Общество / 04.12.20 07:47

«Железнодорожная революция» в Чите

Этот год в истории Забайкальской магистрали богат на годовщины памятных и трагических дат

Этот год в истории Забайкальской магистрали богат на годовщины памятных и трагических дат
 | Общество
фото:Архив музея истории ЗабЖД

Волнующие события 115-летней давности, отгремевшие в Чите и на Забайкальской железной дороге, в советской исторической науке получили название «Читинская республика». Это был один из череды эпизодов двоевластия, прошедшего по огромной территории Российской империи, от Варшавы до Дальнего Востока, в 1905-07 годах, на фоне провальной русско-японской войны и кризиса управления.

Не вдаваясь в политические подробности кровавой русской драмы, расскажем о событиях в Чите, где главной движущей силой той революции стали железнодорожники.

Строительство Великого Сибирского железнодорожного пути повлекло за собой массовое переселение людей на восточные окраины Российской империи, где быстрыми темпами росло городское население.

В 1897 году в Чите началось строительство Главных железнодорожных мастерских, ставших основной базой революционного движения в городе. Первые ячейки российской социал-демократической рабочей партии (РСДРП) нашли благодатную почву в рабочих коллективах благодаря активной общественной деятельности будущего «воинствующего безбожника» Емельяна Ярославского, в миру – Минея Губельмана.

Уже в 1902 году рабочие Читинских мастерских начали создавать революционные кружки, отмечать первомайские праздники, читать запрещённую литературу. Русско-японская война дала новый импульс революционному движению и стала катализатором вооружённых выступлений рабочих.

Несмотря на то, что Забайкалье было глубоким тылом Маньчжурской армии и являлось транспортным коридором в Китай, абсолютного порядка здесь не наблюдалось. Брожение и недовольство в рабочей и городской среде царило повсеместно. Бесконечные собрания с экономическими, а затем и политическими лозунгами, раздражение существующим порядком вылились в трёхдневную забастовку в последних числах января 1905 года. Забастовка произошла в преддверии знаменитой Мукденской битвы. Подобная ситуация продолжалась в мастерских на протяжении всей весны того революционного года.

25 июля две тысячи рабочих завода прекратили работу и выдвинули администрации 33 требования экономического характера. Через три дня к ним присоединились рабочие паровозного депо Чита. Забастовка продолжалась 13 дней. Сложно представить, что это всё проходило в условиях военного времени, но факт – головное предприятие стратегической дороги простаивало две недели.

Парадокс ситуации заключался в том, что бездействие властей воспринималось оппонентами как слабость, а любые ответные действия – как проявление неслыханной жестокости.

Оба варианта развития событий влекли дальнейшие акции радикалов. Один из рабочих лидеров, Николай Баранский, назвал пассивность военного губернатора области Ивана Холщевникова, не допускавшего эскалации насилия, поведением «старой бабки». Успех августовской забастовки в Читинских мастерских привёл к всплеску протестного движения на всех предприятиях Забайкальской железной дороги от Иркутска до Сретенска и Маньчжурии, а с окончанием в конце августа русско-японской войны комитет Читинского РСДРП всерьёз заговорил о захвате оружия в полосе отвода железной дороги и создании рабочих дружин.

Формальным поводом к вооружению народа послужила волна уголовных преступлений, захлестнувшая города восточной окраины России. Это было вызвано передачей Японии южной части Сахалина и ликвидацией там крупнейшей каторги. Заключённые в большинстве амнистировались и перевозились на материк, где опять сбивались в банды.

Интересен факт, что в вооружённой Чите, в отличие от других городов страны, не было ни черносотенных погромов, ни высокой уголовной активности.

7 октября 1905 года началась всероссийская стачка, в которой приняло участие 700 тысяч железнодорожников по всей стране, а через неделю к забастовке присоединилась и Забайкальская железная дорога.

Движение поездов на всём забайкальском участке прекратилось на пять дней! С началом забастовки около 70 рабочих Читинских мастерских проникли на территорию материального склада, где стоял вагон с оружием железнодорожного батальона, и попытались вскрыть его. Прибывшая караульная полурота стрелять отказалась. Огонь по нарушителям открыл поручик Шпилевский, смертельно ранив молодого рабочего Абрама Кисельникова, который к вечеру умер.

Похороны убитого 19 октября железнодорожника превратились в огромную демонстрацию протеста, в которой шло несколько тысяч человек. Участие в ней приняли рабочие мастерских, служащие телеграфа, приказчики, гимназисты. Вся эта огромная процессия после похорон была решительно и жёстко разогнана казаками подъесаула Беспалова. На этот раз власть не побоялась применить силу, что привело к ещё большему обострению ситуации. Особое возмущение горожан вызывало избиение детей-гимназистов. Воспользовавшись ситуацией, местные социал-демократы потребовали освободить всех политических заключённых из читинской тюрьмы. 21 октября на свободе оказались Виктор Курнатовский, Николай Бабушкин и другие революционеры-активисты, что значительно усилило позиции радикалов.

В мастерских с августа вёл свою деятельность бывший офицер Антон Костюшко-Валюжанич, под именем слесаря Ивана Григоровича. Несмотря на то, что Забайкальская железная дорога с 20 октября была передана в ведение начальника тыла Маньчжурской армии генерала Надарова, обстановка только накалялась. В конце ноября в мастерских произошло многотысячное собрание, избравших Совет солдатских и казачьих депутатов во главе с Костюшко-Валюжаничем. На этом же собрании в железнодорожных мастерских и паровозном депо Чита был введён 8-часовой рабочий день. Дата 22 ноября стала началом «Читинской республики».

Воспользовавшись тем, что на путях железнодорожной станции Чита-вокзал скопились вагоны с оружием, боевые дружины Костюшко-Валюжанича начали его захват. К середине января в руки рабочих мастерских и депо перешло 32 тысячи винтовок, три с половиной миллиона патронов, сотни пудов взрывчатки и пироксилиновых шашек. Всех трофеев хватило бы на вооружение целого армейского корпуса. Оружие тут же начали переправлять на крупные железнодорожные станции, четыре вагона с винтовками Николай Бабушкин повёз в Иркутск.

Военный губернатор Забайкальской области Иван Холщевников отказался от попыток взять ситуацию в свои руки. За него это сделали другие.

23 декабря Николай II ввёл военное положение по всей линии Сибирской и Забайкальской железных дорог. Для усмирения волнений, по предложению премьера Витте, были направлены карательные экспедиции генералов Ренненкампфа из Харбина и Меллер-Закомельского из Москвы.

Генерал Меллер-Закомельский, продвигаясь на восток,12 января разгромил паровозное депо на станции Иланская, там было убито 19 железнодорожников и ранено 70.

17 января на станции Мысовая его солдатами был расстрелян Николай Бабушкин с пятью активистами, перевозившими оружие в Иркутск.

21 января четыре эшелона экспедиции Ренненкампфа подошли с востока к Чите. Готовые принять бой, в окопах вокруг мастерских заняли оборону полторы тысячи вооружённых рабочих, все подходы к заводу были заминированы. Однако уже на следующий день, после переговоров с новым военным губернатором Сычевским (Холщевников был арестован Ренненкампфом), боевым отрядам поступил приказ комитета РСДРП – «вооруженного сопротивления не оказывать».

Не встретив отпора, власти начали проводить изъятие оружия и чинить военно-полевые суды над участниками беспорядков. Барон Меллер-Закомельский очень сожалел, что Чита не получила большой крови. «Разгром Читы послужил бы прекрасным уроком всем этим революционным обществам, – считал он, – и надолго отнял бы у них охоту устраивать революции». В последний день февраля 1906 года военный суд приговорил Костюшко-Валюжанича, старого рабочего мастерских Столярова, помощника начальника станции Чита-вокзал Цупсмана и приказчика потребительской лавки Вайнштейна (по ошибке он был принят за революционера Браиловского) к повешению, но Ренненкампф заменил этот приговор расстрелом. Казнь была исполнена 2 марта у подножия Титовской сопки. Железнодорожные мастерские в Чите были временно закрыты.

Много лет спустя знаменитый советский географ и участник тех далёких событий Николай Баранский заявлял, что «…сибирская железная дорога породила всё сибирское движение» и революция 1905-1907 годов за Уралом стала «железнодорожной революцией».

На фото: На Титовской сопке в Чите есть памятник расстрелянным

Владислав Реутов старший научный сотрудник музея истории ЗабЖД

Первые лица

В раздел →

Новости

Все новости →

Мероприятия

В раздел →