Новости

10 ч
10 ч
2 д
2 д
3 д

Реклама

Николай Никифоров: «В холдинге должен быть сформирован общий банк вакансий»
 

Первые лица | Воскресенье | 21.04.2019 | 23:56
Роспрофжел завершил отчётную кампанию по подведению итогов Отраслевого соглашения по организациям железнодорожного транспорта и Коллективного договора ОАО «РЖД» за 2018 год и сейчас готовится к переговорам, предваряющим заключение новых документов на следующую трёхлетку. О том, что удалось сделать для улучшения условий труда и быта работников и какую позицию займёт профсоюз на грядущих переговорах, «Гудку» рассказал председатель отраслевого профсоюза Николай Никифоров.  
Николай Никифоров: «В холдинге должен быть сформирован общий банк вакансий»
фото: Архив ИД «гудок»
– На сети подведены итоги выполнения Отраслевого соглашения по организациям железнодорожного транспорта и Коллективного договора ОАО «РЖД» за прошлый год. Как прошла отчётная кампания, каковы основные результаты?   
– Итоги за 2018 год уже подведены во всех структурных подразделениях филиалов ОАО «РЖД», на полигонах дорог и в функциональных филиалах. В отчётных форумах и конференциях участвовали первые лица компании и профсоюза, начальники железных дорог и председатели дорпрофжела. Было немало и рядовых работников, которые подключались к обсуждению из студий, в том  числе на линии. Так, при проведении регионального социально-экономического форума на Южно-Уральской дороге к студии в Челябинске, где присутствовали примерно 130 человек, было подключено 38 линейных студий. Таким образом, только на полигоне этой железной дороги в обсуждении дополнительно участвовали свыше 700 работников. Всего, по нашей оценке, в колдоговорных мероприятиях приняли участие более 80 тыс. человек. Главный вывод отчётной кампании – обязательства Отраслевого соглашения и Коллективного договора компании в основном выполнены. Второй год обеспечивается рост реальной заработной платы, в прошлом году – на 6%. Также произошли позитивные изменения в части ремонта, обеспечения санитарно-бытовыми помещениями, в содержании и поставках вагонов сопровождения. Это особенно важно для работников путевых машинных станций и других подразделений компаний, которые работают в «окна». Начались первые поставки специальных сборно-разборных бытовых комплексов, где есть и кухня, и спальное место, и душевая. Это была идея профсоюза, мы позаимствовали её у транспортных строителей. На сеть начали поступать современные пункты обогрева и новые вагоны сопровождения. 
Проводится работа по сокращению нарушений трудового законодательства, локальных нормативных актов компании и положений Коллективного договора. Уже второй год наблюдается снижение нарушений: в 2018 году – на 18% по всем организациям и на 20% по РЖД. У нас не было ни одного коллективного трудового спора, конфликта.

– Какие проблемы поднимались работниками и проф­комами в ходе обсуждений?
– Без замечаний не обошлось. Серьёзная проблема и в прошлом году, и сейчас – недостаточное обеспечение работников инструментами и средствами малой механизации. Мы наблюдаем это и по Дирекции инфраструктуры, и в «Трансэнерго», и в других подразделениях – в  России сегодня поставщики не могут в полном объёме обеспечить производство таких инструментов. Какое-то время назад компания снизила заказы и производство свернули. Сейчас, когда инструменты нужны и РЖД готовы их закупать, оказалось, что не у кого. Выход в том, чтобы искать новых производителей и поставщиков, например в оборонно-промышленном комплексе. 
Также нужно наладить учёт инструментов – нормативы, которыми сейчас пользуются, устарели. Смогли же создать электронный учёт спец­одежды и спецобуви, навели порядок. Вот и с инструментами нужно также разобраться, обновить нормативы и сделать долгосрочные заказы, чтобы производство могло развиваться. 
Проблема остаётся и с бытовыми помещениями для работников. Часть из них находится на балансе в дирекциях по обслуживанию зданий и сооружений на дорогах, часть – в центральных дирекциях. Каждый планирует расходы на содержание самостоятельно, нет единого подхода. Взять, например, программы, разработанные Центральной дирекцией инфраструктуры. Они распространяются только на помещения, которые у них на балансе. Но если здание обслуживает кто-то другой, неужели там не работник ЦДИ находится? 
И потом, как можно понять, сколько нужно бытовых и производственных зданий и сооружений отремонтировать, какие средства закладывать, если у нас нет единой базы? Также нужна программа по строительству новых зданий и сооружений. Позицию профсоюза в конце 2018 года поддержал генеральный директор, 30 марта истёк срок поручения по созданию общих программ. Надеемся, что теперь мы получим комплексный документ, который охватит все бытовые помещения. 
В прошлом году на волне роста объёмов перевозок снова обострилась ситуация со сверхурочной работой. Из-за издержек в планировании нагрузка, например, в некоторых локомотивных депо среди машинистов распределяется непропорционально. У одних сверхурочные зашкаливают за 200–300 часов при разрешённых Трудовым кодексом 120, другие даже норму не вырабатывают. 

– К слову, о сверхурочных. Как профсоюз оценивает предложение Минтранса по продлению рабочего дня для машинистов пассажирского движения при ведении в одно лицо с 7 до 8 часов? 
– Это предложение обсуждается с лета прошлого года.  
Если и готовить распоряжение о продлении рабочего дня машиниста, там должно быть прописано, в каких случаях это возможно. Должны соблюдаться определённые технические и бытовые условия. В проекте прописано, что кабина локомотива должна быть оборудована автоведением, там должны быть созданы все бытовые условия, но надо ещё предусмотреть стоянки для машиниста, чтобы он мог элементарно отвлечься по необходимости, пищу принять. 
С организацией труда и отдыха не всё так просто. Нам говорят, что при 8-часовом рабочем дне в движении машинист будет 6 часов, ещё час до работы и час после займут приёмо-сдаточные работы.  Но как быть с тем временем, которое машинист тратит на то, чтобы добраться до депо? Если он работает в Москве, например, а едет из Подмосковья, это плюс пару часов. Вряд ли можно сказать, что в это время он отдыхает, это тоже определённая нагрузка. Мы бы хотели получить заключения медицинских организаций, узнать, как влияют на человека после 7 часов работы такие факторы, как мерцание, монотонность, электромагнитные волны, оценить, как организм способен справляться с накапливающейся усталостью. 
Также нам нужно получить обратную связь от профкомов, машинистов и помощников машинистов. Решение, даже, может быть, прогрессивное, не должно ударить по людям. 

– Внедрение передовых технологий, той же системы автоведения локомотивов, неминуемо приведёт к сокращению рабочих мест. Какой выход видит профсоюз?
– Позиция профсоюза – не соглашаться с увольнением работников до тех пор, пока работодатели не представят веских оснований, например, внедрят новую технику, изменят технологию, станут использовать прогрессивные формы организации труда и производства. Недопустима практика повышения производительности труда за счёт сокращения штата.
В то же время бессмысленно отрицать, что роботизация приводит к сокращениям. Единственный верный, с нашей точки зрения, шаг – создание учебных центров и переобучение работников профессиям, которые будут востребованы в холдинге. Говорим, например, о ведении в одно лицо – сразу должны думать, что будет с помощниками машинистов, где можем их использовать. Стоит заранее начать обучать их другим специальностям, тем же IT-технологиям.  
В действующем Коллективном договоре ОАО «РЖД» предусмотрены меры содействия занятости работников. Считаем правильным закрепить их и в новом документе. Будем настаивать и на разработке при необходимости Программы содействия занятости высвобождаемых работников, при этом в холдинге должен быть сформирован общий банк вакансий, чтобы при сокращении работнику предлагались места не только в компании, но и в дочерних и зависимых организациях холдинга.

– Что сейчас, в год подписания Отраслевого соглашения и Коллективного договора ОАО «РЖД», волнует людей на сети и каких изменений они ждут?
– В первую очередь всем интересно, будут ли сохранены основные традиционные гарантии и льготы в новых документах. Высказываются и пожелания о поощрении за результаты работы и росте реальной заработной платы при повышении производительности труда. Северяне ходатайствуют об установлении процентной надбавки всем молодым работникам независимо от стажа проживания в северных регионах и от того, предусмотрена ли такая льгота в субъектах РФ для работников бюджетных организаций. Дальневосточники просят, чтобы компания распространила План по привлечению и сохранению персонала на предприятиях на территории БАМа не только на участки от станции Лена до станции Комсомольск-на-Амуре, но и на работников всех «исторических» станций БАМа – то есть от станции Тайшет до станции Советская Гавань. Есть вопросы по медицинскому обслуживанию, поскольку много времени тратится на поездки в медучреждения для прохождения осмотров. Возникают сложности, как добираться до работы и обратно, связанные с тем, что пригородных поездов, особенно на отдалённых станциях, стало меньше. Много предложений по улучшению  условий труда и отдыха работников. 
Мы  уже получили свыше 500 предложений, поступивших от дорпрофжела и первичных профсоюзных организаций или непосредственно от рядовых работников.   

– Какие изменения внесены в профсоюзный вариант проекта нового Отраслевого соглашения и Коллективного договора ОАО «РЖД»?
– Давайте начнём с Отраслевого соглашения. Профсоюз предлагает расширить понятие «организация железнодорожного транспорта» и включить в него учреждения, которые образованы железно­дорожными организациями. Это связано с тем, что постоянно возникают дискуссии, распространяется ли действие Отраслевого соглашения на работников негосударственных учреждений здравоохранения и образования ОАО «РЖД». Также предлагается закрепить понятие «работник предпенсионного возраста» с фиксацией обязательных гарантий и льгот для таких работников. Ещё хотелось бы уточнить размер выплат при травмировании работника на производстве. 
Далее про Коллективный договор ОАО «РЖД». Все нововведения можно условно разделить на несколько блоков. Первый касается оплаты и мотивации труда. Мы, без сомнения, будем выходить на коллективные переговоры с предложением по материальному стимулированию работников компании и ДЗО за результаты работы по итогам года. Нужно создать документ с понятными, чёткими критериями премирования. 
Мы считаем оптимальным проводить ежегодную индексацию зарплаты не реже двух раз в год в конкретные сроки – с 1 марта и с 1 октября, не ниже размера прогнозной инфляции. При этом предлагаем предусмотреть конкретные параметры роста реальной заработной платы персонала в зависимости от повышения экономической эффективности работы ОАО «РЖД». 
Второй «пакет» предложений касается защиты работников предпенсионного возраста. Это и разработка программ по обучению второй профессии и переобучению, запрет на применение к ним режима неполного рабочего времени, предоставление оплачиваемых дней на ежегодную диспансеризацию и дополнительных дней отпуска, санаторно-курортного и реабилитационного лечения и ещё ряд других предложений. 
Мы рассчитываем, что компания согласится принять норму о доставке работников от места жительства к месту работы и обратно в структурных подразделениях и их участках (околотках, объектах) с ограниченной транспортной доступностью. 
Есть предложения предоставлять студентам-целевикам оплачиваемые рабочие места на время прохождения производственной практики, а молодым специалистам компании компенсировать 50% стоимости аренды жилья в случае отсутствия специализированного жилищного фонда. 
Мы понимаем, что нельзя строить воздушные замки – наши  предложения должны быть выполнимыми, компания должна иметь экономическую базу для их реализации. В переговорном процессе важен деловой, конструктивный подход при решении самых сложных вопросов. Надеюсь, что в рамках сложившегося социального партнёрства все разногласия будут урегулированы в ходе коллективных переговоров.

– Рассматривает ли профсоюз возможность применения новых подходов при распределении льгот между работниками компании в новом Коллективном договоре?
– От профсоюзной стороны подобного рода предложений нет. Отдельные примеры таких подходов к предоставлению гарантий, компенсаций и льгот есть в Федеральной грузовой компании, вагонных ремонтных компаниях. Например, каждому депо выделяется на эти цели определённый бюджет, и работники решают, что им важнее: компенсация стоимости проезда по личным надобностям, детское оздоровление, материальная помощь к отпуску, занятие фитнесом или другие льготы. 
Сейчас у нас универсальный Коллективный договор. Наша позиция – не ухудшить положение работников. На каком-то этапе молодым работникам необходимо многое: и бесплатный проезд, и детское оздоровление, и семейный отдых, и корпоративные дошкольные образовательные учреждения. А у более зрелых работников часть из этих льгот уже не востребована, но есть необходимость, скажем, в оздоровлении. При введении нового порядка нужны очень тщательные расчёты, чтобы не ухудшить социальную обстановку в трудовых коллективах. Мы против монетизации.

– В своё время Роспрофжел предлагал запретить передачу внешним компаниям производственных функций. Какова ситуация с аутсорсерами сегодня?
– У нас нет положительных примеров применения аутсорсинга. Работники жалуются на уменьшение размера заработной платы, она выплачивается не в полном объёме и с задержками. Коллективных договоров в большинстве таких организаций нет, льгот и гарантий тоже. Во многих случаях вместо трудового договора заключаются гражданско-правовые договора, срочные договора. На Восточно-Сибирской дороге ситуация уже дошла до абсурда. Заключён договор с ООО «Транс-Сервис», но, судя по всему, работников у компании не имеется. Иначе как объяснить то, что 1 апреля в дома отдыха локомотивных бригад на станциях Куанда, Киренга, Вихоревка, Игирма, Усть-Илимск на смену не пришёл ни один человек. В дома отдыха локомотивных бригад на станциях  Лена, Новый Уоян, Таксимо, Новая Чара, Коршуниха пришло по одному человеку. Проблем много, мы стараемся их решить.   
 
– Вчера профсоюз отмечал своё 114-летие. В этот день принято ставить цели на будущее. Какие ставит Роспрофжел?
– Профсоюз – консервативная организация, у нас всегда была одна цель – социально-экономическая защита работника. Это заработная плата, это занятость, условия труда, производственного быта, организация культурного и спортивного досуга, лечение и отдых. Вот набор, чем мы занимаемся и будем заниматься. Профсоюз будет всегда – люди будут объединяться, чтобы защитить свои права. 

Российский профессиональный союз железнодорожников и транспортных строителей (Роспрофжел) – один из старейших и крупнейших в профсоюзном движении страны. Датой рождения отраслевого профсоюза железнодорожников считается 20–21 апреля 1905 года, когда проходил первый учредительный съезд в Москве, провозгласивший создание Всероссийского внепартийного железнодорожного союза. Съезд принял платформу, где говорилось, что «целью союза является защита материальных, правовых, культурных и служебных интересов служащих и рабочих всех железных дорог, что может быть достигнуто лишь при наличии демократического государственного строя». А уже в конце августа 1905 года на съезде рабочих Забайкальской железной дороги была принята резолюция «О проф­союзах», после чего на всех железных дорогах начали создаваться крупные профсоюзные объединения.
Вчера отраслевой профсоюз отметил 114-летие. Отстаивание интересов членов проф­союза на протяжении всей истории было и остаётся его главной задачей. 
Сегодня в Роспрофжеле состоит порядка 1,4 млн человек – это работники, занятые на железнодорожном транспорте, в транспортном строительстве, метрополитенах, ведомственной охране, метростроевцы, мостостроители, работники отраслевых здравниц и учебных заведений, учащиеся, студенты и их преподаватели.
В Роспрофжел входят 18 дорожных территориальных организаций профсоюза (дорпрофжелы). Отраслевой профсоюз действуют в 79 субъектах Российской Федерации. В интересах членов профсоюза Рос­профжел заключает 4 отраслевых соглашения – по организациям железнодорожного транспорта, транспортного строительства, предприятий промышленного железнодорожного транспорта и учреждений образования, подведомственных Росжелдору, а также более 800 коллективных договоров, определяющих льготы и гарантии свыше установленных трудовым законодательством. 
Мария Абдримова

Комментарии
    0
Защита от автоматических сообщений