17 января 2020 19:25

Плечом к плечу

На помощь тонущему посёлку им. Тельмана пришли железнодорожники

Между станцией Покровка-Пристань Дальневосточной дороги и посёлком им.Тельмана нет границ. Его дома начинаются сразу за зданием станции. Но именно эта близость фактически и спасла посёлок от затопления. На помощь ему пришли железнодорожники, построив на пути Амура дамбу. Между тем проживают в этом посёлке 1300 человек.
Длинная серая дамба из мешков, другая из песка, раздрызганная земля, почерневшие от воды деревянные дома – немые свидетельства нападения на эти места Амура. Он протекает в каком-то десятке метров от земляного полотна. Возле насыпи сидит немолодой мужчина в высоких резиновых сапогах и внимательно следит, как большой пневматический насос откачивает из оврага воду. Оказалось, это бывший начальник станции Покровка-Пристань Анатолий Верещагин. Он живёт в посёлке, а несколько лет назад вышел на пенсию.
– Теперь я часовой, – объясняет он. – Мусор из оврага выгребаю. За насосом смотрю. Если он забьётся грязью и вода в него не поступит – сгорит. А он, между прочим, полтора миллиона стоит. И добро жалко, и надо, чтобы вода отсюда ушла.

Анатолий Григорьевич вышел на свой пост, когда Амур стал опадать. Большинство домов благодаря построенной железнодорожниками дамбе не пострадали. За исключением тех, которые находились в низине. Чтобы отвести оттуда воду, был разобран и раскопан путь и через него переброшен в овраг насос, который предоставила администрация посёлка. Ну а следить за работой устройства стал бывший начальник станции.

Однако противостояние с Амуром началось куда раньше – 16 августа, когда вода поднялась выше допустимых 5 м. Стали строить дамбу шириной 2 м. Потом пришлось увеличить её до 6 м. Но вода всё поднималась. До сих пор на берегу реки стоит мерный шест, который лучше любых сводок сообщал о поведении Амура. Было решено в наиболее опасных местах возводить ещё одну дамбу. Но из-за повышения уровня воды в акватории порта, который находится совсем рядом с этим местом, вдоль дамбы появилось течение. В результате вода просачивалось, вымывая мелкие частицы. Чтобы отвести течение, на сооружении было сделано несколько замков.

За время противостояния со стихией одна патовая ситуация следовала за другой. А 29 августа из-за подъёма реки Покровка-Пристань вообще оказалась отрезанной «от большой земли», и железнодорожники лишились возможности получать материалы для строительства дамбы с Транссиба. Тогда они стали брать те, которые имелись в порту.
– Обстановка была такой, что решения приходилось принимать в считанные секунды, – вспоминает руководитель работ по строительству дамбы, заместитель начальника Дальневосточной дирекции инфраструктуры Александр Гавриленко. – Но ситуация всегда была под контролем.

Сейчас свою вахту возле насоса Анатолий Верещагин несёт круглосуточно и ночью не раз выходит к нему. Делает всё бесплатно.
– Да какие деньги! – возмутился он. – Вы бы видели, как мы здесь работали!

Верещагин давно уже на пенсии, но говорит «мы», потому что действительно все, кто трудился на дамбе, превратились в единое целое. Плечом и плечу работали управленцы, путейцы, движенцы. Иногда по пояс в воде, борясь с течением… Но за две недели построили дамбу общей длиной примерно 2,5 км. С учётом земляного полотна её максимальная высота выросла почти до 6 м.
– Работы шли круглосуточно, – вспоминает начальник Хабаровской дистанции пути Евгений Мысливцев. – Простоя не было вообще. Каждый день тут находилось от 40 до 100 человек, в зависимости от стоящей задачи. Мастера нередко отказывались ехать домой. Приходилось людей просто заставлять отдыхать. Все понимали – вода не ждёт.

Сначала Амур за день поднимался на 10–15 см. Затем больше… Потом достиг своего исторического максимума – с учётом волны 8 м 8 см. За сутки приходилось разгружать и 25, и 30 думпкарных вагонов. А потом таскать на спине мешки с песком, потому что не везде можно было использовать технику. В среднем за 12 часов 30 человек укладывали от 5 до 7 тыс. мешков. Рекордом тех дней стало 7,5 тыс. мешков.

Понятно, что и сама станция находилась в особом режиме. Из семи имеющихся здесь путей работали только два, из которых один – тупиковый. Но проводились все маневровые работы. А помещение станции стало настоящим штабом.
– В этой комнате стояли бутыли с питьевой водой, – проводит для меня экскурсию по зданию Покровки-Пристани начальник станции Дмитрий Самцов, – тут сушили спецовки. Там располагалась полевая кухня, которая обеспечила полноценное горячее питание. А здесь проводились оперативные совещания.

Заместитель начальника Дальневосточной дирекции инфраструктуры Александр Гавриленко в Покровке-Пристани буквально дневал и ночевал. Сейчас, глядя, как крепко тут вросла дамба, невольно подумаешь, что Александр Сергеевич построил за свою жизнь не одно такое сооружение.
– На самом деле это мой первый опыт, – признаётся Гавриленко. – Конечно, существует технология подобных противоаварийных работ. Она предусматривает, в частности, для предотвращения разрушения земельного полотна его обсыпку скальным грунтом. За основу мы и взяли эту инструкцию, применяя мешки с песком и укрывной материал.

Между тем для дороги, надо прямо сказать, в создании дамбы особой необходимости не было. Проще и дешевле было дать Амуру возможность зайти на станцию. А когда вода уйдёт, ликвидировать все последствия этого и провести ремонт пути. И недели хватило бы на такие работы. Станция к тому же не пассажирская. Да и её грузовые возможности весьма скромные. У неё 5-й класс. В день обслуживает 2–3 вагона.
– Но рядом был посёлок, – напомнил мне начальник Хабаровской дистанции пути Евгений Мысливцев. – Никто даже не усомнился в том, что усилия были потрачены не зря.
– Посёлок тогда затопило бы по самые крыши! – воскликнул начальник станции Покровка-Пристань Дмитрий Самцов. – Когда мы начали строить дамбу, дома уже стояли в воде. Люди плавали на лодках.

Дмитрию всего-то 31 год. Но руководит станцией он уже с 2009 года.
– Я очень люблю эту станцию. И потому что грузовая работа вообще интересная. И потому что у Покровки-Пристани замечательная трудовая биография.

До 1996 года станция имела 2-й класс. Она работала на северный завоз. В день выгружали до 90 вагонов и грузили 60. Причем всё – от иголок, меховых шапок до угля. Весь металл для строительства знаменитого амурского железнодорожного моста тоже шёл через неё. Но востребована она была пока существовала паромная переправа, отсутствовала вторая очередь амурского места. А теперь занимается только погрузкой песчано-гравийной смеси и выгрузкой угля.

Сейчас Покровка-Пристань постепенно приходит в норму. В помещении уже провели косметический ремонт. Работает и выход со станции. Открыт главный ход. Когда я была там, осталось расчистить два пути. Для этого рабочие смещали дамбу, эскалатор отводил песок от пути. Потом его вручную очистят от песка и скальника. Весной природа доведёт дело до конца. Покроет зеленью грязные овраги. И мало что будет напоминать об отчаянном противостоянии наводнению. Но, думается, для тех, кто в те нелегкие дни здесь работал, события эти станут семейным преданием, о котором будут знать и их внуки, и правнуки.


Оставить комментарий
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31      

Выбор редакции

Летний призыв