил вспоминать о войне. Хотя он был настоящим солдатом. Пришёл с войны с наградами – двумя орденами и медалями. Но, видимо, природная скромность, а ещё тяжесть пережитого заставляли его хранить в себе всё, что было связано с  войной. И даже любимые дети не знали, что их отец настоящий герой.
Жизнь рано стала его испытывать на прочность. Когда он был ребёнком, мать умерла от тифа. Отец вскоре ушёл к другой женщине. Троих детей Шведовых взяла к себе сестра покойной матери. Она и обогрела сирот, и научила, как жить. А жить, говорила, надо только честно, отдавая сполна свои силы делу, которым занимаешься. И не важно, какой будет награда и будет ли она вообще. Главное, что сам поступил по совести. С таким напутствием Михаил и пошёл в большую жизнь.

Когда началась война, Калужская область, где жили Шведовы, оказалась в зоне боевых действий. Нашим войскам пришлось отступать под натиском фашистов. Они несли большие потери. И тогда в Красную Армию стали брать не только мужчин призывного возраста, но и тех, кто был несколько моложе. Так в рядах защитников Отечества оказался и Михаил Шведов, которому было тогда семнадцать с половиной лет.

Высокий, белокурый, с широким разворотом плеч и по-детски пухлыми губами… Таким смотрит он со старенькой фотографии мая 1942 года, сделанной сразу после присяги. В глазах читается с трудом скрываемое напряжение. Да и понятно, не на курорт ведь ехал. Но он быстро разобрался со своими страхами. Понял, что честность и на войне – первое дело. Ведь ты под градом пуль и разрывами снарядов не за себя стоишь, а за всю страну. А значит, должен не просто выстоять, но и победить.

Премудрости службы Михаил осваивал быстро. Начав воевать рядовым, уже через несколько месяцев стал наводчиком пушек в истребительном противотанковом дивизионе, затем командиром орудия в этом дивизионе, позже – в танковом полку. Ему повезло: получив четыре ранения, он остался жив.

В мирное время работал в Калуге помощником машиниста и машинистом сначала паровоза, потом тепловоза. Жил и трудился «по Платонову», в рассказе которого семья героя состояла из машиниста, его жены и паровоза. Вот и Шведов относился к локомотиву, как к родному, – постоянно протирал детали, смазывал и подтягивал их, чтобы ничего не стучало, не гремело, не перегревалось в рейсе. На пенсию вышел в 1979 году из депо Калуга, но дома не усидел. Стал трудиться машинистом в промышленном транспорте.

Его сын Игорь Шведов показывает мне документы отца. Тут и благодарности за хорошую работу, и грамоты, и выписки из военного билета.
– Детей у отца трое: два сына и дочь, – говорит он. – Семья наша дружная, хорошая. Мы любили собираться вечером или по выходным за общим столом. Но что удивительно… Отец никогда не говорил о войне, хотя в то время разговоры о ней велись часто и на работе, и дома. Просто потому, что слишком мало прошло времени после её окончания. Слишком близким было всё, что с ней связано. У нас собирались гости, поднимали рюмки за Победу, мужчины вспоминали свои военные подвиги… И только отец продолжал молчать. Но я был слишком мал, чтобы об этом задумываться. И, признаюсь, не очень осознавал, что такие награды, как у моего отца, а это два ордена – Красной Звезды и Отечественной войны – дают только храбрецам.

Однако военное прошлое вернулось и к Михаилу Шведову. Это произошло, когда в 1988 году его разыскал однополчанин гвардии капитан Иван Кривенко. Оказалось, тот много лет пытался разыскать Шведова, найти о нём какие-нибудь сведения. Но безуспешно, что неудивительно. После войны многие меняли место жительства, документы терялись, в архивах путаница… А Михаил ушёл с головой в мирную жизнь. Работал, создавал семью, растил детей… Возможно, думал, что будет лучше, если о войне ему ничто не будет напоминать. Но оказалось, что боевая дружба – это не только воспоминания о тяжёлых сражениях, потерях товарищей, но прежде всего радость Победы.
– Отец стал ездить на встречи в Москву с однополчанами, – вспоминает Игорь Михайлович. – Возвращался всегда каким-то помолодевшим, в приподнятом настроении. Рассказывал, какие они отличные ребята, его бывшие сослуживцы. Все герои, и сейчас не сдаются возрасту и болезням. И он будет брать с них пример. Сам-то он ничем особо на войне не отличился. Просто выполнял свой солдатский долг.

И вдруг в августе 1990 года в газете «Знамя» появляется статья Ивана Кривенко, в которой главным героем, отважным, находчивым, был Михаил Шведов.
– Для нас это было потрясение! – рассказывает Игорь Михайлович. – Мы вдруг увидели нашего скромного отца другим человеком, обладающим охотничьим чутьём на врага, бесстрашием настоящего воина. Но он только рукой на нас махал, когда мы просили его рассказать, что называется, от первого лица, что же тогда произошло.

Это был первый бой за освобождение Чехословакии. Он разгорелся 10 апреля 1945 года под Брно. Перед танкистами стояла задача – выйти на восточную окраину города. Среди этих бойцов в составе экипажа под управлением лейтенанта Кузьминова был и Михаил Шведов.

Атака развивалась успешно. Большой город уже вырисовывался издалека. Однако потом сопротивление немцев усилилось.

Когда до Брно оставалось километра три, танкисты увидели у дороги четыре одинаковых домика, похожих на прямоугольные коробки.

Они очень заинтересовали Шведова. Он и сам не понимал почему. Обычные вроде строения. Кажется, что не жилые. Но в нём удивительным образом крепла убеждённость, что эти домики скрывают что-то важное. И Михаил стал убеждать Кузьминова ударить по ним фугасным снарядом. Командиру было нелегко пойти на этот шаг. Вести огонь по зданиям без крайней необходимости командование запрещало. Берегли гражданское население. Но Кузьминов всё-таки рискнул под горячим напором Шведова.

Первый домик разлетелся на щепки. И тут бойцы увидели, что за ним скрывался «Тигр». А рядом ещё три фашистских танка.

Когда советская пехота и наши танки дошли до этих домов, лейтенант Кузьминов приказал Шведову осмотреть одно из зданий. Тот осторожно вошёл внутрь. В темноте сразу перед входом разглядел чернеющий провал подвала. Раздался шорох. «Хенде хох!» – скомандовал Михаил. Тут подоспел и Кузьминов. Они спустились в подвал с фонарём. И увидели двух раненых немцев и лежащий в стороне кожаный портфель. Оказалось, это были фашистские офицеры высокого звания. А документы в портфеле касались планов немецких войск на этом участке фронта. По сути, бдительность Шведова помогла сорвать вражеское наступление. В противном случае они бы, несомненно, нанесли нашим частям большой урон.

В бою под Брно экипаж Кузьминова уничтожил два «Тигра», два дота и три ПТО, за что сразу же получил от командования благодарность. Позже лейтенант был представлен к званию Героя Советского Союза, а командир орудия Шведов награждён орденом Отечественной войны II степени.
– Таких людей, как наш отец, миллионы, – говорит Игорь Шведов. – Но это они спасли страну – простые солдаты великой войны. И не считали себя героями. Для них это было естественным поступком – защитить Родину, когда она в опасности. Поэтому мой отец искренне не понимал, что уж такого особенного он сделал, чтобы об этом рассказывать.

Михаил Шведов всего лишь пять месяцев не дожил до 50-летия Победы. А так мечтал ещё хоть разочек встретиться с однополчанами…

Наталья Кузина




Оставить комментарий
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31