Новости дня

Как пассажиры выпивали и закусывали в станционных буфетах

История | Четверг | 30.01.2020 | 12:21
 
85 лет назад общепит на вокзалах перешел на хозрасчет
Как пассажиры выпивали и закусывали в станционных буфетах
фото: Леонид Великжанин / ТАСС
85 лет назад, 25 января 1935 года, вышло Постановление Совета труда и обороны СССР, предписывавшее передать станционно-вокзальные буфеты из системы Центросоюза в систему Народного комиссариата внутренней торговли, завершив этот процесс к 8 февраля 1935 года. Перераспределение полномочий позволило создать систему хозрасчётных предприятий общепита на вокзалах и избежать жалоб потребителей на качество еды.

С началом НЭПа (решение о переходе к новой экономической политике было принято X съездом РКП(б) 14 марта 1921 года) и введением в действие очередной редакции Правил НКПС станционные и вокзальные буфеты перешли в ведение частных торговцев. Нередко вокруг буфета образовывался кооператив, состоявший из родственников и друзей. Они составляли меню исходя из запросов местных жителей, а пассажиры радовались возможности продегустировать национальные блюда. Отдел питания Народного комиссариата путей сообщения ограничился контролем качества блюд в буфетах, требования были строгими.

Историк железных дорог Алексей Вульфов приводит пример меню 20-х годов: «Бархатное пиво, раки, расстегаи, сёмга, балык, икра красная и чёрная, колбасы пяти и более сортов, окорока и ветчины, водка... огурчики прыгучие, грибочки солёные, пироги печёные и жареные с начинками, ну и непременно самовар, в любое время суток парящий и урчащий, отдельные заварочные чайники, сахар со щипчиками, баранки, конфеты в коробках для барышень «Жорж Борман» и тут же – «Большевичка».

На подмосковных железных дорогах было объявлено социалистическое соревнование на лучшие рецепты для бутербродов и других блюд (в частности, на борщ, щи и уху). Повар буфета теперь мог привлекать к своей работе помощников, в том числе членов своей семьи.

Однако в 1927 году у работников буфетов начались неприятности. Из-за отравления несвежим мясом в станционном буфете на Московской (Центральной) железной дороге умерли три пассажира, было начато служебное расследование. По его итогам отдел питания НКПС был расформирован, а его функции перешли к Центральному союзу потребительских обществ – полугосударственному образованию, подчинявшемуся Совету труда и обороны (СТО) СССР. СТО должен был контролировать качество продуктов, поставляемых в точки общепита. Он же направил для обследования буфетов санитарную инспекцию, которая обнаружила многочисленные случаи нарушения норм и правил.

В 1928 году анонимный инспектор писал: «Некачественной еды много, но при этом непонятно, кому жаловаться. В Наркомпути нас слушать некому, у Центросоюза нет прав что-то поменять... Надеемся на решительные меры товарищей из СТО».

Между тем бывшие сотрудники отдела питания НКПС вместе с Центросоюзом разработали ставшую широко известной «шкалу свежести», в которой было три степени. Правда, даже «третья свежесть» не должна была навредить здоровью пассажиров. Чтобы избежать отравления мясными продуктами, было разрешено отпускать в неограниченных количествах дешёвую водку – как считалось, в целях обеззараживания организма.

В итоге к 1929 году многие пассажиры садились в поезда уже пьяными. Начальник отдела агитации и пропаганды НКПС Александр Щербаков жаловался: «Разъяснительные беседы не помогают. Нет никакой возможности убедить людей не напиваться в буфетах... Это наносит удар по нашим железным дорогам».

Опять возник вопрос о переподчинении станционного общепита.

На коллегии НКПС и Центросоюза было решено: буфеты и столовые (как недвижимое имущество, не имеющее прямого отношения к железным дорогам) остаются под управлением кооператоров, но железнодорожный отдел питания будет воссоздан, чтобы не допускать конфликтных ситуаций. На этом заседании Александр Щербаков предложил не пускать пьяных людей в поезда, так как они представляют опасность для себя и окружающих. Но тогда его инициативу сочли слишком радикальной.

В 1930 году станционные буфеты и столовые пережили очередной скандал. Проверка Наркомата по военным и морским делам выявила многочисленные нарушения в работе СТО, который недосмотрел за поставщиками. Мясо для бутербродов (прежде всего колбасы и ветчина) поставлялось армейскими хозяйствами и было невысокого качества, к тому же бутерброды могли храниться в холодильниках несколько суток и теряли свои пищевые качества.

Отметим, что основными клиентами в железнодорожных буфетах и столовых были военные, чаще других пользовавшиеся железными дорогами. Во время перевозки воинских частей солдатам и офицерам было официально предписано питаться на станциях, так как общепит обслуживал их бесплатно.

В результате скандала отдел питания НКПС был восстановлен со всеми прежними правами и обязанностями, а буфеты и столовые перешли под его управление (хотя поставки и обслуживание по-прежнему осуществлял Центросоюз). Начальник отдела питания НКПС Фёдор Хаустов жаловался, что «пассажиры, наевшись и напившись в буфетах, отказываются пользоваться вагонами-ресторанами, что приносит нам убыток».

В результате проведённого в 1933 году обследования выяснилось, что на крупнейших железных дорогах среди тех, кто пользовался услугами буфетов, было очень мало крестьян и рабочих. Из этого сделали вывод о том, что «станционный буфет в его нынешнем виде только поощряет классовые различия». В очередной раз было решено провести реформу общепита.
«Задача железных дорог – возить людей, а не кормить, – писал Александр Щербаков. – Мы можем опасаться за моральное состояние наших граждан, которых мы избаловали. Они вполне могут и не поесть лишний раз, ничего плохого в этом нет».

Преобразования носили странный характер. В порядке эксперимента в 1934 году было предложено не продавать еду пассажирам, которые ехали в поездах дальнего следования и могли воспользоваться вагоном-рестораном. Одновременно с этим у пассажиров пригородных поездов при посадке на поезд изымалась личная еда – чтобы вынудить их посещать буфет. Впрочем, от этой меры отказались уже через месяц.

Решили сократить и количество буфетов, чтобы продукцию в них было легче проверять. 25 января 1935 года «станционно-вокзальные и пристанские буфеты» перешли в ведение Наркомата внутренней торговли, НКПС сохранил контроль только за зданиями общепита. Все станционные буфеты были признаны предприятиями, работающими на полном хозрасчёте, а для улучшения работы они были объединены в «кусты». Заготовка еды проходила централизованно, вышестоящие организации имели полное право распоряжаться материальными ресурсами и регулированием запасов и продуктов, а также перераспределять их между отдельными буфетами. В таком виде общепит на железных дорогах проработал до 1941 года, и за эти шесть лет роста числа жалоб на еду не наблюдалось.
Владимир Максаков
Теги

Комментарии
    0
Защита от автоматических сообщений

Cегодня в СМИ