Новости

Реклама

Одно событие – постройка магистрали – повлекло множество последствий

История | Пятница | 30.08.2019 | 12:07
 
В конце 19 века железная дорога буквально преобразила жизнь небольшого городка
Одно событие – постройка магистрали – повлекло множество последствий
фото:
Сегодня Курган сложно представить без железной дороги. Она не просто «вплелась» в жизнь города, изменила его архитектуру и характер, но, в сущности, «сделала» его.

Это признавали и наши предки. Вот строки, опубликованные в местной газете через два года после прибытия в Курган первого поезда: «Смотрим и собственным глазам не можем верить! Много ли времени прошло с тех пор, как мы услышали первый свисток локомотива, возвестившего нам о доведении до нашего города Великой Сибирской железной дороги, соединившей нас с Европой, а уже нас узнать нельзя! Откуда взялась эта лихорадочная деятельность, сообразительность, энергия? Откуда взялись средства, которых прежде днём с огнём отыскать было невозможно! Неужели этот пронзительный свисток локомотива, возвещающий о приходе поезда, имеет такую магическую силу будить людей от вековой спячки, апатии! Да, мы проснулись! Осмотрелись кругом, увидели тьму, нас окружающую, грязь, в которую опустились по уши, и быстрыми шагами зашагали вперёд, к свету, пробитому к нам великим путём! Нашлись у нас люди, которых мы прежде не замечали, нашлись у нас и общественные деятели-инициаторы, нашлись и средства, и рабочие руки!».

Торжественная закладка железной дороги в Кургане состоялась 22 июня 1892 года. Как сообщили «Тобольские губернские ведомости», это событие «вылилось во всенародный праздник». Спустя 16 месяцев, 4 октября 1893 года, в город пришёл первый поезд из Челябинска. Так в официальных документах появилось наименование «Станция Курган». Предполагалось, что она будет третьего класса, а значит – иметь пассажирское здание, то есть вокзал, водоёмное здание (водонапорную башню), паровозное здание (депо) для одного или двух резервных паровозов, а также товарную платформу и пакгауз. Но к торжественному моменту появления первого поезда ничего этого не было. Сооружения начали возводить только в мае 1894 года. Местные газеты сообщили: «Железнодорожный вокзал у нас ещё не строится, но место для фундамента уже изготовлено; навален и камень, по которому приходится ломать ноги следующим к железной дороге». Следующая публикация прошла в августе: «На станции происходит постройка вокзала и депо. Для водопровода уже проложены трубы на всём протяжении от Тобола до станции и воздвигнута башня». И, наконец, отчёт за сентябрь: «Вокзал железнодорожный почти готов». Его официальное открытие совпало с пуском временного деревянного железнодорожного моста через Тобол – к этому времени Транссиб шагнул уже в сторону Омска, и Курган перестал быть конечной станцией.

Появление железной дороги позволило городу перейти в совсем иной статус: он стремительно ворвался в число «тяжеловесов». Зримое свидетельство тому – состоявшаяся в августе 1895 года Курганская сельскохозяйственная и кустарно-промышленная выставка, торжественное открытие которой сопровождалось «молебствием, музыкой и речами, которые произнесли старейший протоиерей Иоанн Волков и тобольский губернатор Н. М. Богданович». Кстати, «музыка» была представлена омским казачьим оркестром в числе 33 нижних чинов и одного офицера; это доподлинно известно, поскольку председатель выставочного комитета Сергей Валерианович Карнович лично ходатайствовал «о получении разрешения на бесплатный проезд по железной дороге из Омска до Кургана музыкантов для участия в открытии выставки».

Впрочем, по железной дороге прибыли практически все гости. Как уже говорилось, экспозицию почтил своим присутствием тобольский губернатор. Компанию ему составил министр земледелия и государственных имуществ Российской империи Алексей Сергеевич Ермолов. А фамилии крупных промышленников, пожаловавших на выставку, украсили бы любую компанию. Француз виконт де Кювервиль, кстати, так увлёкся Курганом, что потом решил остаться в городе ещё на несколько дней…

Не оставили это событие без внимания и железнодорожники. Сначала в город прибыл товарищ (или, как принято говорить сегодня, заместитель) министра путей сообщения Н.П. Петров с супругой, а следом появился и сам министр путей сообщения князь М.И. Хилков. Ему была доверена честь закрыть выставку и спустить выставочный флаг.

В городе представителей МПС всегда принимали тепло. В архивах сохранилась запись, что к визиту министра городской управой куплены были фарфоровое блюдо ценой 1 рубль 80 копеек и серебряная солонка стоимостью 4 рубля 75 копеек. Мэрия не поскупилась: деньги эти по тем временам были немалые, так, снять на месяц квартиру можно было за 2–3 рубля. Правда, прокладка железной дороги вызвала резкий рост населения, и уже через несколько лет найти приличное жильё в Кургане было непросто, а цены на квартиры поднялись аж до 10 рублей в месяц.

Вместе с вокзалом в полосе отчуждения стремительно выросли и другие постройки. На карте города, составленной Н. А. Юшковым в 1906 году, видно, что за железнодорожным полотном уже разместились товарный двор, материальный двор, весы, хлебные сараи, а также строились театр и железнодорожный клуб. А со стороны города были возведены продовольственный пункт, становище для переселенцев, сам вокзал, а перед ним сквер, лечебный покой, ледники, техническое училище, огороды и ещё один товарный двор.

Кстати, о товарных дворах. С появлением железной дороги торговля в городе оживилась невероятно! Рядом с вокзалом, например, появился склад товарищества «Братья Нобель»! Да-да, тех самых! Причём к тому времени Альфред Нобель уже придумал динамит и основал премию своего имени. На «нобелевском» складе, как гласила реклама в местной газете, «всегда имелись в продаже специальные нефтепродукты высшего качества» – смазочные вещества, бензин, масло для автомобилей, моторное топливо, мазут и сырая нефть.

Непосредственно на станции действовали ещё две транспортные конторы – «Надежда» и «Россия». Они отправляли грузы, главным образом, в европейскую Россию и к портам. Как было указано в дореволюционном справочнике по Западно-Сибирской дороге, Зауралье, «густонаселённый земледельческий район, ежегодно даёт до 5 миллионов пудов разного груза (хлеб, сало, масло, мясо, дичь) на прямое отправление, выдвигая значение станции Курган как одной из наиболее деятельной по всей линии. В 1898 году одного хлебного груза отправлено было на запад 4 миллиона 007 тысяч пудов». Очевидцы рассказывали, что гружёные подводы тянулись к товарным дворам день и ночь! Кстати, на станции уже тогда были оборудованы очень современные, по тогдашним меркам, склады-ледники, принимавшие на хранение до 40 тысяч пудов груза. Они также снабжали льдом специальные поезда, перевозящие масло к столичным центрам и портам Балтийского моря.

Вообще после строительства Транссибирской магистрали торговые обороты зерном, сливочным маслом, животными жирами и обработанной кожей выросли в регионе в сотни раз. И эти товары уверенно вышли на европейские ярмарки! Вдумайтесь: только за один 1901 год в Европу было вывезено 2,5 миллиона пудов масла высочайших сортов, что дало прибыль в 30 миллионов полновесных золотых рублей. Встречным потоком в Россию пошли европейские товары – станки, оборудование, предметы роскоши. Зауральские дамы получили возможность заказывать наряды в Париже. Свидетельство тому – запасники Курганского краеведческого музея, где хранятся щёгольские шляпки, выполненные в лучших мастерских Франции, и стопки модных журналов.

Деньги за перевозку грузов поступали колоссальные. «Тобольские губернские ведомости» от 6 ноября 1894 года писали: «Со дня открытия железной дороги по октябрь месяц (то есть за год) поступило за перевозку грузов в местное казначейство 37 822 руб. 42 коп., причём транспортной конторой «Надежда» отправлено до 20 000 пудов разных грузов (в пересчёте на принятые сегодня меры – более 320 тысяч тонн). Каждый пассажирский поезд до Омска выручает до 2000 руб., чего, говорят, во время постройки дороги совсем не ожидали». А через пару лет, по образному выражению местного журналиста, поезда уже шли «битком набитые народом». Автор сетует: «Такого многолюдства при постройке железной дороги, вероятно, не имелось в виду, иначе курганский вокзал устроен бы был гораздо больше и удобнее. В настоящее время большая часть пассажиров четвёртого класса в ожидании поезда размещается на дебаркадере. Через общую же комнату положительно нет возможности пройти, не рискуя наступить на чьи-либо ноги. О буфете и говорить нечего – положительно мал и представляет скорее нечто вроде харчевни с распивочной торговлей, чем буфет Великой Сибирской железной дороги».

Кстати, когда движение до Омска открылось, на линию Челябинск – Омск было доставлено 29 паровозов, 1010 крытых товарных вагонов и платформ и всего 31 вагон для пассажиров. Этим парком несколько лет и обходилось пассажирское движение на участке. Что касается стоимости проезда, то с 30 августа 1894 года дорогой была назначена плата за каждый перегон между двумя ближайшими станциями: в III классе по 60 коп. с пассажира за один перегон, в IV классе – 30 коп., за один пуд багажа – 5 3/4 коп.

Первый деревянный вокзал, который так ругали газеты, сгорел через несколько лет. Событие это обсуждали долго, оно даже стало своего рода точкой отсчёта для горожан. На этом же месте очень скоро было построено из кирпича одноэтажное каменное помещение. Оно поражало горожан затейливой архитектурой, продуманными деталями, соразмерностью. Как именно выглядел этот вокзал, мы можем увидеть благодаря снимкам первого курганского фотографа Алексея Ивановича Кочешева.

За минувшее столетие с этим зданием случилось множество «метафорфоз». Вокзал сильно пострадал в Гражданскую войну, был восстановлен в 20-е годы, пережил несколько реконструкций… Сегодня он двухэтажный, просторный и комфортный. А вот две водонапорные башни, стоящие сбоку от вокзала, сохранились в первоначальном виде. Они предназначались для снабжения паровозов водой. «Старшую» возвели в 1891 году над артезианской скважиной. Потом башни стали «подпитываться» из Тобола: вода поступала по специально построенному водопроводу, так называемому продольному. Сегодня башни выполняют не только художественную роль, выступая в качестве прекрасных моделей для творческих людей, но и при необходимости могут питать, например, пожарные машины.

Вокзал, какой бы период своей жизни ни переживало это здание, всегда был и остаётся одной из главных достопримечательностей города. Ещё сто лет назад сюда приходили не только по делам, но и пообщаться, показать себя и посмотреть на других. Здесь даже назначали встречи влюблённые. Эти стены видели и немало знаменитых людей. Так, в 20-х годах курганцы принимали на вокзале «всесоюзного старосту» Михаила Калинина. Мест¬ное партийное руководство хлебом-солью встретили его у вагона и сразу же повели авторитетного гостя на привокзальную площадь. Здесь с широкой телеги Михаил Иванович в течение трёх часов выступал с речью об экономической политике партии в отношении бедного крестьянства. В 30-х годах из вагона московского поезда вышел человек из ближайшего сталинского руководства Валериан Куйбышев. У того задача была иная: нацелить курганцев на успешное выполнение пятилеток. Говорят, Валериан Куйбышев зашёл в сам вокзал, посмотрел помещения и сказал: «Бедно живёте!».

Здание помнит и Никиту Хрущёва, он приехал 4 марта 1969 года. Вот как описывала это событие газета «Призыв»: «У нас сегодня праздник вдвойне», – гордо заявляют курганцы. Накануне выборов, 4 марта, они сердечно принимали у себя самого дорогого и близкого гостя – Никиту Сергеевича Хрущёва. Глава Советского правительства прибыл сюда для того, чтобы вручить области орден Ленина и поздравить трудящихся Советского Зауралья с успехами в развитии сельского хозяйства».

Несколько лет назад здесь же принимали Президента РФ Владимира Путина. И газета «Призыв» тоже подробно описала это событие.

Марина Пономарёва
Материал опубликован в газете «Призыв» 30.08.19

Комментарии
    0
Защита от автоматических сообщений

Cегодня в СМИ