Новости

Реклама

Дорога принцессы Ольденбургской

История | Понедельник | 18.11.2019 | 12:08
 
Принцесса была деятельной хозяйкой с передовыми взглядами и управленческими навыками
Дорога принцессы Ольденбургской
фото: Личный архив
В 1879 году, 140 лет назад, император Александр II подарил своей племяннице поместье в Рамонском уезде Воронежской губернии. Со временем туда протянулась рельсовая колея.

Станция Рамонь была построена в 1901 году в ходе прокладки линии Графская – Елец. В конце XIX века Общество Юго-Восточных железных дорог имело большие планы на развитие железнодорожного сообщения от станции Графская. Об этом пишет коммерческий агент общества Александр Родзевич в первом выпуске путеводителя «Спутник пассажира по Юго-Восточным железным дорогам»:

«В непродолжительном времени станция Графская будет узловым пунктом: кроме существующих направлений на Воронеж и Козлов, со станции Графской можно будет проехать через Рамонь – Задонск в Елец и по продолжению существующей в 83 верстах ветке Графская – Анна, до Таловой на Харьково-Балашовскую железную дорогу».

Однако на деле ограничились укладкой 18 вёрст железнодорожного полотна до поймы реки Воронеж, в 2 верстах от села Рамонь. Станция с одноимённым названием стала тупиковой станцией 4 класса, вокруг которой начал разрастаться посёлок.

Железнодорожная ветка Графская – Рамонь, без сомнения, обязана своим появлением на свет активному присутствию там в последней четверти XIX века членов императорского дома – принца и принцессы Ольденбургских, Евгении Максимилиановны и Александра Петровича.

В 1879 году император Александр II подарил имение «Рамонь» своей племяннице Евгении. Принцесса оказалась весьма деятельной хозяйкой с передовыми взглядами и управленческими навыками.

В короткий срок она сумела превратить старинное русское село и 7 тыс. десятин земли в процветающее капиталистическое хозяйство и, как бы сегодня сказали, социально ориентированное. Для местных жителей Евгения Максимилиановна построила «образцово устроенную школу», больницу, детские ясли, столовые и общежития для мастеровых завода и инженеров; рабочим выдавались ссуды на строительство жилья. По последнему слову животноводческого дела было основано откормочное хозяйство крупного рогатого скота, отстроен комплекс конезавода с конюшнями, манежем, ветлечебницей.

Принцесса полностью перестроила и оснастила передовым оборудованием на паровой тяге сахарный завод, доставшийся ей вместе с землями, пристроила к нему кондитерский цех, выпускавший до 400 сортов конфет и шоколада отменного качества. Продукция рамонской кондитерской фабрики в 1903–1905 годах завоёвывала высшие награды на международных выставках в Лондоне, Париже, Брюсселе.

В имении построили водонапорную башню и провели систему водопровода, были электрифицированы многочисленные предприятия.

Рамонцы трудились на обширных сельхозугодиях, сахарном заводе и кондитерской фабрике, женщины ткали ковры из верблюжьей шерсти, для чего специально было закуплено и содержалось стадо азиатских верблюдов. За рекой находился зверинец, где разводили специально завезённых из Европы речных бобров и благородных оленей.

Этот зверинец в дальнейшем станет основой учреждённого в 1923 году бобрового заповедника (ныне – Воронежский государственный биосферный заповедник им. В.М. Пескова).

По только что построенной железной дороге продукция сахарного завода и кондитерской фабрики вывозилась в столицы и за границу.

В обратном направлении паровозы доставляли вагоны с донецким углём, что позволило отказаться от дровяного топлива и значительно повысить производительность. Благодаря железной дороге в Рамонь стали завозить более дешёвое для завода сырьё – сахарную свеклу – из имения помещика Перелёшина, расположенного на анненской ветке.

И, конечно, жемчужиной рамонского поместья стал возведённый в 1887 году по проекту Христофора Неслера дворцовый ансамбль.

Вновь обратимся к современнику Ольденбургских, Александру Родзевичу, который в своём путеводителе подробно описывает «прелестнейший уголок» Воронежской губернии:

«Великолепный царский дворец, отличающийся необычайной простотой, но в то же время большим вкусом и изяществом. Построенный в староанглийском стиле, как по наружному виду, так и по внутренней отделке, дворец служит ярким свидетелем высокого эстетического вкуса Августейших создателей и устроителей Рамони; в особенности красотой и изяществом отличается дворцовая библиотека, где весь потолок разделан во вкусе древнегерманского стиля, все деревянные части представляют собой чудную живопись по дереву способом выжигания, собственноручно исполненную Ея Императорским Высочеством Принцессою Евгенией Максимилиановной Ольденбургской».

Но в октябре 1905 года на кондитерской фабрике случился страшный пожар, уничтоживший огромное количество готовой продукции на складах. По свидетельству очевидцев, расплавленный сахар, конфеты и патока «сладкой рекой» стекали в реку Воронеж. Пожар бушевал 2 недели. Он стал роковым для Ольденбургских.

Поговаривали, что это была месть машинистов сахарного завода, которые бастовали в то время и на усмирение которых из Воронежа присылалась военная команда.

Событие тяжело отразилось на здоровье Евгении Максимилиановны. Она слегла, её разбил паралич, принц Александр увёз её на лечение в Гагры. А всё хозяйство из-за многомиллионных долгов перешло в Удельное ведомство под государственное управление. «Конфетная империя» Ольденбургских рухнула и больше не возродилась.

В 1911 году оборудование кондитерской фабрики было продано новым хозяевам – предпринимателям Андрееву и Шварцу, вывезено в Воронеж, где дало жизнь новому предприятию – Воронежской кондитерской фабрике.

Марина Варсан
Материал опубликован в газете «Вперед» 15.11.19

Комментарии
    0
Защита от автоматических сообщений
Еще по теме

Сортировка по-русски
История
Понедельник | 09.12.2019 | 11:52
И винтовкой, и кувалдой
История
Пятница | 06.12.2019 | 14:55

Cегодня в СМИ