21 января 2020 02:55

Стихии вопреки

Магистраль была последней незатопленной транспортной артерией города

На простой, казалось бы, вопрос – назвать имена железнодорожников, отличившихся в противостоянии с наводнением в Комсомольске-на-Амуре, – ответа так и не последовало. «Никого нельзя выделить, – твёрдо сказали в Дирекции инфраструктуры по Комсомольскому региону. – Все работали самоотверженно».
Позицию дирекции я поняла, когда оказалась на месте событий – возле дамбы, которую строили железнодорожники. Своими плотно подогнанными друг к другу серыми мешками она больше напоминала крепостную стену. Чем, собственно, и являлась во время паводка. В каком-то десятке метров от дамбы так лениво и неспешно течёт Амур, что разъярённым его даже трудно представить. Между тем разбушевался он не на шутку. Вода начала прибывать с 26 августа. Иногда за сутки и на 17 см, и даже на 19. Её уровень поднялся до 9 м 12 см, намного преодолев свой исторический максимум в 7 м 20 см.

Такой ровный и удобный, казалось бы, для жизни рельеф Комсомольска-на-Амуре, без особых взлётов и падений, при наводнении сыграл злую шутку. Вода спокойно, без преодоления, забирала территорию под себя. Уже был затоплен аэропорт, автодороги. Некоторые дома ушли под воду по самые крыши. Уже несколько раз объявлялась эвакуация населения. Все понимали: если Амур зальёт и железную дорогу, будет потеряна последняя транспортная артерия.
– Мы отлично осознавали всю серьёзность обеспечения движения, – говорит заместитель начальника дороги по территориальному управлению Комсомольского региона Виталий Липский. – И даже мысли не допускали, что не справимся с этой задачей.

На строительстве дамбы в иные дни работали до 150 человек. За три недели было возведено сооружение длиной 2 км 100 м.
– Мы работали круглосуточно, – рассказывает дорожный мастер Иван Тюлюпа. – Ночью при искусственном освещении. Было организовано четырёхразовое горячее питание. Однако местные жители приносили и привозили сюда продукты. Хотели поддержать. Они же понимали, что мы работаем для всего города.

Иван трудился на дамбе с 3 сентября. Он один из первых железнодорожников, кто получил благодарственное письмо от администрации Комсомольска-на-Амуре за вклад в борьбу с наводнением.
– Да просто надо было кого-то отметить, вот мою фамилию руководство и назвало, – говорит он. Видно, что его весьма раздражает перспектива выделиться среди остальных строителей дамбы. – Я отличился не более других. Поймите, ситуация была настолько сложной, что все работали с полной отдачей.

А ведь вначале Тюлюпа думал, что такая мобилизация сил на дамбе, яростные темпы её строительства ни к чему. В конце концов, даже если бы вода и подтопила рельсы, с этой проблемой можно справиться и в рабочем режиме.
– Реально я осознал всю опасность, когда на Амуре начался шторм, – голос Ивана при этих словах становится тихим. – Волны перехлёстывали через дамбу. Вода бурлила в каком-то метре от путей. Вдоль другой, городской, дамбы выстроился прямо в воде живой щит из солдат. Иначе её было не удержать. Стало по-настоящему страшно. И тогда я эвакуировал свою семью.

Грунт, мешки, укрывной материал, снова мешки… Таков нехитрый порядок укладки дамбы. Но важно всё это уложить так, чтобы она устояла под ударами стихии. Науку возведения таких сооружений уже освоили к тому времени в Хабаровске, где наводнение произошло раньше. И хабаровские коллеги постоянно консультировали комсомольских железнодорожников. Высоту дамбы определили в метр. Этого было бы достаточно, если Амур поднимется до 10 м.

Всё время требовался песок. Большой его запас имелся в расположенном рядом депо. Потом он закончился. Стали возить песок с Мылок, это примерно в 40 км от Комсомольска-на-Амуре. Но простоя не допустили. Большую помощь оказали подразделения ОАО «Бамстроймеханизация» – они предоставили экскаваторную технику, машины с самосвалами на безвозмездной основе.

Первые 200 м дамбы были уложены стремительно. Потом начались трудности. Техника дальше уже не могла подойти. Пришлось таскать песок на руках и возить на тележках. Всего же за это время было выгружено 167 тыс. тонн материалов, в том числе щебень. Заготовлено 64 тыс. мешков с песком.

Параллельно с возведением дамбы на расстоянии 350 км поднимали пути на трёх участках, где на 18–20 см, а где и на 35–40. Работали в «окна», не нарушая движение.
– Мы не допустили не то что остановки поездов, но даже задержки. Были только ограничения скорости от 40 до 25 км/ч, – говорит Виталий Липский.
– Жаль, что теперь дамбу придётся разбирать? – спрашиваю я Ивана Тюлюпу. – Всё-таки такой колоссальный труд был затрачен на её возведение.

Иначе-то нельзя. Зимой мешки могут замерзнуть, треснуть, и тогда песок окажется на путях. А это уже угроза безопасности движения.
– Песок пригодится в противогололёдных работах, – говорит Иван. – Другое дело, весной обещают паводок. И тогда придётся опять строить дамбу.



Оставить комментарий
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31      

Выбор редакции

Летний призыв