17 июня 2019 12:05

Законно ограниченные

Экологические организации, попавшие в список «иностранных агентов», настаивают на том, что они вне политики.
Так называемый закон об иностранных агентах, который Госдума приняла летом 2012 года, обязывает общественные объединения, получающие деньги или имущество из-за рубежа и участвующие в политической деятельности на территории России, регистрироваться в статусе иностранного агента.

За два с небольшим года таковыми признаны 15 некоммерческих общественных организаций (НКО). Среди них оказались и две экологические: калининградская «Экозащита! – Женсовет» и саратовская ассоциация «Партнёрство для развития». При этом согласно тому же закону об иностранных агентах «защита растительного и животного мира» не относится к политической деятельности.

Саратовские экологи уверены, что им досталось за то, что они отстаивают общественные интересы, которые зачастую вступают в противоречие с интересами отдельных хозяйствующих субъектов. «Мы поднимаем острые вопросы и пытаемся заставить органы власти повлиять на их решение. Всё это делается исключительно в соблюдение требований природоохранного законодательства. Этой деятельностью, возможно, мы и перешли кому-то дорогу», – считает директор ассоциации «Партнёрство для развития» Ольга Пицунова.

В своё время и калининградские, и саратовские защитники природы активно занимались правозащитной деятельностью. «Экозащита! – Женсовет» с 2007 года вела кампанию против строительства Балтийской атомной электростанции, а «Партнёрство для развития» пыталось привлечь внимание общественности к вопросам безопасности при увеличении мощности Балаковской АЭС.
«Безусловно, такие НКО затрагивают экономические интересы многих компаний, обладающих высокими экологическими рисками, – замечает директор по природоохранной политике Всемирного фонда дикой природы (WWF) РФ Евгений Шварц. – И общественники в данном случае лишаются всякой правовой защиты».

По мнению экспертов, закон позволяет произвольно трактовать термин «политическая деятельность», ведь НКО так или иначе связаны с формированием общественного мнения, а, следовательно, любую из них можно заподозрить в иностранной агентуре. «Поэтому мы настаиваем на чётком определении того, что относится к политике, а что нет», – говорит Евгений Щварц.

По мнению директора Института прав человека Валентина Гефтера, политическая деятельность предполагает использование власти и принятие управленческих решений. «Всё остальное – наблюдение, мониторинг, консультирование, оценивание, критика государственных решений – никакого отношения к политике не имеет», – уверен он.

Несмотря на то что статус «иностранного агента» не приравнивается к статусу «шпиона», эксперты уверены, что его обладатели столкнутся с трудностями в работе.
«Дело даже не в дополнительной отчётности, а в том, что работать им будет сложнее. К примеру, на сайте Минюста недавно был опубликован предварительный проект документа, согласно которому чиновникам запрещается сотрудничать с «иностранными агентами», – рассказывает директор информационно-аналитического центра «Сова» Александр Верховский.

Что касается оценки деятельности той или иной общественной организации, собеседники «Гудка» единодушны в том, что «оценивать НКО нужно не по тому, откуда они берут деньги, а по тому, соблюдают ли конкретные законы страны, в которой работают».
«Для нас наша работа – это призвание. Мы делаем её вне зависимости от наличия или отсутствия финансирования. В принципе, нашу деятельность ничто не ограничивает, кроме того что у нас отнимают время и силы, которые могли быть потрачены на пользу общества», – говорит Ольга Пицунова.

Юлия Соловьёва



Оставить комментарий
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31    

Выбор редакции

Летний призыв